Яша поймал большую щуку рассказ с картинками

Прочитайте онлайн Жук и геометрия. Рассказы | 6. ДИМ-РЫБОЛОВ

В прошлое лето Дим был таким еще маленьким — сейчас даже вспомнить смешно, — что ловил рыбу в кадке с дождевой водой. Вода стояла давно, она была мутная, зеленая. Конечно, там никакая рыба не жила, водились одни головастики, похожие на крошечные гвоздики с большой шляпкой. Кроме головастиков и еще неизвестно откуда берущейся зеленой тины, в кадке ничего не было.

Это Дим увидел потом, когда воду из кадки вылили, так как Вовка посадил туда живого рака, которого откуда-то принес, чтоб этот рак у него жил. Вовка еще накидал туда дохлых мышей, потому что раки едят все дохлое, но этот рак мышей есть не захотел, он, наверное, их никогда не видел и не знал, что их можно есть, и сам сдох. Про это узнала тетя Оля, сильно ругалась и велела воду из кадки вылить. Вода впиталась в землю, а головастики долго еще шевелились, потом набежали куры и всех головастиков поклевали.

Всю зиму Дим мечтал: придет лето, и он будет ловить рыбу. Сделает себе настоящую удочку и поймает… щуку. Он даже часто играл так: когда мама приносила из магазина свежую рыбу, Дим брал одну, привязывал ее к нитке, нитку к палочке и, напустив в ванну воды, ловил — опускал, выдергивал, опять опускал и опять выдергивал. Это было приятно, но совсем не так, как на реке.

В первый же день на даче Дим пристал к Вовке: сделай мне удочку. Сперва Вовка отмахивался — некогда, да погоди, да зачем тебе… Но Дим все ныл и ныл, пока Вовке не надоело.

— Ладно, — сказал он, — пойдем. Дам тебе удочку. Зуда!

Вовка повел Дима в сарай, достал из-под крыши связку удилищ, выбрал самое кривое и короткое и кинул на землю.

— На! И отвяжись. Нитку тетя Оля привяжет.

— Какой еще тебе крючок? И без крючка сойдет. Без крючка даже лучше…

Но выросшего Дима не обмануть, как в прошлом году.

Вовка, ворча что-то под нос, покопался в карманах и дал Диму крючок. Дим долго с удивлением разглядывал его: огромный, белый, без ушка и без бородки, — это же просто согнутая булавка, такая, которыми Вовка накалывал бабочек в коллекцию. Но лучше уж такой, чем никакого…

— Иди — лови! — усмехнулся Вовка. — Да ведерко захвати побольше, куда рыбу класть. А ко мне не приставай.

Дальше Дим и сам знал, что делать. Он накопал в консервную банку с землей червей — самых длинных, толстых и красных. В спичечную коробку наловил на окне мух: отрывал мухам головы, и без голов они все равно жили и ползали. На лужайке перед домом поймал несколько зеленых кузнечиков — в другую спичечную коробку. Сунул в карман кусок хлеба. Надо бы пойти к навозной куче на краю поселка — посмотреть, нет ли белых червей (Вовка говорил, что их хватает любая рыба), но там напротив жил маленький мальчишка Василей. Этот Василей был очень злой. Он постоянно сидел на заборе и дразнил всех, кто шел мимо. И кидался земляными комками, разрывающимися, как маленькие бомбы.

— Ловить — только на Синявке. Дальше — ни шагу! Смотри!

Синявкой называлось место, где купались малыши. Глубина там была — курице по колено, а малышей — больше, чем рыбы.

Зато через луг тянулась длинная канава, полная воды. Канава заросла травой, вечерами в ней квакали лягушки, днем по воде скользили на невидимых коньках какие-то козявки — бегали взад-вперед, а под водой стайками носились головастики, не такие, как в кадке, а большие: с глазами, хвостами, а некоторые и с лапками. Еще в канаве водились черные жуки-плавунцы, а на дне сверкали паутинные домики подводных пауков. В самых мелких местах, где вода была совсем теплая, шевелились длинные узкие пиявки. Канава кишела всякой живностью.

