Татьяна рик сказки и пьесы для семьи и детского сада

Текст книги «Сказки»

Автор книги: Татьяна Рик

Прочая детская литература

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Рик Татьяна
Сказки

У меня в голове ромашки

У меня в голове – ромашки. Когда мне что-нибудь интересно, они расцветают, а когда скучно – сохнут.

Мне исполнилось 7 лет, и я пошел в первый класс. Наша учительница Ирина Викторовна. Посадила меня у окошка. За окном мальчишки бегают, в мяч играют. В окошко дует, и ромашки качаются. Ирина Викторовна говорит:

– Что с тобой, Ванюшкин? На доске написано: из трёх вычесть два, а ты складываешь.

Я смотрю на неё и улыбаюсь, и ромашки тоже потихоньку улыбаются, потому что Ирина Викторовна у нас добрая и всех нас любит.

– Ах, Ванюшкин, какой ты милый, – говорит Ирина Викторовна. – Я когда на тебя смотрю, мне хочется по полю бегать, ромашки собирать и веночки плести. Садись, Ванюшкин, и больше не отвлекайся!

Но разве же можно было не отвлекаться, когда с деревьев начали падать листья?! Ветерок дует, листья облетают, ромашки качаются. Ирина Викторовна говорит:

– Ванюшкин, дорогой, что с тобой опять? Мы всем классом уже полдиктанта написали. Где ж ты был?

– Не знаю, – говорю, а сам думаю: это, наверное, ромашки виноваты.

Потом пошёл снег, налетела метель, опять мои ромашки пришли в беспорядок.

И отсадила меня от окна. В средний ряд, на первую парту. На первой парте ветра нет, и потом Ирина Викторовна так интересно рассказывает, что ромашки тоже заслушались.

Но однажды Ирина Викторовна заболела. И вместо неё пришла Антонина Ивановна. Её ребята прозвали Тигрой, потому что она не разговаривала, а рычала: «Встать смир-р-рно! Сидеть р-р-ровно! Смотр-р-реть пр-р-рямо! Обор-р-рмоты! Р-р-распустила вас Ирина Викторовна!» От этого её рычания мои ромашки просто к земле пригибаются. Уж я и голову в плечи втягивал, и под парту прятался – нет покоя моим ромашкам. Не выносят они свир-р-репого обр-р-ращения! Вянут. Зато в журнале двойки сразу расцвели пышным цветом.

А Ирина Викторовна всё болеет. Тогда сели мы с моими ромашками и письмо ей написали: и про Тигру, и про двойки.

В ответ мне Ирина Викторовна телеграмму прислала: «Держись, Ванюшкин, я с тобой! Вот все лечебные таблетки допью и сразу вернусь! Ты пока книжки читай – они очень для ромашек полезны!»

Пошли мы с ромашками в библиотеку, взяли книжку поинтереснее и читаем. И всё ждём, когда Ирина Викторовна все свои таблетки допьёт и к нам вернётся!

ЛЕКАРСТВО ОТ ПЛОХОГО НАСТРОЕНИЯ

Феи слетелись со всего сада. Шутка ли, маленькая принцесса Юленька заболела! И болезнь-то у неё необычная.

– Это скука тоскливая, – определила болезнь Фея Ромашек.

– Вовсе нет, это тоска скучная, – заспорила Фея Пионов.

– Это грусть печальная! – вмешалась Фея Ночных Фиалок.

– Нет-нет! Печаль грустная! – закричала Фея Маргариток.

– Ах, о чём вы спорите! – возмутилась Фея Колокольчиков. – Девочка в печали! Весь день слёзы льёт.

– Ей просто необходимо лекарство от плохого настроения! – заявила Фея Душистого Горошка.

– Я предлагаю изготовить лекарство из лунного света, – сказала Фея Ночных Фиалок, – для этого надо собрать лунный свет в чашечку, поставить его в холодное место, чтобы он загустел, а потом принимать по две капли три раза в день.

– От лунного света ещё больше плакать хочется! – возразила Фея Жасмина. – Лучше готовить из цветочной росы.

– Ну нет, – наморщила нос Фея Пионов, – от цветочной росы веселья не прибавится. Лучше из аромата розы.

– А я предлагаю обрадовать нашу девочку, – сказала Фея Ромашек, подарить ей новую куклу.

– Не развлечет её кукла, – печально вздохнула Фея Жасмина. – Она же прин-цес-са! У неё этих кукол – пруд пруди!