К этой канаве и пришел Дим. Он выискал местечко поглубже, насадил на крючок самого толстого червяка, поплевал на него и закинул в воду.

Поплавок замер. Дим, не отрываясь, смотрел на него.

— Ловись, рыбка, большая и маленькая! — громко сказали за спиной.

Какой-то незнакомый веселый дядька с длинными бамбуковыми удилищами, сачком и камышовой корзинкой в руках стоял и смотрел на Дима.

— Клюет? — спросил он, кивая на поплавок и улыбаясь.

— Пока нет… — сказал Дим. — Клюнет…

— Надо думать—клюнет! — сразу согласился веселый дядька.

— Конечно, — сказал Дим. — Буду ловить, ловить, и — клюнет.

— Молодец! — неизвестно почему похвалил дядька. — Ведерко-то для улова?

— Да, — сказал Дим. — Для улова. И вода в нем для улова. Чтоб рыбы не задохнулись. Правда, дядя?

— Правда, — сказал дядька. — Ну, счастливо!

— До свиданья, — сказал Дим. — И вам счастливо!

Дядька зашагал к реке. Концы длиннющих удилищ вздрагивали при каждом шаге. Дим вздохнул: вот это удилища, таких и у Вовки нет, такими удилищами можно сколько рыб поймать..

Солнце нагрело воду в канаве, и от этого запахло тиной и какой-то чудесной рыбьей сыростью. После вчерашнего дождя влажный теплый воздух струился вверх, и невидимые таинственные существа по сырому лугу, по канавам с водой, по озеркам и болотцам укали:

Вовка говорил, что это тритоны, а кто такие тритоны, не сказал. Может, это какие-нибудь большие рыбы, которых можно поймать… Дим снова вздохнул.

Поплавок не шевелился. Дим подумал, что червяк, должно быть, не нравится рыбам, и посадил вместо него безголовую муху. Опять лег поплавок на воду и застыл. И Дим застыл. Ничего. Будет сидеть и сидеть, пока приплывет какая-нибудь рыба, увидит муху и клюнет. После этого ее надо подсечь.

Вокруг неподвижного поплавка бегали длинноногие козявки—водяные конькобежцы—и не боялись. Стрекоза с синими крылышками, треща, долго примеривалась сесть на поплавок, села, опустив вниз крылышки, и замерла. Дим повел концом удилища, поплавок нырнул в воду, стрекоза шарахнулась в сторону и улетела.

Дим сменил муху на кузнечика, но и на кузнечика не клевало.

Опять пришел веселый дядька. Он был без удочек и присел на корточки сзади Дима. Дим сделал совсем серьезное лицо и еще внимательнее уставился на поплавок. Немного погодя он украдкой покосился на дядьку. Дядька сидел смирно, обхватив руками колени:

— Ну, как дела? — спросил наконец дядька.

— Не клюет… — вздохнул Дим.

Читайте также:  Как правильно пишется периметр и площадь

— Ай-яй-яй! — посочувствовал дядька, придвинул Димово ведерко, заглянул в него и воскликнул: — Э-э… Сколько у него там рыбы! А говорил — не клюет!

— Самой настоящей. Ишь, окунь, красноперки, ершишка — гляди-ка… Пескарей штук десять… Здорово!

Дим, воткнув конец удочки в берег, подбежал, заглянул в ведерко: верно — плескались, возились рыбы, налезая друг на друга. Толстый, головастый окунь с полосатой спиной вылез на самый верх и шевелил жабрами.

— Дядь… это вы… положили, да? — поднял глаза Дим.

— Нет, — серьезно сказал дядька.

— Ну да! — улыбнулся хитро Дим. — Я знаю… Это вы… неправду говорите… Я не маленький…

— Вот еще, — сдвинул брови дядька. — Так я и отдал тебе свою рыбу — держи карман! У меня дома кот есть. Такой, что сколько ему ни дай, — все мало. Полосатый, как тигр. А ты говоришь — «положили»…

Дядька захохотал и ушел — такой добрый, веселый дядька. Конечно, это он рыбу принес и незаметно положил в ведерко. Сколько много рыбы! И какая крупная. Дим принялся измерять рыб, прикладывая их к своей руке. Так всегда делал Вовка. Так все рыбаки делают. Рыбы были с Димову ладонь, а окунь много длиннее.

Больше Дим не ловил, а пошел домой. В одной руке он нес удилище, в другой — рыбу, нанизанную на нитку.

Он не смотрел по сторонам, но слышал, как две девчонки, сидевшие без дела под плетнем, взволнованно зашептали ему вслед. И какая-то тетя, остановившаяся с ведрами отдохнуть, сказала:

— Ишь, рыбак… махонький, а наловил…

Даже куры, копошившиеся в навозе, закудахтали и подняли головы, и только петух, вытягивая грудь, не глядя, перешел дорогу и зашагал прочь, зовя за собой кур.

— Рыбак-дурак! — заорала, показавшись над забором, голова злобного Василея. Завидев рыбу, она поперхнулась, выпучила круглые глаза и исчезла. Через минуту сам Василей в одних трусах выскочил из калитки и пошел следом за Димом.

— Где поймал? — грубым голосом спросил он.

— В реке, — сказал Дим.

— Подумаешь… — помолчав, сказал Василей. — Расхвалился… Мне, может, отец самокат купил, и то не хвалюсь… Могу и показать…

— И даже покатать могу дать…

Дим не ответил, и Василей, поняв свое ничтожество, отстал. Он стоял, о чем-то размышляя, пока не заметил, что из одного двора вышел знакомый гусак, с которым у него была война, поднял хворостину и помчался туда…

Дома появление Дима с рыбой вызвало целый переполох. Вовка, который в этот день принес десяток дохлых пескарей и уклеек, чуть не заболел от стыда и зависти.

Про веселого дядьку Дим не сказал.

Этот день был очень приятный: рыба вкусная, Вовка злой, но все чего-то не хватало…

Когда на другое утро Дим с удочкой проходил мимо Василеева дома, Василей уже не дразнился, а вывез на улицу свой самокат и покатил, отталкиваясь ногой и восклицая:

— Задавлю! С дороги! — И хоть впереди никого не было, квакал, как автомобиль, очень похоже. И все поглядывал на Дима, чтобы тот завидовал.

По всему лугу росли ивовые кусты. Их каждую весну затопляло водой, мальчишки их ломали, козы ели, а они все росли — такие это были упрямые и живучие кусты. Они росли вокруг ложбинок, сырых, с густой, сочной и всегда росистой травой. Когда сбегала полая вода, в ложбинах оставались озерки, которые постепенно зарастали толстыми пустыми внутри стеблями болиголова, пахнущими петрушкой, с беленькими зонтиками цветов, как у петрушки. Солнце грело, озерки делались все меньше, а некоторые и вовсе высыхали.

Дим ходил от болотца к болотцу и везде закидывал свою удочку.

Сначала он обошел самые большие и глубокие. На топких берегах ноги проваливались в ил до колен и делались как в черных чулках. Потом ил засох, и получились сапоги. И это было очень смешно. А рыба не ловилась. Наверное, здесь жили очень хитрые и капризные рыбы.

Остальные озерки были мелкие и очень маленькие. А одно и совсем высохло — осталась только длинная лужа посредине, а кругом нее — глубокие ямки с водой, коровьи следы и кучи пустых улиткиных домиков, хрустевших под ногами.

Дим обошел болотце кругом.

В одном коровьем следе что-то плеснуло, Дим подумал, что это лягушонок. Лягушата, совсем крошечные, разноцветные, прыгали здесь туда и сюда; их было так много — прямо лягушиный детский сад. Диму показалось: лягушонок не вылезет, надо ему помочь, и он заглянул в ямку от следа. Оттуда торчал зеленый рыбий хвостик. Дим схватил его двумя пальцами — хвостик задергался, заплескался. Дим потянул и вытащил… щучку. Вовка таких называл небрежно — «щурок». Щучка была маленькая, в ладонь, а так — все, как у настоящей большой щуки: зеленоватая чешуя, выпученные глаза и широкая длинная пасть с зубами, как иголочки.