– Может быть, звездопад устроить? – предложила Фея Ночных Фиалок.

– Её рано спать уложат, не увидит наша девочка звездопада, – вздохнула Фея Колокольчиков.

Но пока цветочные феи спорили, в дверь дома, где жила принцесса Юленька, позвонили. На пороге стоял синеглазый мальчик Максимка.

– Дождь уже кончился, – сказал он, – сейчас радуга появится. Пойдёшь со мной по деревьям лазить?

– Пойду! – обрадовалась принцесса Юленька.

И надо же – плохое настроение само собой куда-то улетучилось!

Ёжик потерял очки. Только собрался внучке сказку почитать – и на тебе: очки пропали! А внучка рыдает, ногами дрыгает и угрожает:

– Без сказки ни за что не усну! Никогда! Хоть ты, дедушка, всю жизнь меня укачивай! Хоть до дикобразьих размеров вырасти, а потом лопни! Хоть меня коврижками с мёдом от пяток до макушки завали! Ни за какие коврижки без сказки спать не лягу! Так и буду всю жизнь ходить, не спать и ногами топать!

А топала она, как и все ежи, ужасно громко!

Дедушка ёжик валидол под язык запихал и стал думать, как теперь выкручиваться, чтобы внучку-злодейку уложить, ведь её ежиные родители ещё не скоро вернутся: они по важному ежиному делу уехали – на своём загородном участке дачу строить.

Пришлось ёжику на ходу сказку придумывать.

– В молодости, – говорит, – был я влюблён в одну ежиху.

– Это неинтересная сказка! – кричит внучка и опять ногами дрыгает. – Я про эту ежиху всё-всё знаю! Это моя бабушка!

– А вот и нет! – отвечает ёж. – В бабушку твою я потом влюбился, а эта ежиха.

– А-а-а! – рыдает внучка. – И про эту ежиху я тоже всё знаю! Звали её Федула! Была она большая-пребольшая! Как дом, огромная! И цвета синего, и на лягушку похожа с ластами, а на голове – шляпа лиловая в жёлтый горошек, а в руках – сумка хозяйственная, а в сумке – белый таракан живёт, его Августин зовут, это он от страха белый, боится, что его с мухоморами съедят, и чёлка у него рыжая, её парикмахер-муравей укладывал, потому что этот таракан на свидание шёл, а невеста у него была козявка Матильда, работала она в магазине канцтоваров уборщицей.

– Хватит! Хватит! – закричал дедушка-ёж. – Не был я знаком с синей ежихой Федулой! Моя ежиха была серая и звали её Ангелиной, и шляпа у неё была небесно-голубая в клеточку, и в руках у неё всегда был малиновый ридикюль (это сумочка такая старомодная), и жил в том ридикюле вовсе никакой не таракан, а учёная гусеница Люся зелёного цвета, она умела до ста считать и записную книжку перелистывать, а потом под нужным номером телефона ложиться, чтобы удобнее звонить было. Удивительно умная гусеница! Но только один раз она вдруг окуклилась – куколкой стала. И какая симпатичная куколка вышла: с голубыми глазками, с красными щёчками, с чёрными бровками и с жёлтыми кудряшками. К тому же она была в розовом платье и похожа на куклу Барби, только звали её по-прежнему Люсей. Моя дорогая Ангелина села шить для неё наряды: с перьями, с мехом, с цветами как вдруг неблагодарная куколка Люся возьми да и превратись в бабочку!

Читайте также:  Какой момент сказки самый напряженный

– Я, – говорит, – теперь не Люся, я теперь Людмила.

И упорхнула на цветочный луг, даже адреса не оставила!

Дедушка ёж перевёл дух и увидел, что внучка закрыла глаза и засопела. Дедушка вытер пот со лба и откинулся на спинку кресла.

– Надо же такую абракадабру выдумать! – подумал он.

Ему представилась синяя ежиха, огромная, как дом, с крышей-шляпой в жёлтый горошек. Она шла к нему на свиданье, громко шлёпая ластами и размахивая хозяйственной сумкой. Под мышкой у неё сидел свирепый белый таракан. Таракан заливался лаем.

Дедушка ёж поёжился и запихал под язык ещё одну таблетку валидола.