Дим заглядывал в остальные следы, но ничего не нашел, кроме веселого лягушонка с пестро-красным животом. Лягушонок сам выпрыгнул из ямки и зашлепал к своей маме.

Воды в болотце осталось пальца на три. Дим обошел его, увязая в иле почти по колени. Вдруг у берега плеснуло — другой щуренок, как темная стрелка, метнулся на середину. Дим еще шагнул: шлеп, шлеп — сразу два щуренка прорезали воду, которой было так мало, что за ними оставался на поверхности след, точно кто-то провел слегка по воде тоненьким прутиком.

Дим долго шлепал по болотцу, гоняя щурят туда и сюда, но щурята, юркие и быстрые, даже близко подойти не давали. А их было много.

Раньше Дима и палкой не загнать бы в болотце: там поджидали жирные черные пиявки, кусучие водяные жуки, колючки и острые ракушки, но сейчас Дим о них и не вспомнил.

Он скоро понял, что за проворными щурятами в длинном озерке не угнаться. Вот если бы его перегородить? Дим вылез из болотца.

Недалеко в кустах лежало длинное и толстое осиновое бревно. Оно оказалось очень тяжелым. Дим, упираясь изо всех сил, поволок его, как муравей соломинку.

Сбросив осинку у самой воды, отдышавшись и обтерев пот, Дим подобрал на берегу ветку, хорошую большую ветку, и там, где болотце было шире, принялся бегать, плясать, брызгаться и колотить веткой по воде, распевая только что сочиненную воинственную песню:

Эй, рыбы! Эй-эй-эй! Убегайте поскорей!

Рыбы испугались и убежали на другой конец болотца, совсем узкий и мелкий. А хитрый Дим быстро ухватил бревно и положил его поперек озера; потом пошел посмотреть, что делают запертые щурята. Они метались во все стороны, проскакивали у Дима между ног и мимо рук, а ухватить, хоть бы одного, никак не удавалось.

Если щурята не хотят ловиться добром, то можно перегородить и оставшийся кусочек болотца. Новую плотину Дим решил сделать из травы и тины. Надергав толстых, как рука, стеблей болиголова, он уложил их рядком от одного берега к другому, а чтоб они не всплыли, сверху наваливал ил, черпая его со дна сложенными ладонями. Ил был черный и вонял… Дим работал очень долго. Сверху палило солнце, исцарапанные ноги зудели, кусались оводы и злобные желтые мухи, а Дим, не обращая внимания, работал, поднимая со дна ил и шлепая его на траву.

Читайте также:  Включи сказки на ночь видео

Когда плотина была готова, оказалось, что щурят не видно: вода сделалась мутно-черной… Но Дим не испугался. Он вылез на берег, чтоб отдохнуть и подождать, когда ил осядет.

Сидит на берегу и видит: тычется щуренок носом в берег, высунул из воды глаза и рот и жабрами дышит часто-часто — видно, наглотался мутной воды, а поверху вода чище. Дим ступил в воду одной ногой, потом другой, но щуренку не до него. Дим хотел схватить его сверху за спину и уже почувствовал, какой он холодный, гибкий, скользкий, но щуренок выскользнул из пальцев, нырнул и тотчас всплыл. Тогда Дим подвел под него снизу руки ковшиком, свел ладошки вместе, и щуренок очутился в плену. У самых ног Дим увидел еще одного, совсем одуревшего. А дальше началось как во сне: щурята появлялись так часто, что Дим не успевал их ловить — шел к одному, а в стороне уже плескался другой, а недалеко от него морщил воду третий. А один так даже воткнулся головой в ил Димовой плотины. Чтобы не бегать поминутно на берег, Дим совал щурят за пазуху. Скоро майка намокла и пропиталась рыбьей слизью, под ней бились, извивались, щекоча живот, юркие щурята.

Наконец болотце опустело. Дим вылез на сухое место и разом выдернул майку из трусов — щурята посыпались на землю. Дим начал их считать. Считал он только до десяти. Насчитал десять штук, а щурята еще оставались. Сосчитал оставшихся, и получилось, что щурят десять и еще семь, неважно, что они такие маленькие, чуть длиннее Димовой ладони. Зато он сам их поймал.

Трусы и майка, выпачканные илом и слизью, имели вид жалкий, ноги совсем почернели от ила, въевшегося в кожу, и поэтому Дим, нанизав свой «улов» на нитку, подобрав удочки, помчался к реке, чтоб там на Синявке обмыться и — скорее домой.

Солнце давно перешло за полдень. Жара спала. Тени у деревьев сделались длинными, и Димова тень достигала самой середины реки, когда он шел вдоль берега.

Под обрывом возле кустиков Дим увидел вчерашнего веселого дядьку. Он сидел и курил, а удочки, воткнутые в берег, торчали в разные стороны.

— Дядь, а дядь! — сказал Дим сверху. Дядька поднял голову. — Смотрите, что у меня есть!

— Сам? — спросил дядька.

Дим кивнул. От гордости и счастья он не мог ничего выговорить.

Дим спустился к реке. Дядька оглядел щурят.

— В болотце на лугу? Дим опять кивнул.

Такой хитрый дядька — откуда он все знал?

— Замечательные щурята, — сказал дядька. Дим еще больше просиял.

— Замечательные, — повторил дядька. Он открыл плетеную корзинку и вынул щуку, такую большую, что, будь она в том болотце, ей ничего не стоило съесть всех Димовых щурят!

— Ой… какая… — прошептал Дим. — Вот это щука! Какие перед ней Димовы щурята мелкие и жалкие. Но все равно Дим не променял бы их ни за что даже на кита. А хитрый дядька, который, наверное, умел читать мысли, вдруг спросил:

— А так. Ты мне щурят, я тебе — щуку: у меня кот маленьких рыбок любит.

С кем-нибудь другим Дим об этом и говорить не стал бы, а такому доброму дядьке отказать нельзя.

— Знаете что, дядь, я вашему коту просто так дам. Только не всех. Нате семь, а десять мне. Или даже берите десять. Я бы ему всех отдал, да только… — Дим замялся и добавил совсем тихо: — Я их сам поймал…

— Молодец! — сказал дядька и похлопал Дима по плечу. — Так и надо. Щурят мне не нужно — я пошутил. А щуку дарю тебе. Бери, чего испугался? Да как-нибудь приходи сюда, я удочкой научу ловить. Научить?

— Научить… — вздохнул Дим.

Он постоял, помолчал и потом сказал:

— Только вы мне больше рыбу не давайте. Я сам буду ловить. Ладно?

— Ладно, — сказал дядька. — Больше не дам.

На Синявке, где Дим полоскал свои трусы и майку и тер песком ноги, было почти пусто. Только Василей бегал в трусах по всему берегу, вертя над головой дохлого ужа и пугая им визжащих девчонок.

Дим перемывал рыбу в реке. Василей подошел, присел рядом, помолчал, посопел и, притронувшись к щуке пальцем, сказал хрипло:

— Ага, — сказал Дим, — это мне ее один дяденька дал… А зато вот этих я сам поймал. Не веришь? Руками.

— Ага. На лугу в озерке. Хочешь, пойдем завтра вместе? Только там пиявки. Ты пиявок не боишься?

— Не боюсь, — серьезно сказал Василей. — У меня кролики были, так я их прямо за уши… и еще у меня марля есть. Будем ей ловить. Как бреднем. Она давно у меня. Только ловить не с кем. Я давно с тобой хотел играть. А ты?

— И я, — сказал Дим, потому что сейчас вдруг понял, что тоже давно хотел играть с Василеем.

— Приходи завтра к нам, — сказал Василей. — Прямо в калитку. У нас собаки нет. Одни куры.