Поселилось однажды на небе одно обидчивое облачко. А утром выкатилось на небо солнце. Улыбнулось, потянулось, расправило лучики и засияло во все стороны. – Противное солнце! – обиделось облачко. – Опалило мне бочок. Ай, как больно! Кто теперь подует?! Ветерок! Ветерок, лети сюда! Подуй скорее на мой обожженный бочок! – Ф-ф-фу! – дунул ветерок. – От этого дуновения облачко отлетело далеко-далеко в сторону. – Противный ветерок, – обиделось облачко. – Сдунул меня с места! Закинул в такую даль, за тридевять земель! А здесь совсем не так хорошо, как там! – облачко хотело заплакать, но сдержалось. Оно копило в себе слёзы и обиду копило: на солнце и на ветерок. От накопленной обиды оно даже потемнело. – Облачко, ты что-то чернеешь! заметил пролетавший мимо аист. – Может быть, тебе не здоровится? Может быть, нужно лекарство? – Ничего не нужно! – облачко опять обиделось Невоспитанный аист! Обязательно нужно сообщить мне, что я плохо выгляжу! Какой противный!

И оно ещё больше потемнело от обиды. – Посмотрюсь-ка я в озеро! решило облачко. – Может, я и в самом деле выгляжу ужасно? – Облачко заглянуло в озеро и увидело там. большую чёрную тучу! – Ах, это безобразное озеро! Так уродливо меня отражать! Все меня обижают! – и облачко расплакалось.

А на земле все увидели, что из большой некрасивой чёрной тучи идёт дождь. Туча плакала, плакала, пока не исчезла совсем. И на небе снова засияло-заулыбалось ясное светлое солнышко.

Вот видишь, мой дружок, как плохо быть обидчивым. Как только начнёшь копить в себе зло и обиду, сразу рискуешь превратиться в чёрную тучу, а потом и вовсе исчезнуть!

А солнышко ни на кого не обижается, поэтому и смеётся всегда – от радости!

БУМАЖНЫЕ БЕДЫ В БУМАЖНОМ СЕМЕЙСТВЕ

На просторах Вселенной, хотя и не в нашей галактике, вращалась вокруг своей оси бумажная планета. Она так и называлась – Бумаженция. На планете был свой лес, разумеется, бумажный, бумажная же речка, бумажные горы и много-много бумажных домов. В одном из таких домов жил бумажный человечек с большими ушами, звали его Тамси-Памси, и его бумажная жена, Мумси-Люмси, с бумажной авоськой в руке. Ещё у Тамси-Памси была дочка Кукси с двумя бумажными косичками, бабушка Бумси и дедушка Думси. У дедушки Думси, как у всякого уважающего себя дедушки, была длинная бумажная борода.

Все было бы хорошо, если бы в один ужасный день в семье Тамси-Памси не начались бумажные несчастья. Началось с того, что мама Мумси-Люмси ехала с работы в переполненном бумажном автобусе и ей прищемило дверями руку с авоськой. Автобус тронулся, и бумажная рука оторвалась, а вместе с ней оторвалась и авоська с бумажными продуктами. Если бы оторвалась рука без авоськи, это бы ещё ничего, но раз не стало авоськи – не стало и продуктов, и оказалось, что в бумажной семье Тамси-Памси совершенно нечего есть. Тогда дедушка Думси вспомнил, что в подполе стоит бочка с солёными бумажными огурцами. Дедушка полез в подпол, но там как раз перегорела бумажная лампочка и порвалась бумажная лестница. Дедушка пошатнулся и, падая, зацепился своей шикарной бородой за гвоздь. О ужас, бумажная борода оторвалась от дедушки Думси! Конечно, дедушка мог бы прожить и без бороды, но вместе с бородой оторвалась бумажная дедушкина голова, а выходить из подвала без головы довольно несподручно, тем более, что голову унесло сквозняком куда-то в дальний пыльный угол. Тогда голова дедушки Думси стала звать на помощь бабушку Бумси. Увидев, что случилось с дедушкой, бабушка полезла за клеем, но клей опрокинулся, разлился и бумажная бабушкина юбка приклеилась к полу, к дедушке и к бумажной бочке с солёными огурцами. Тогда бумажная внучка Кукси побежала за лекарем Шурум-Бурумом. Когда она выбегала за калитку, она зацепилась правой косичкой за забор, и бумажная косичка оторвалась от Кукси. Зато голова осталась! Кукси прибежала к бумажному лекарю Шурум-Буруму. Но тут выяснилось, что Шурум-Бурум только что построил новый бумажный дом, и у него не осталось ни кусочка бумаги, чтобы вырезать для мамы Мумси-Люмси новую руку с авоськой, для Кукси – новую косичку, а для бабушки Бумси – новую юбку. Не хватило даже на то, чтобы сделать заплатку на дедушкиной шее, чтобы склеить для крохотной Дульсинеи новый веер, и чтобы нарезать бумажной лапши и накормить голодающее семейство.

ПРО ВРЕДНУЮ БАБКУ-ЁЖКУ

В одном лесу жила Бабка-Ёжка, маленькая-маленькая, не больше детской ладошки. Но вреднющая она была, как большая: то спящему волку шишку под бок подложит, то у зайца морковку утащит, то наколдует тучу и дождик вызовет, такой нудный, моросящий – словом, всем в лесу досаждала.

А жила эта Бабка-Ёжка в крохотной избушке на цыплячьих ножках, да только избушка эта была уже ветхая и однажды от дождя развалилась. Пришлось Бабке-Ёжке поселиться в мухоморе – всё-таки крыша над головой! И всё бы ничего, да только жил в том же мухоморе ужасно противный червяк. Такой шумный: то стену громко грызёт, то чавкает, то с боку на бок ворочается, да так, что стенка качается. Не даёт Бабке-Ёжке колдовать: вредные заклинания произносить! Хотела Бабка-Ёжка на червяка зубную боль напустить, да половину заклинаний своих от сердитости и забыла. Но вот однажды, когда червяк уж слишком громко захрапел во сне, Бабка-Ёжка подпрыгнула на месте от злости и принялась колотить кулаками в стенку. А стенка оказалась тоненькая и от ударов сломалась. И маленькая злая Бабка-Ёжка со всего размаху влетела в комнату своего соседа. От шума червяк проснулся, открыл глаза и широко улыбнулся. «Здравствуйте, соседушка! – вежливо сказал он. Я так давно собираюсь с вами познакомиться! Давайте выпьем чаю!» От неожиданности Бабка-Ёжка забыла оставшиеся злые заклинания. И не может их вспомнить до сих пор. Правда, теперь ей некогда вредничать: они с червяком днём цветы сажают, а вечерами чай пьют. С вареньем.

Газета шуршала, когда я её разворачивала, освобождая шарики из плена. И шарики благодарно звякали. А я смотрела в самую их сердцевину и сразу узнавала, какая сказка таится у них внутри.

Читайте также:  Эпизод когда герасим нашел муму из рассказа муму 5 класс кратко

А потом меня уложили спать. Я, конечно, сделала вид, что сплю, а сама сквозь ресницы подглядывала. И – честно-честно! – своими глазами видела, как приехал в отпуск солдат Володька из зелёного шарика, как радовалась Малиновая Василиса, как они позвали в гости гномов, и Лилового Кощея, и Снежного Дракончика, и бумажную лису с колобком, и вон тех цветных матрёшек, и вон того зелёного поросёнка, и вот этого колдуна с бородой – с верхней ветки.

Стеклянные шары звенели, цветные огоньки мерцали, гости радовались.

Немножко опоздала Жар-птица с золотой сумочкой. Потому что она летала ко всем – ко всем людям. Ведь счастье в новом году нужно всем, правда?!

ЦАРЬ-КАЛЕНДАРЬ И ТАРУССКАЯ БАБУШКА

Мальчик Ваня жил в Москве, но от мамы знал, что где-то в городе Таруса у него есть бабушка. Ваня никогда её не видел: у бабушки почему-то было слишком много неотложных дел, чтобы приехать. Но однажды под Новый год в дверь позвонили. За дверью оказалась улыбчивая рыженькая старушка с ярко-голубыми глазами, весёлыми веснушками и мешком подарков. Ваня решил, что это старенькая снегурочка, но это была тарусская бабушка. Ванины родители очень обрадовались бабушкиному приезду.

– Мы как раз собирались в гости, теперь есть с кем оставить ребёнка, сказали они и тут же уехали.

Тарусская бабушка хитро подмигнула Ване и предложила:

– Давай сварим новогоднее варенье в стиральной машине!

– Как это? – удивился Ваня.

Тарусская бабушка не ответила. Она раскрыла свой большой мешок и достала оттуда яблоки, груши и сушёные ягоды.

– Сахар в доме есть? – деловито спросила она.

– Есть! – обрадовался Ваня и принёс большую банку с сахаром. Тарусская бабушка высыпала сахар и фрукты в стиральную машину.

– Но ведь варенье варят на плите! – снова усомнился Ваня.

– Я волшебное слово знаю, – ответила бабушка и опять подмигнула. Она наклонилась к машине и прошептала:

– Яаньларитс анишам! Ирав! Ирав! Ирав!

В машине что-то загудело, забулькало, заклокотало, и из самых стиральных глубин вдруг ударил вареньевый фонтан.

– Скорее, скорее неси тазы и кастрюли! – велела тарусская бабушка.

– А зачем нам столько варенья? – удивился Ваня.

– Ты что, не знаешь? Это же счастливое новогоднее варенье. Им надо накормить всех вокруг: родителей, друзей, кошку, рыбок и даже тараканов кто не поест такого варенья, не будет счастлив в новом году!

Так Ваня с бабушкой и сделали. Накормили всех в доме вареньем и хотели было телевизор смотреть, но тут тарусская бабушка и говорит:

– Надоел мне этот телевизор – там одну сплошную рекламу показывают. Лучше мы с тобой блюдечко посмотрим.

– Какое такое блюдечко? – растерялся Ваня.

– С голубой каёмочкой, конечно, – пожала плечами бабушка, – есть у вас такое?

– С ягодками есть, – сказал Ваня, – и с ёлочками.

– Не пойдёт! – отрезала тарусская бабушка. – Нужно обязательно с голубой каёмочкой. Ну да ладно, кажется, у меня в мешке такое завалялось.

Она сняла с ёлки золотистый шарик, положила его на блюдечко и слегка подтолкнула. Шарик покатился – и на блюдечке, как на экране, появились дворцы, дома, улицы, деревья – и такие все удивительные! А вот и люди!

– Батюшки, – всплеснула вдруг руками тарусская бабушка. – Смотри-ка, Ванёк, тамошние люди все печальные такие! Решено! Мы отправляемся кормить их нашим вареньем!

Она схватила банку и большую ложку, взяла Ваню за руку и, выкрикнув какие-то заклинания, перенеслась в тот город, где жили невеселые люди.

Ваня и бабушка стояли на самой середине улицы с ложкой и банкой под мышкой.

– Люди хорошие, кушайте наше новогоднее варенье! – уговаривала тарусская бабушка, но почему-то все прохожие от неё шарахались.

– Видно, вы чужестранцы, милые, – шёпотом сказал им один печальный дедушка. – Потому и не знаете, что нет у нас больше Нового года. Ведь правит нами старый царь-календарь. Лишь наступит Новый год – тут царю и конец. На смену ему новый царь-календарь придёт. Вот старый наш царь и задумал в государстве своём Новый год вовсе отменить. Он и зиму отменил. Лишь только снег выпадает, бежит наш царь к телефону и звонит в страну Бурлимпупию. И оттуда немедленно вылетают зелёные птицы, страшные такие, огромные. Клювы у них, как экскаваторные ковши. Прилетают они в наш город и весь снег съедают. Какая уж тут зима!

– Странные какие эти птицы! – удивился Ваня. – Я бы снег есть нипочём не стал, от него только горло болит и температура высокая бывает. Если бы я был птицей, я бы лучше ел манную кашу.

– Первый раз вижу мальчика, который любит манную кашу, – развёл руками печальный дедушка.

– Постойте! – подпрыгнула на месте тарусская бабушка. – Я кое-что придумала. У вас здесь есть стиральная машина?

Утром старый царь-календарь подошёл к окну, потянулся, расправил усы, похлопал себя ладошкой по толстому пузу и вдруг замер с открытым ртом: все улицы покрыл толстый слой снега. Семеня короткими ножками, теряя шлепанцы, царь ринулся к телефону.

– Бурлимпупия? Я спрашиваю, это Бурлимпупия? А? Не слышно! Это царь-календарь говорит! Срочно высылайте птиц! Немедленно! Всё! Жду!

Словно гигантская зелёная туча закрыла солнце над городом. Это летели птицы. Они, как обычно, уселись на покрытые снегом тротуары и принялись клевать.

– Что-то сегодня, ням-ням, снег особенно вкусный, – сказал вожак стаи.

– Хо-хо, к тому же он тёплый, – добавили другие птицы. – И от него не будет болеть горло, хо-хо!

– Вот если бы всегда выпадал только такой снег, ням-ням!

А тарусская бабушка, Ваня и дедушка (теперь уже не печальный) следили за птицами из окна и лукаво улыбались, ведь на тротуарах лежал не снег, а манная каша, которую всю ночь варила в стиральной машине тарусская бабушка.

Птицы наелись до отвала и улетели довольные. И как только они покинули город, пошёл настоящий снег. Так наступила зима, а с ней и Новый год.

Старый царь-календарь был вынужден уйти на пенсию, а вместо него пришел новый, добрый и справедливый царь. То-то все были рады! А зелёные птицы ещё залетали сюда по старой памяти. И наш знакомый дедушка (который когда-то был печальным) радушно угощал их манной кашей и счастливым новогодним вареньем – это тарусская бабушка поделилась с ним рецептом и научила волшебным словам.

Так бабушка и Ваня спасли город от безвременья, а сами вернулись домой и очень славно и весело встретили Новый год. А какие подарки были у бабушки в мешке.

КАТЯ, МЕДВЕДЬ И ЛЕДЯНОЙ ГОРОД

Это случилось однажды зимой в магазине игрушек.

Ночью, когда все продавцы и покупатели уходили, игрушки собирались вместе, чаёвничали, сплетничали и мечтали о том, что их купят хорошие люди. (Конечно, кто же захочет жить у плохих!) Раз в неделю игрушки устраивали танцы. Резиновые собачки дудели в дудки, пингвины вовсю гремели погремушками, а жёлтый заяц барабанил. Особенно лихо плясали маленькие пупсы, а в перерывах между танцами рыжий клоун в зелёном колпаке показывал фокусы. Так они и жили.

Читайте также:  Аудио рассказ новогодняя быль михалков

Была там одна печальная кукла Катя. Её никто не хотел покупать, потому что глаза у неё были разного цвета: один – голубой, а другой – карий. Кто-то на фабрике игрушек ошибся и вставил этой кукле разные глаза. Катя печально смотрела за стекло витрины и вздыхала. Её не радовали ни пляски пупсиков, ни смешные выходки собачек.

Но вот однажды с новой партией игрушек в магазин привезли несколько больших белых медведей. Двух или трёх из них сразу продали, а один, весельчак и говорун, сразу стал центром игрушечной компании. Пластмассовая лягушка в него сразу влюбилась, кукольный чайник любил с ним потолковать, позвякивая крышечкой, плюшевая кошка доверчиво тёрлась о его ногу. Одна только кукла Катя не обращала на него никакого внимания, она грустно вздыхала и всё смотрела на улицу.

– Что ты там видишь? – спросил её однажды медведь.

– Кусочек улицы, кусочек дерева, кусочек дома и кусочек снега, ответила Катя и посмотрела на него своим голубым глазом, который был ещё печальнее, чем карий.

– О, разве это снег? – воскликнул мишка. – Там, где я жил раньше, был выстроен целый ледяной город: ледяные дома, ледяные дворцы, ледяные площади, ледяные проспекты. Вот где снег! Там по улицам ходят белые медведи, белые зайцы, белые волки и даже белые лисы.

Катя повернула голову и посмотрела на него другим, карим глазом, который был чуть веселее, чем голубой, и спросила:

– Есть! – медведь обрадовался, что Катя его слушает. – Там есть белые девочки и белые мальчики, а у них – белые мамы и белые папы, и даже белые бабушки и белые дедушки. Дети ходят в ледяную школу, где учитель снеговик, а директор – снежный человек. Он очень большой и тоже белый, но не как все люди, а пушистый, и поэтому больше похож на медведя.

– Чему же учатся в тамошней школе? – спросила кукла Катя и удивлённо посмотрела на медведя своими круглыми разными глазами.

– Снегосложению, снеговычитанию, снегоделению и снегоумножению, ещё снежной географии, снежной геометрии, снежному языку, строительству из снега, вызыванию снега, да, ещё лечению снежных болезней. Хочешь, я увезу тебя в этот город?

Катя даже ахнула от неожиданности. А она-то считала себя такой дурнушкой!

– Хочу! – выдохнула она и впервые за всё время улыбнулась.

А на следующий день случилось вот что. В магазин пришла высокая дама в чёрной шубе и золотых очках. С ней был маленький черноглазый мальчик, который всё время скулил противным голосом:

– Ма-а-ама-а! Ку-упи-и-и! Ну ма-а-а! Ну ку-упи-и!

Дама окинула взглядом прилавок. Мальчик скулил всё пронзительнее.

– Заверните нам вон того белого медведя! – строго сказала дама молоденькой продавщице с пучочком на затылке.

В это время кукла Катя с ужасом смотрела, как продают её друга, а вместе с ним – её мечту о ледяном городе. И тут мишка кувырком покатился с полки, он упал на холодный каменный пол, и его красивый нос-пуговка оторвался и закатился куда-то. Продавщица с пучочком долго ползала по полу, но так ничего и не нашла.

– Неужели вы думаете, что мы купим бракованного медведя? – фыркнула дама и ушла. И увела своего ноющего мальчика.

А ночью медведь и кукла Катя убежали в ледяной город. А потом игрушки получили телеграмму: «Доехали хорошо. Живём в ледяном доме. Не скучайте без нас!»

Вот такая история случилась под Новый год в игрушечном магазине.

В одной морской раковине жила старенькая устрица. У неё было сморщенное личико и маленькие золотые очки на носу. Устрица почти все время сидела дома, потому что всякие морские сквозняки могли вызвать радикулит. И вот как-то под вечер заглянула к ней внучка-устрица со вздёрнутым носиком и задорным хвостиком на затылке.

– Бабуня, я собираюсь замуж, – сказала внучка.

Старая устрица всю ночь ворочалась с боку на бок – всё думала, что бы подарить внучке к свадьбе. И наконец придумала. Она, кряхтя, полезла под кровать и выкатила оттуда огромную жемчужину.

– Это жемчужина мудрости, – сказала внучке бабушка, – она ума прибавляет. Я её всю жизнь выращивала.

Премудрую жемчужину внучка-устрица тоже спрятала под кровать (все устрицы хранят свои жемчужины именно там), и, когда легла спать, в её голову сами собой полезли мудрые-премудрые мысли.

– Вот выйду замуж – придётся каждый день посуду мыть! И полы. – она взбила подушку и подтянула коленки к животу. – Да и жених мой не самый умный в море. – устрица-внучка вздохнула и перевернулась на другой бок. И нос у него слишком приплюснутый. – она перевернулась на живот. – И неловкий он – чашку вчера раскокал. «К счастью!» – говорит. Хорошенькое счастье – без посуды остаться! – устрица-невеста легла на спину. – А ещё он скучный. И в гости ходить не любит. Закроется в своей раковине и сидит. Так я, пожалуй, умру с тоски!

Устрица-внучка села на кровати и расправила на коленях ночную рубашку.

– И зачем мне замуж? – пожала она плечами. – Завтра же скажу ему, что я раздумала! Вот она – мудрая жемчужина! Спасибо, надоумила! Ведь как легко неопытной девушке сделать ошибку в жизни! Но раз у меня не будет свадьбы, надо вернуть жемчужину бабушке.

Узнав, что свадьба отменяется, бабушка-устрица охнула, покачала головой и затолкала жемчужину на старое место.

В эту ночь внучке-устрице опять не спалось. Мудрой жемчужины под боком не было, и поэтому мысли одолевали не слишком мудрые.

– Ну и что, что он не читал Большой Подводной энциклопедии, – думала молодая устрица, – зато он милый. И добрый, – добавила она, поворачиваясь на другой бок. – Он мне нравится, – подумала она, натягивая одеяло на голову. – Пожалуй, зря я ему отказала, – решила устрица и уткнулась головой в подушку. – Завтра же помирюсь с ним.

Свадьбу назначили на ближайшие выходные, и жемчужина мудрости снова перекочевала под кровать к невесте-устрице. И снова необыкновенно мудрые мысли прокрались в её юную головку.

– Всё-таки он зануда! И взгляды на жизнь у нас разные. И макароны он любит с дырками, а я – без дырок. Нет, он мне не пара!

Утром жемчужина мудрости снова переехала к бабушке-устрице. А назавтра устрица-внучка опять помирилась с женихом и забрала жемчужину, а потом снова прикатила назад, а затем снова откатила. А потом. А затем. Так и катает она жемчужину до сих пор. И замуж пока не вышла.

ТОРТИК И ПРЕДАННОЕ СЕРДЦЕ

Божья коровка легла на бочок и закрыла глазки.

«А – а – а – а – а», – укачивала её мама, тоже, конечно, божья коровка.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Детский развивающий портал