Василей оглянулся назад и вдруг, подхватив свои штаны и ведерко, во всю прыть припустился к дому. По берегу шел Вовка, а Василей, как видно, имел какие-то свои причины не попадаться ему на глаза. Вовка шел с удочкой.

— Ты?! — только и смог он спросить, увидев щуку.

— Да нет, это мне один дяденька дал, — равнодушно сказал Дим. — Зато вот этих я сам поймал.

— А вчерашнюю тоже дядька дал или сам поймал?

— Вчерашнюю — дядька, а эту сам. Не веришь? А щуку, если хочешь, на — неси ты, а эту я понесу.

— Ладно, — повеселел Вовка. — И давай-ка скорее искупаемся да пойдем домой.

Солнце начало спускаться за верхушки деревьев на том берегу, тени от них все тянулись и тянулись, пока не закрыли сначала речку, — и купаться стало холодно и неприятно, — потом добрались до сверкающих окнами домиков поселка вдалеке, потом везде стала одна тень. Наступил вечер.

Вовка и Дим спешили домой. Вовка гордо нес щуку, хвост у нее чуть не касался земли, а посинелый от холода Дим — своих щурят, которых было десять и семь и которых он сам поймал.

Источник

Яша поймал большую щуку рассказ с картинками

ил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий – дурачок Емеля. Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего не хочет.

Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать его:
— Сходи, Емеля, за водой.
А он им с печки:
— Неохота…
— Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.
— Ну, ладно.
Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на речку.
Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь. И увидел Емеля в проруби щуку.

Читайте также:  Сказка про продукты питания для детей подготовительной группы

Изловчился и ухватил щуку в руку:
— Вот уха будет сладка!
Вдруг щука говорит ему человечьим голосом:
— Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь.
А Емеля смеется:
— На что ты мне пригодишься? Нет, понесу тебя домой, велю невесткам уху сварить. Будет уха сладка.
Щука взмолилась опять:
— Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни пожелаешь.
— Ладно, только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпущу.
Щука его спрашивает:
— Емеля, Емеля, скажи – чего ты сейчас хочешь?
— Хочу, чтобы ведра сами пошли домой и вода бы не расплескалась…
Щука ему говорит:
— Запомни мои слова: когда что тебе захочется – скажи только:

По щучьему веленью,
По моему хотенью.

Только сказал – ведра сами и пошли в гору. Емеля пустил щуку в прорубь, а сам пошел за ведрами.

Идут ведра по деревне, народ дивится, а Емеля идет сзади, посмеивается… Зашли ведра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь.
Прошло много ли, мало ли времени – невестки говорят ему:
— Емеля, что ты лежишь? Пошел бы дров нарубил.
— Неохота…
— Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гостинцев тебе не привезут.
Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку говорит:

Топор выскочил из-под лавки – и на двор, и давай дрова колоть, а дрова сами в избу идут и в печь лезут.
Много ли, мало ли времени прошло – невестки опять говорят:
— Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби.
А он им с печки:
— Да вы-то на что?
— Как мы на что. Разве наше дело в лес за дровами ездить?

— Мне неохота…
— Ну, не будет тебе подарков.
Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял веревку и топор, вышел на двор и сел в сани:
— Бабы, отворяйте ворота!
Невестки ему говорят:
— Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?
— Не надо мне лошади.
Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:

Сани сами поехали в ворота, да так быстро – на лошади не догнать.
А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял, подавил. Народ кричит «Держи его! Лови его!» А он знай сани погоняет.

Топор начал рубить, колоть сухие дерева, а дровишки сами в сани валятся и веревкой вяжутся. Потом Емеля велел топору вырубить себе дубинку – такую, чтобы насилу поднять. Сел на воз:

Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где давеча помял, подавил много народу, а там его уж дожидаются. Ухватили Емелю и тащат с возу, ругают и бьют.
Видит он, что плохо дело, и потихоньку:

Дубинка выскочила – и давай колотить. Народ кинулся прочь, а Емеля приехал домой и залез на печь.
Долго ли, коротко ли – услышал царь об Емелиных проделках и посылает за ним офицера: его найти и привезти во дворец.
Приезжает офицер в ту деревню, входит в ту избу, где Емеля живет, и спрашивает:
— Ты – дурак Емеля?
А он с печки:
— А тебе на что?
— Одевайся скорее, я повезу тебя к царю.
— А мне неохота…
Рассердился офицер и ударил его по щеке.
А Емеля говорит потихоньку:

Дубинка выскочила – и давай колотить офицера, насилу он ноги унес.
Царь удивился, что его офицер не мог справиться с Емелей, и посылает своего самого набольшего вельможу:
— Привези ко мне во дворец дурака Емелю, а то голову с плеч сниму.
Накупил набольший вельможа изюму, черносливу, пряников, приехал в ту деревню, вошел в ту избу и стал спрашивать у невесток, что любит Емеля.
— Наш Емеля любит, когда его ласково попросят да красный кафтан посулят, – тогда он все сделает, что ни попросишь.
Набольший вельможа дал Емеле изюму, черносливу, пряников и говорит:
— Емеля, Емеля, что ты лежишь на печи? Поедем к царю.
— Мне и тут тепло…
— Емеля, Емеля, у царя будут хорошо кормить-поить, – пожалуйста, поедем.
— А мне неохота…
— Емеля, Емеля, царь тебе красный кафтан подарит, шапку и сапоги.

Источник

Я такую большую щуку вчера поймал?

Я такую большую щуку вчера поймал!

Чуть меньше этой машины.

А она как дернет меня с ног сшибла и уплыла.

Мне часто так везет!

Каким ты представляешь себе рассказчика.

Отрази это в заголовке.

«Укажите части речи всех слов.

Я такую большую щуку вчера поймал?

Я такую большую щуку вчера поймал!

Чуть меньше этой машины.

Тащил изо всех сил.

А она как дернет, меня с ног сшибла и уплыла.

Мне часто так везет!

Каким представляешь себе расказчика?

Расставь ударения?

Яша поймал большую щуку.

Он пустил щуку в ведро с водой.

Ведро поставил в чулан.

Хотел кот поймать щуку.

Только у щуки зубы острые.

Щука цап кота за лапу.

Помнит кот эту встречу.

Сколько звуков в слове БОЛЬШУЮ.

Встав пропушенные буквы?

Встав пропушенные буквы.

Как озаглавить текст?

Как озаглавить текст?

Щука и окунь жили в реке.

Задумала щука поймать жирного окуня.

Стала она мутить воду.

В мутной воде щука сама попала в частую сеть.

Сделайте синтаксический разбор предложения он бросился на волка и изо всей силы ударил его ногой?

Сделайте синтаксический разбор предложения он бросился на волка и изо всей силы ударил его ногой.

Подчеркни мягкие согласные : Щуку я тащу, тащу, Щуку я не упущу?

Подчеркни мягкие согласные : Щуку я тащу, тащу, Щуку я не упущу.

Обозначь ударение ПИЩА, РОЩА, ПЛОЩАДЬ?

Обозначь ударение ПИЩА, РОЩА, ПЛОЩАДЬ.

Вы поймали щуку, волшебные слова?

Вы поймали щуку, волшебные слова.

Рыболов поймал большую щуку Разберите предложение по членам?

Рыболов поймал большую щуку Разберите предложение по членам?

Срочно ответьте пожалуйста.

1. Я иду по лесу. 2. Вдруг слышу стук дятла. 3. Его называют санитаром леса. 4. Дятел лечит деревья от вредителей.

3 предложения. Я иду по лесу, вдруг слышу стук дятла. Его называют санитаром леса. Дятел лечит деревья от вредителей.

А можно поконкретнее.

1) Каких качеств тебе не хватает? 2) Какими качества обладает тот человек? Что тебе в нем нравится? 3) Почему ты хочешь быть похожим на него.

1. Человек, который мне нравится 2. Его особенности 3. Что я сделаю для подражания? 4. Что из этого будет.

2лицо(ты)покрылся (вы )светите. 3лицо (он)покрылся (они )светили.

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал