Татарские сказки на русском языке читать детям народные

Татарские сказки

Байский сын и три мешка

Жил на белом свете один богач. Всё его богатство заключалось в 3-х мешках золотых монет. И был у него один сын, которого он любил, что и души не чаял. И, …

Бес, медведь и портной

В давние времена жил в одном городе портной. Придёт к нему заказчик, принесёт два аршина сукна и скажет:

— Эй, портной! Сшей-ка мне хороший бешмет.

Посмотрит портной: мало сукна на …

Водяная

Любо мне нырять и плавать, воду головой бодать!

Так играю, так ныряю час, а то и полтора.

Ну, теперь я освежился, одеваться …

Волшебное кольцо

В давние-давние времена жил, говорят, в одной деревне мужик со своей женой. Жили они очень бедно. Так бедно, что дом их, обмазанный глиной, только и стоял что на сорока подпорках, …

Глупые братья

Жили три брата. Были у них поле и лошадь. Вот работали они раз на поле, урожай собирали и снопы отвозили на ток. А летом паут поднялся. Надо работать, а лошадь …

Глухой, слепой и безногий

Гульчечек

Гюль-назик

В прежнее время жил один бедный человек, именем Гюль-назик (Нежный цветок). Он так был беден, что был беднее шайтана. У него было много детей. Этот Гюль-назик был очень ленив. Не …

Девушка и водяная

Жила в одной крестьянской семье девушка, сирота от рожденья. Недобрая мачеха не любила ее, заставляла работать от темна до темна.

Как-то рано утром, когда еще солнце не взошло, послала мачеха …

Долото-нос

Зилян

Говорят, в давние времена жил один бедный-пребедный человек. У него было три сына и одна дочь.

Тяжело ему было растить и кормить детей, но он всех их и вырастил, и …

Знание дороже

Когда-то в давние времена жил один старик, и у него был сын, мальчик пятнадцати лет от роду. Надоело молодому джигиту сидеть дома без дела, и он стал просить отца:

Зухра и Месяц

Зухра-йолдыз

Когда-то жила на свете девушка по имени Зухра. Была она пригожей, умной, слыла большой мастерицей. Все вокруг восхищались ее умением, расторопностью и уважительностью. Любили Зухру и за то, что она …

Камыр батыр

В давние-предавние времена, когда была козлиная команда, когда дед с бабкой еще и на свет не родились, отчего мы с отцом только вдвоем пока жили, были, говорят, в некоем месте …

Лапти-скороходы

Жил на свете пастух. Стадо у него было большое, уследить за ним трудно, хлопотно. Коровы в рожь да в овёс бегут, овцы в трясину лезут да в лес заходят. Надо …

Источник

Татарские народные сказки

Татарские сказки читать онлайн

Неправильно понятые последние слова отца усложнили жизнь сыновьям. Лишь дружба и труд оказались достойны упоминания в завещании.

Если ты правильно выбираешь друзей – то с их помощью можно даже жениться на байской дочери.

Хитрость и смекалка помогут победить любых врагов. Ну, и не помешает найденная на дороге волчья голова.

Если вы прирождённый бизнесмен, то даже стог сена станет началом отличной финансовой карьеры. Конечно, если вы знаете координаты острова, где живут волшебные пэри.

Хитростью и личным примером можно перевоспитать даже закоренелого лентяя.

Если тебе задали сложный вопрос – подумай. Задали три сложных вопроса – подумай трижды. Тогда точно дашь мудрый ответ.

Тот, кто добр и честен, всегда остаётся в выигрыше. А вор и обманщик будет наказан, по справедливости.

Хвастовство и самолюбование до добра не доведут. Можно и суп попасть.

Обещания надо выполнять, а за работу – платить. Иначе можно стать объектом недоброй шутки.

Хитёр лесной дух и на проказы горазд – а татарский батыр всё равно хитрее.

Все свои мечты, все надежды люди вкладывали в сказки. Переходя из уст в уста, они обрастали новыми подробностями, менялись имена героев, некоторые истории забывались. Но лучшие татарские народные сказки дошли до наших дней.

Татарские сказки про животных это простые истории о взаимоотношениях, о честности и хитрости, доброте, мудрости, смекалке. Животные, растения, даже природные явления наделялись человеческими чертами, им давали имена.

Народные сказки – это отражение жизни, отражение нашего существования. Расскажите про татарские народные сказки своему ребёнку, почитайте их вместе. Погрузитесь в этот таинственный и волшебный мир превращений и чудес, фантазии и реальности. Отпустите себя в приключение и эти чувства останутся с вами навсегда.

Источник

Татарские сказки на русском языке читать детям народные

Татарские народные сказки

Глухой, слепой и безногий

Знание всего дороже

Портной, медведь и бесёнок

Как братья огонь добывали

Байский сын и три мешка

Салам-Торхан и лиса

Благодарим Вас за использование нашей библиотеки

Татарские народные сказки

В давние-давние времена жил, говорят, в одной деревне мужик со своей женой. Жили они очень бедно. Так бедно, что дом их, обмазанный глиной, только и стоял что на сорока подпорках, а не то бы упал. И еще, говорят, был у них сын. У людей сыновья как сыновья, а у этих сын с печи не слезает, все с кошкой играет. Учит кошку человеческим языком говорить да на задних лапах ходить.

Время идет, мать с отцом старятся. День походят, два полежат. Совсем хворые стали, а вскоре и померли. Похоронили их соседи.

Сын на печи лежит, горько плачет, у кошки своей совета спрашивает, ведь теперь, кроме кошки, у него на всем белом свете никого не осталось.

— Что делать-то будем? — говорит он кошке. — Не милостыней же нам с тобой жить. Давай уйдем куда глаза глядят.

Шли они долго. Кошка-то мышей хоть ловит, а у джигита от голода живот сводит.

Вот дошли до одного леса, отдыхать устроились. Попробовал было джигит уснуть, а на голодный желудок сон не идет. Ворочается с боку на бок.

— Ты чего не спишь? — спрашивает кошка. Уж какой тут сон, когда есть хочется. Так и прошла ночь. Рано утром послышалось им, будто кто-то жалобно плачет в лесу. — Слышишь? — спросил джигит. — Вроде кто-то плачет в лесу?

Недалеко прошли, вышли на лесную поляну. А на поляне высокая сосна растет. А на самой верхушке сосны большое гнездо виднеется. Вот из этого-то гнезда плач и раздается, будто дитя стонет.

— Полезу я на сосну, — говорит джигит. — Будь что будет.

И полез на сосну. Смотрит, а в гнезде два детеныша птицы Семруг (мифичская волшебная птица огромных размеров) плачут. Увидали они джигита, заговорили человеческими голосами:

— Ты зачем сюда пришел? Ведь каждый день к нам змей прилетает. Двух братьев наших он уже съел. Сегодня наша очередь. А тебя увидит — и тебя, съест.

— Съест, коль не подавится, — отвечает джигит. — Я выручу вас. А где ваша мама?

— Наша мама-царица птиц. Она улетела за Кафские (по поверью, горы, расположенные на краю света, земли) горы, на собрание птиц и скоро должна вернуться. При ней бы змей не посмел нас тронуть.

Вдруг вихрь поднялся, лес зашумел. Птенцы прижались друг к другу:

— Вон наш враг летит.

— Ты не уходи от нас, джигит, — говорят они. — Мы напоим тебя и накормим досыта.

Поели все вместе, попили и о деле заговорили.

— Ну, джигит, — начали птенцы, — теперь слушай, что мы скажем тебе. Прилетит наша мать, спросит, кто ты такой, зачем сюда явился. Ты ничего не говори, мы сами расскажем, что ты нас от смерти лютой спас. Станет она тебе серебро-золото дарить, ты не бери ничего, скажи, что добра всякого у тебя и своего хватает. Проси у нее волшебное кольцо. А теперь прячься под крыло, как бы худо не вышло.

Как они сказали, так все и стало.

Прилетела Семруг и спрашивает:

— Что это, будто человечьим духом пахнет? Нет ли кого чужого? Птенцы отвечают:

— Чужих нет, и наших двух братьев нет.

Птица Семруг запечалилась.

— А вы-то как в живых остались? — спрашивает у своих детенышей.

Смотрит Семруг — и действительно, змей лежит мертвый.

— Где же тот смелый джигит? — спрашивает она.

— Да вот под крылом сидит.

— Ну, выходи, джигит, — говорит Семруг, — выходи, не опасайся. Что же тебе подарить за спасение моих деток?

— Ничего мне не надо, — отвечает парень, — разве только волшебное кольцо.

А детеныши птицы тоже просят:

— Отдай, мама, кольцо джигиту. Делать нечего, согласилась царица птиц и отдала кольцо.

— Если сумеешь уберечь кольцо, будешь повелителем всех пэри и джиннов! Стоит только кольцо на большой палец надеть, как прилетят все они к тебе и спросят: “Падишах наш, что угодно?” И приказывай, что захочешь. Все исполнят. Только не теряй кольцо — худо будет.

Надела Семруг кольцо на палец своей ножки — тут же налетело полно пэри и джиннов. Семруг сказала им:

— Теперь он станет вашим владыкой, ему и служите. — А джигиту, вручая кольцо, сказала:- Если хочешь, никуда не уходи, с нами живи.

Поблагодарил джигит, но отказался.

— Я уж своей дорогой пойду, — сказал он и спустился на землю.

Вот идут они с кошкой по лесу, между собой переговариваются. Когда устали, сели отдохнуть.

— Ну, что нам с этим кольцом делать? — спрашивает джигит у кошки и надевает кольцо на большой палец. Только надел, как пэри и джинны со всего света прилетели: “Падишах наш султан, что угодно?”

А джигит еще и не придумал, что просить.

— Есть ли, — спрашивает он, — на земле место, куда нога человеческая не ступала?

— Есть, — отвечают те. — В море Мохит есть остров один. Уж и красивый он, и ягод-фруктов там не счесть, и нога человеческая туда не ступала.

— Вот меня с моей кошкой туда и перенесите. Только сказал, он уже с кошкой своей на том острове сидит. И так здесь красиво: цветы необыкновенные, фрукты диковинные растут, а морская вода, как изумруд, переливается. Подивился джигит и решили они с кошкой остаться здесь жить.

— Вот дворец бы еще построить, — сказал он, надевая кольцо на большой палец.

Появились джинны и пэри.

— Постройте мне двухэтажный дворец из жемчуга да яхонта.

Досказать-то не успел, как на берегу уж дворец поднялся. На втором этаже дворца чудесный сад, между деревьями в том саду яства всякие, вплоть до гороха. А на второй этаж самому и подниматься не надо. Сел на кровать с красным атласным одеялом, кровать сама и поднимает.

Походил джигит с кошкой по дворцу, хорошо здесь. Только скучно.

— Все у нас есть с тобой, — говорит он кошке, — что же нам теперь-то делать?

— Теперь тебе жениться надо, — отвечает кошка.

Призвал джигит джиннов и пэри и повелел привести ему портреты самых красивых девушек со всего света.

— Я из них кого-нибудь себе в жены выберу, — сказал джигит.

Разлетелись джинны и пэри красивых девушек искать. Долго искали, но ни одна из девушек не нравилась им. Наконец прилетели в цветочное государство. У падишаха цветов дочь невиданной красоты. Показали джинны портрет дочери падишаха джигиту нашему. А он как взглянул на портрет, так и сказал:

— Вот ее мне и принесите.

А на земле ночь была. Только сказал джигит свои слова, смотрит-она уж тут как тут, будто в комнате заснула. Ведь джинны ее прямо спящую перенесли сюда.

Рано утром просыпается красавица и глазам своим не верит: спать легла в своем дворце, а проснулась в чужом.

Соскочила с кровати, к окошку подбежала, а там море да небо лазурное.

Источник

Татарские народные сказки
Народное творчество

Это наиболее полный сборник сказок татарского народа, изданных когда-либо на русском языке. Он включает в себя следующие разделы: сказки о животных, волшебные и бытовые сказки.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Татарские народные сказки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Однажды храбрый Петух отправился будто бы за село поразвлечься. Там он забрался на какую-то стену, огляделся окрест, повеселел, взмахнул крыльями и закукарекал. А в тех местах Лиса жила. Услыхала она Петуха, обрадовалась: «Видно, сам Аллах послал мне его!» — и прибежала к стене.

Петух увидел ее и спрашивает:

— Чего тебе, рыжая? По какому ты делу?

— Возвращаюсь я из города. Услыхала твой приятный голосок и свернула сюда, чтобы понаслаждаться твоим пением. А еще узнала я в городе одну новость и хочу с тобою поделиться.

— Ну, рассказывай, что за новость.

— На днях падишах издал указ. Он гласит: «Пусть все подданные в моих владениях будут друзьями, живут в мире, не держат в душе зла. Пусть сильный не трогает слабого, пусть лев не отрывает голову страусу, пусть собака не дерет лисью шубу, пусть лиса не душит кур, пусть коршун не нападает на воробья, пусть вместе живут волки и овцы, ястребы и голуби…». Вот так приказал владыка. А коль так, то пусть и между нами не будет вражды. Петух, дружище, спускайся ко мне, пройдемся с тобой в обнимку, пусть все увидят, как мы выполняем указ падишаха.

А Петух будто бы не обращает на Лису внимания, в другую сторону смотрит.

Лиса опять за свое:

— Эй, Петух, ты что, не слышишь меня или не согласен с указом падишаха?

— Да погоди. Кто-то бежит сюда из села, длинноухий, с хвостом и облезлый. Вот я и думаю, кто бы это мог быть.

Лиса услыхала такое, встревожилась не на шутку, стала искать, где бы спрятаться.

— Ты чего засуетилась? Обожди, пусть длинноухий подойдет сюда, посмотрим, что за зверь.

— Судя по всему, это собака. А у меня нет большого желания с ней встречаться. Чего доброго, изорвет мне шубу.

— Как? Ты ведь говорила, падишах издал указ не враждовать. А если так, то зачем собаке трогать нас?

— Так-то оно так. Но лучше не показываться ей на глаза. Может быть, она и не знает о том указе, — и убежала, говорят, рыжая, только хвост мелькнул.

Так Петух и спасся от злого умысла, ответив Лисе на хитрость хитростью.

Как-то Лиса проходила мимо дерева и видит: сидит на вершине Петух. Говорит ему Лиса:

— Эй, друг, может, спустишься вниз? Помолились бы вместе.

— Там за деревом спит мулла-имам, разбуди-ка его!

Лиса взглянула и видит: лежит за деревом собака. Испугалась и бежать.

А Петух вслед кричит:

— Куда ты? Давай помолимся вместе!

— Подожди немного. Я вернусь. Забыла омовение совершить, — махнула хвостом и была такова.

Однажды у речушки, текущей вдоль деревни, Лиса ходила. Время как раз после захода солнца, когда зимние сумерки сгущаются на глазах. Лиса была голодная и в надежде поживиться пошла в деревню. Хочет хитрюга в курятник забраться и там без труда ужин раздобыть…

С такими думами пошла она по речке и увидела вдруг небольшую прорубь. Из воды тянулась тонкая веревка прямо на берег в заросли тальника. Тут Лисица взялась зубками за веревочку и стала тянуть полегонечку, так и вынула потихонечку полную сеть рыбы.

Быстренько рыжая ниточки порвала, добычу всю достала и одну за другой рыбу к стогу перетаскала. На самой верхушке ужин разложила, что смекалкою и умом добыла, поудобнее устроилась и стала покусывать рыбку да причмокивать.

В это время неподалеку голодный Волк бродил — искал, чем поживиться. И вдруг прямо ему в нос слабый ветерок рыбный запах донес. Встрепенулся Волк и побрел туда, куда тянул его чуткий нюх. Увидел Лису, лежащую на стогу за царским ужином, и молвил сладко:

— Здравствуй, дружище, как дела?

— Ням, ням… Нямчего, ням жалуюсь…

— Ты там, кажись, что-то вкусное ешь… Запах по всему свету разошелся. — Волк проглотил полный рот слюны, облизал жадно губы.

«Ну и везет же хитрюге», — подумал серый, и глаза его зажглись недобрым огнем. Захотелось тут ему проглотить рыжую целиком, с ее полным рыбой животом.

Лиса это заметила и, не будь дурой, скорее начала бирюку зубы заговаривать:

— Братец ты мой, кум дорогой, если бы ты знал, сколько я труда и терпения приложила, прежде чем нажила богатство такое. Но я всегда готова с тобой поделиться и последним куском.

И лукавая, так сказав, стала вниз кидать кости да рыбьи хвосты. Волк, даже не жуя, глотал все разом — видать, от жадности у него помутился разум. А Лиса говорит:

— Если хочешь, я могу и тебя научить рыбу ловить.

— Будь так добра, Лисичка, научи, сестричка, а то я с голоду помру, — умоляет серый.

Лиса тут хитро улыбнулась, лукаво так прищурилась и начала плести:

— Слушай крепко, запоминай точно. Тут на речке недалече есть прорубь одна, а рыбы там тьма. Засунешь хвост в воду, а рыбки к нему так и прилипают, так и прицепляются. Сиди тихонько, не шевелехонько, а не то спугнешь добычу. Чем дольше просидишь — тем больше вытащишь.

Волк прибежал к проруби, опустил в воду хвост на всю длину и замер. Сидел он, сидел, боясь шелохнуться. Много времени прошло. И вот решил уже вытащить свой хвост, да никак. «Слишком долго сидел, рыбы много прицепилось…» — думает он. А хвост-то примерз!

Утром женщины пришли за водой. Увидев Волка, сообщили мужикам своим. Вместе с другими прибежал и тот мужик, что сеть поставил. Так он угостил Волка пешней — Волк и концы отдал. Его шкуру мужик содрал и на базаре продал.

А Лиса за всем этим наблюдала с верхушки стога и очень смеялась. До сих пор, говорят, ходит и посмеивается над глупым Волком.

Читайте также:  Как правильно пишется слово артиллерийский

Давным-давно в одном лесу Медведь с Лисою жили и, говорят, дружили. Прошло много лет, еще один год — постарел Медведь и занемог. А был у них большой припас: по кадке меда и масла. Это добро у них далеко было запрятано: решено было его есть вместе, когда состарятся.

В одно прекрасное утро встает Лиса и тайком уходит. Целый день ждал куму хворый Медведь, а ее все нет. Лишь поздно вечером возвернулась она.

— А где, кума, так долго была? — спрашивает Медведь.

— У моего друга жена родила, и ходила я в деревню младенцу имя дать.

— Кого Бог дал — сына или дочь?

— И как же ты назвала его?

— Ну а мне гостинцев ты не принесла?

— Не было на столе ничего такого жирного, что бы тебе понравилось.

— Э-эх, кума, кума, — вздыхает Медведь. — Ты, конечно, сыта, а мне-то каково?

Идет тогда Лиса и поблизости да по окрестности собирает объедки всякие и Медведю несет. А что Медведю остается делать — грызет бедняга.

В один прекрасный день встает Лиса опять с первыми петухами и на цыпочках выбирается на волю. И в этот раз направилась прямехонько к меду-маслу, нализалась досыта и к вечеру домой пришла.

— Здравствуй, друг Медведь, здоров ли был?

— Неможется, кума… А ты сама где ходила весь божий день?

— В гостях была, — отвечает Лиса.

— У друга моего жена родила, и ходила я в деревню младенцу имя дать.

— Ай-ай, везет же тебе… А что ж меня с собою не взяла?

— Они ведь, кум, меня лично пригласили! Как же ты придешь незваным гостем?

— Хорошо, что ли, потчевали-то?

— Очень славно, угощали сладко.

— А кого ж Бог дал, сына или дочь?

— Славное имя. Вот только жаль, что ничегошеньки ты не принесла.

— Да как же, кум, можно? Полон дом гостей, и детей у них много…

Сказав так, кума улеглась и заснула. А Медведь голодный, живот пустой, как барабан. Лиса отдохнула часок-другой, затем собрала поблизости да по окрестности всякие отбросы да огрызки. А что Медведю остается делать? Сам-то хворый — и тому доволен.

Через неделю-другую Лиса опять с утра пропала, мед с маслом долизала, домой вернулась.

— У моего друга жена родила. Вот я и ходила в деревню младенцу имя дать.

— Что судьба дала, сына или дочь? И как назвала?

— Сына. Поскребышком будет имя.

— А мне ничего не принесла? — чуть не плачет Медведь.

— Вот, немного дали гостинцев. «Пусть не обижается, что мало», — они говорят.

Лиса на этот раз принесла куму черствого хлеба, тоненько намазанного медом-маслом.

— Спасибо, что вспомнили, — сказал Медведь. — Пусть их дети будут счастливы!

Лиса долго так гуляла, не зная горя, а наш Медведь от худой жизни совсем ослаб. И однажды перед сном говорит Лисе:

— Кума, ведь есть у нас большой запас, который на черный день припрятан. Придется его затронуть. Иначе я ноги протяну.

— Ладно, — говорит Лиса. — Сходим. Завтра и пойдем.

Утром встают они и к тайнику идут. Смотрят — пустые кадки, ветер в них гуляет.

— Эх, кума, каждый божий день ты где-то пропадала, видать, твоя работа, — говорит Медведь, разозлившись на Лису.

— Нет, я не ела, — отвечает Лиса не моргнув глазом. — А может быть, это ты, когда я в гостях была, все сам съел?!

— Да как я мог, кума? Знаешь сама — хворый лежу, — говорит Медведь.

— Ладно, ладно, не будем спорить, давай проверим. Ляжем вот здесь на солнышке и будем ждать. У кого на животе вытопится мед и масло — тот и виноват.

Лиса и Медведь легли рядышком, выставив животы на солнце. Разморило Медведя, и он заснул. А Лисица не спит. Встала она тихонько, наскребла меда-масла с донышек и намазала куму на живот.

— Вставай, Медведь, хитрец ты эдакий! Говорила я, что ты съел мед и масло, — и правда! Вон на животе все вытопилось!

Сказав так, Лиса убежала — бросила больного друга.

Говорят, когда-то Лиса и Журавль были друзьями. Ходили друг к другу в гости. Первой Журавля пригласила Лиса. Сварила пшенную кашу и размазала ее по тарелке.

— Угощайся, дорогой, — потчует она.

А Журавль клюет-клюет, да ни одно зернышко в клюв не попадает. Так сама Лиса всю кашу и вылизала. И сказал тогда Журавль:

— Лиса, голубушка, ты угостила меня, теперь черед за мной. Приходи, как позову.

Приготовил, говорят, Журавль молочный суп с клецками и пригласил Лису. Пришла Лиса, и сели они обедать. Журавль подал суп в пахталке. Лиса, как ни старается, достает только бульон, а клецки со дна подбирает длинным клювом Журавль. И сказал он на прощание:

— Лиса, голубушка, ты меня угостила — я тебя угостил. Не обессудь. Каков привет, таков и ответ!

Медведь, волк и лиса

Однажды Медведь, Волк и Лиса собрались вместе обсудить свою жизнь. «Нам, — говорят, — надо совершить хадж — посетить места святые, чтобы раскаяться во всех грехах, очистить душу. И жить отныне только на честный труд, никого не обижать». На том и порешили.

Отправились они в путь. Встретился им Верблюд и спросил:

— Куда это вы, друзья, идете?

— Мы теперь паломники. Отныне никого не будем трогать.

— Доброе дело вы затеяли. Возьмите меня тоже, — просит Верблюд.

Пошли они дальше все вместе. Шли так несколько дней. Верблюд идет себе, пощипывая травку. Не грех ведь травку-то рвать! А Медведь, Волк и Лиса чем дальше идут, тем труднее для них путь: животы все сильнее сводит.

Кругленькое пузо Верблюда все больше раздражало зверей. «Он один сытый идет, давай-ка мы его за это убьем», — договорились они. Набросились втроем и заломали тут же. Зарезав скотину, Медведь вынул ее внутренности и сказал:

— Я на речку пойду, промою все это, а вы ждите меня, ничего не трогайте.

Как только он ушел, Лиса стала подговаривать Волка:

— Давай съедим у Верблюда почки. Не бойся, я сама отвечу косолапому. Как спросит он, где почки, ты сразу посмотри на меня.

Медведь вернулся и стал проверять, все ли цело.

— Где почки Верблюда, куда девались?

Тут Волк обернулся и на Лису глядит. А Лиса:

— А что ты на меня уставился? Сам сожрал почки, а теперь на других смотришь! Говорила я тебе: «Не ешь, Медведь заругает».

Волк не успел рта раскрыть, как Медведь с ревом кинулся на него, и вскоре они скрылись из виду. Лиса же а ну-ко скорей перетаскивать куски мяса в камыши.

Вернулся Медведь из погони запыхавшийся. Глядит — на месте туши верблюда сидит плачет и причитает Лиса.

— Что тут такое еще случилось? Мясо где?

— Орел прилетел и тушу унес. Вот я и плачу.

Разозлился Медведь, в сердцах махнул рукой: «С вами кашу не сваришь!» — и пошел восвояси. А хитрая Лиса долго кормилась в камышах спрятанным мясом и смеялась над глупыми товарищами. До сих пор, говорят, ходит и посмеивается.

Однажды весной подружились промеж собой Лиса, Барсук, Волк, Верблюд и Лошадь. И жили вместе привольно и сыто на зеленой поляне целое лето. Наступила осень, дожди пошли, холодные ветра стали задувать. Барсук, Лиса и Волк — втроем — сговорились зарезать травоядных друзей. Лиса Верблюду так сказала:

— Друг ты наш милый, ненаглядный, трудно тебе будет в голодную зиму выжить. Чем видеть твои страдания, мы лучше зарежем тебя.

— Правильно говоришь. Зарежем того, кто всех моложе.

Собралась тут вся компания и стала судить, кто есть самый молодой.

— Я наиболее старый среди вас, — сказал Верблюд. — Аллах меня сотворил вместе с Адамом.

— А я в лодке пророка Ноя обучала детей всяким наукам. Я учительница.

— А я ту лодку сторожил. Никого не подпускал к лодке пророка.

— Я доктор. Я в той лодке людей лечил. Жир у меня целебный.

Только Лошадь молчит — ничего не говорит. Спросили ее:

— У меня о том расписка есть, там написано. Пусть Лиса прочтет. Она же учительница.

— А где же она, расписка-то?

— Под копытом, — сказала Лошадь.

Лиса говорит Волку:

— Подержи-ка ее ногу, я прочитаю.

Волк подошел к Лошади и хотел было приподнять ее заднюю ногу, но та, не будь дурой, лягнула серого, тот и отлетел.

— Узнали теперь, сколько мне лет? — заржала Лошадь и прочь ускакала.

Остались они жить вчетвером. День за днем все холоднее становится.

Говорит Барсук Верблюду:

— Зима, видать, будет морозная. Не мучай ты себя, давай лучше зарежем тебя. Ты же знаешь, что я доктор. Вновь тебя весной воскрешу.

Верблюд заколебался и решил посоветоваться с Лисой:

— Как ты думаешь, сможет ли Барсук меня воскресить?

— Почему бы и нет? Он ведь доктор.

Лиса, шельма, уже учуяла, что Верблюд скоро согласие даст. И под старым дубом начала скорее копать яму — себе норку делать. Ударили морозы, дни голодные настали. И Верблюд согласился довериться Барсуку-доктору. И беднягу зарезали немедля. Волк вынул его внутренности и отдал Лисе и Барсуку:

— Подите на речку, промойте это добро. И голову прихватите.

И остался Волк как самый сильный тушу охранять, а те пошли.

Шли они, шли — проголодалась Лиса и говорит Барсуку:

— У меня живот пустой — съем я мозги. А ты сердце съешь. Да не бойся ты, ответ я дам сама. Если Волк спросит, где сердце, ты посмотри на меня.

Съели они мозги и сердце, а все остальное обратно приволокли. Волк спрашивает:

— Где мозги Верблюда?

— Ну а сердце куда делось?

Тут Барсук стал на Лису смотреть.

— Чего ты на меня уставился?! Когда ел сердце, ни на кого не смотрел.

Волк, оскалив зубы, бросился на Барсука, а тот — бежать. Лиса кричит:

— Держи, держи вора, это он съел сердце Верблюда!

Как только Барсук с Волком скрылись за холмом, Лиса стала кромсать тушу и оттаскивать лучшие куски. Оставив одни ножки да кости, она и сама захоронилась в норе.

Вернулся Волк из погони, глядит, остались от Верблюда только ножки да кучка костей. «Эх, шельма! — заскрипел он зубами. — Надула меня рыжая… Ну, если встречу, тут же изувечу…»

За одну неделю Волк все кости обглодал, а потом, бедолага, зиму долгую голодал. Только Лиса провела зиму в роскоши.

Снова настала осень. Лиса пошла в деревню, книжки нашла, принесла себе в нору. Опять, плутовка, что-то затевает!

Объявился Волк, смотрит, Лиса на пне сидит, очки на нос повесила и с умным видом листает книгу.

— А-а, рыжая, попалась мне в лапы! В прошлом году обманула меня, вот за это сейчас и поплатишься!

— Ты что, Волк, спятил?! Я тебя в жизни не видала. Я учительница: обучаю грамоте детей всех зверей. Если есть у тебя волчата, приводи их ко мне, пока не поздно.

— Да, есть у меня две крошки.

— Так приведи же их. За обучение одного я беру две овечьи туши. Всего с тебя будет четыре. Скоро все звери приведут своих детенышей. Если ты опередишь их, твои детки займут лучшие места.

Уходит Волк. Через два дня возвращается с двумя волчатами и четырьмя тушами овец. Лиса принимает у него все это и говорит:

— Ровно через шесть месяцев приходи навестить детей.

И Волк побрел домой. А Лиса зарезала волчат и, за два месяца обглодав кости, завернула их в шкурки, положила в угол. Затем она принялась за овечьи туши. А на исходе шести месяцев убралась из этих мест прочь.

Ровно через шесть месяцев появляется Волк навестить своих детей. Глядит, нет ни волчат, ни учительницы. Нашел он ее нору, заглянул внутрь и шкурки увидел: «Ах, жестокая тварь, она моих детей слопала. Ну, если поймаю, без слов изничтожу».

Весна пришла, весело смеясь. Потеплели дни, пополнели речки. У одной деревни в сторонке стояла мельница. Дверь ее была открыта, и Лиса внутрь забралась и стала есть муку. В то же время случайно и Волк туда забрел. Увидел рыжую и зарычал:

— А-а, плутовка, попалась! Два раза ты надула меня! На этот раз не выйдет, я задушу тебя!

— Ты что, Волк, дурак или сроду так? — округлила глаза Лиса. — Я столько лет уже здесь мельником работаю, никуда не хожу. Голодный, что ли? Если так, я тебе дам муки.

Волк поверил ей на слово:

— Ну ладно, тогда дай хоть муки. Очень есть хочу.

Лиса зачерпнула пудовку муки и стала сыпать на жернова. Волк, долго не думая, запрыгнул на жернова и стал лизать муку. А Лиса в этот миг незаметно открыла заслонку — и вода начала бить по колесам, а те, в свою очередь, привели в быстрое движение жернова. Волка закрутило и бросило с размаху на стенку. Пока Волк не очухался, Лиса вон из мельницы выскочила и след за собой замела.

Когда же Волк пришел в себя и осмотрелся кругом, он понял, что лиса опять его одурачила, чуть не погубила. «Ну, если еще раз встречу, ни за что не упущу».

А Лиса тоже думает, как бы от Волка избавиться. Набрала она охапку ивовых прутиков и на пригорке начала плести корзины. Плела она и громко пела. Услышав ее голос, подошел к ней Волк.

— А-а, негодная, попалась! Сейчас я тебя зараз проглочу!

— Послушай, храбрый зверь, — говорит Лиса с невинным видом, — за что ты хочешь съесть меня? Какая у тебя обида на меня?

— Ты еще смеешь спрашивать?! — злится Волк. — Сколько раз ты меня обманула!

— Эх ты, глупая тварь, — говорит Лиса. — Я уже много лет отсюда никуда не хожу, плету корзины — на это и живу. Ты тоже не выдумывай чепуху, учись корзины плести, будешь мне помогать. И мы с тобою заживем на широкую ногу.

И начала Лиса показывать, как надо плести. Изготовила сначала дно корзины, посадила туда Волка и, заговаривая Волку зубы, знай плетет прутики один на другой по бокам.

А Волк даже рот раскрыл от изумления, как ловко плетет Лиса корзину. Осталось только дыру закрыть сверху — и готово будет. Вот и все. Лиса последний прутик закрутила туго и сказала:

— Ну ладно, дружище Волк, прощевай!

Так и ушла. Волк пробовал было выбраться — не тут-то было. Уж больно Лиса на совесть потрудилась. Долгое время не прошло — увидели корзину и Волка люди, едущие на базар, и увезли. С того дня Волка не стало видно.

Однажды Лев захворал. Все звери собрались, чтобы узнать о его здоровье. Не было только Лисы. Тогда Волк подошел ко Льву и сказал об этом. Лев, разгневанный, приказал ему: «Как только Лиса появится, сразу же дай мне знать!» Между тем подоспела и сама Лиса. Волк мигом доложил об этом Льву.

Но другие звери уже рассказали Лисе, как Волк охаял ее передо Львом. Вот Лев подзывает к себе Лису и спрашивает:

— Где же ты была, красавица? Почему опоздала?

Лиса отвечает кратко:

— Услыхала о твоей болезни, мой повелитель, долго искала лекарство.

— Ну и как, — спрашивает Лев, — нашла?

А Лиса еще любезней в ответ:

— Найти-то не нашла, но слышала: если достать сухожилие из задней волчьей ноги и съесть, хворь твоя, возможно, пройдет.

Лев схватил Волка, разодрал заднюю ногу и вытянул сухожилие. Истекая кровью, Волк бросился бежать. А Лиса ему кричит вдогонку:

— Эй, красноштанный, куда ты?!

Жил-был Салам-Торхан. Бездомный бродяга — в летние ночи спал в открытом поле. Встретилась однажды ему Лиса и говорит:

— Эй, Салам-Торхан, проходят твои годы, а семьей не обзавелся. Женю-ка я тебя. Вынеси из деревни мне курицу одну — и я тебя женю.

— Салам-Торхан построил новый амбар. Хочет перевезти медные деньги со старого в новый, а таскать не в чем.

Взяла она пудовку, а вечером обратно принесла. На следующий же день вновь пришла поутру и говорит:

— Салам-Торхан хочет перевезти серебряные деньги.

«Оказывается, есть еще богачи и моей масти», — думает бай.

На третий день опять Лиса пришла:

— Салам-Торхан переносит золотые монеты.

Бай весьма удивился: «Неужели есть человек меня побогаче?!»

Лиса же, когда пудовку возвращала, каждый раз на донышке по монете оставляла. Бай хотел их вернуть, но воспротивилась Лиса:

— У моего хозяина их и не считают, оставь себе.

Бай стал Лису домой приглашать, а та отнекивается:

— Некогда мне рассиживаться. Завтра иду в один дом сватом Салам-Торхана. Хозяин-то мой холостой, совсем молодой.

Услышав такие слова, бай еще пуще стал в дом звать, так как имел он дочь на выданье.

— Ладно, — говорит Лиса. — Если ненадолго, может, и зайду.

— Нет-нет, долго не задержу, — обещает бай.

А дома за столом заикнулся:

— Есть у меня для доброго молодца красна девица. Скажи хозяину — в долгу не останусь.

— Ладно, так и быть, скажу. Если он согласен, буду сватать. Ведь не мне, а ему жениться.

Лиса из города вернулась и до Салам-Торхана доводит:

— Ну, джигит, кажись, дело в шляпе: возьмем тебе дочку бая!

Салам-Торхан не верит:

— Кто за меня пойдет? Себя не во что одеть!

— Не горюй, все будет в порядке, — не унывает Лиса.

Рано утром опять в город ушла.

— Ну, Шакир-бай, — лукавит Лиса, — уговорила-таки хозяина своего и пришла к тебе свахой от него. Давай договоримся.

Читайте также:  Как правильно пишется мужчины бреются

— Доброе дело, святое дело, — доволен бай.

— Сколько денег просишь, другой товар, скажи сейчас, — важничает Лиса.

— У нас всего в достатке, — говорит бай. — Зять свой, от него нам ничего не надо.

— Ладно, если зять свой, — отвечает Лиса. — Хорошо. Ну а свадьбу когда сыграем?

Назначили день, когда жених должен приехать за своей невестой. А напоследок Лиса сказала:

— Надо бы укрепить мост, через который мы будем проезжать.

— По нему лошади с грузом тяжелым проходят — ничего, выдержит.

— Хорошо, если так. Но предупреждаю: кони наши будут упитанные и добра в телегах будет немало.

Так сказала и заспешила Лиса порадовать Салам-Торхана.

— Ну, дружище, дело сделано. Через неделю поедем за молодой невестой.

— Зря ты хлопочешь, — говорит Салам-Торхан. — Куда я жену-то дену? Да и не выйдет она за меня.

— Ты знай слушайся меня, — поучает Лиса.

Настал день свадьбы. Встали они и пошли вдвоем с утра пораньше.

— Ну как я выйду перед богатыми людьми в своих лохмотьях? — сердится Салам-Торхан.

— Не горюй, в почете будем!

Так они дошли до моста. По лисьему совету его разобрали и бревна пустили вплавь по воде. Салам-Торхана Лиса раздела, оставила прямо в воде под старой ивой, а сама направилась в город.

— Сват, беда! Говорила я, надо мост укрепить, — запричитала она, закричала. — Телеги наши со всем добром в воду упали, даже не знаю, жив ли твой зять. Я одна не смогла его вытащить из воды и потому сюда прибежала.

Слуги бая тотчас поспешили жениха спасать.

— Салам-Торхан! — кличут с берега.

А тот из воды голос подает.

Вытащили его, завернули в шубу и на телеге домой привезли. Умыли, причесали, надели дорогие наряды и за стол посадили. Из-за пропавшего добра никто не горюет. Лиса похваляется:

— Богатства наши несметны!

А жених сидит и наряды поглаживает, глаз не отрывает: обо всем забыл.

— А почему, — говорит тесть, — зять наш не ест, а только сидит и одежду гладит?

— Он бы и кушал, — объясняет Лиса, — да скучает по своим прежним нарядам.

А сама тычет Салам-Торхана в бок — на яства кивает: ешь, мол, не выдавай себя. И тот, спохватясь, стал наворачивать за обе щеки всякие кушанья.

Когда свадебный пир закончился, Лиса первой уехала, шепнув Салам-Торхану:

— Приведешь свадьбу в такую-то деревню к такой-то старухе. Я буду там ждать тебя.

Когда Лиса по дороге ехала, увидела на пастбище лошадей и сказала табунщикам:

— Завтра отсюда проедет большое начальство. Вас спросят: «Чьи это кони?» Скажите: «Салам-Торхана», и они вам много подарков дадут.

Далее проехав, увидела стадо коров и сказала пастухам такие же слова. Людям, пасшим овец далее в пути, те же слова повторила. Доехав так до деревни, зашла к той старухе. А она богатой купчихой была. Лиса ей прямо с порога:

— Что делать-то будем, бабушка? Сила идет немалая войною на нас. Что делать станешь, куда спрячешься? Убьют они тебя! А ты, бабушка, спрячься в колодец. Я помогу спуститься, а когда они уйдут, снова вытащу.

Испугалась старуха. А Лиса, посадив ее на ведро, в колодец спустила и отрезала веревку. Не стало купчихи.

В это время как раз Салам-Торхан со своей невестой с байского двора из ворот выехали. Родители невесты, ближняя, дальняя родня и друзья на многих лошадях с добром немалым едут-поезжают.

Так свадебная процессия добралась до луга, где пасся табун лошадей. Спросили табунщиков:

— Салам-Торхана, — ответили те.

— Ого, жена, — говорит бай, — зять наш не босяк. Это наши пастухи, кинем им подарки.

Оставили им много подарков и свадебных угощений, поехали дальше. Повстречали стадо коров. Спросили пастухов:

— Салам-Торхана, — ответили они.

Их также одарили. Далее в пути повстречали овечью отару.

— Салам-Торхана, — ответили им.

Пастухов тоже богато одарили.

— Вот, жена, — радуется бай, — думали, что мы богаты. А зять-то наш, гляди, во много крат богаче.

И с песнями да с весельем заехали они в деревню, остановились перед домом купчихи. Лиса встречает их у ворот, гостей честит, в дом зовет. К их приходу кашевары купчихи все, что для свадьбы нужно, приготовили.

Погостив у зятя денька три, сват со свахою домой уехали. А молодые стали жить в доме купчихи богато и славно. И Лиса с ними живет привольно. Салам-Торхан ее в почете держит и так говорит: «Когда умрешь, я тебя в золотом ящике похороню».

Лиса однажды заболела. На следующее утро смотрят — совсем не дышит. Салам-Торхан слуг позвал:

— Умерла Лиса. Унесите ее вон на ту гору и бросьте в яму.

Лису положили в корзину, прикрыли соломой и понесли. По дороге один говорит:

— Давай сдерем с нее шкуру.

— Была нужда марать руки. Что, шкурок у нас мало?

Так и бросили корзину в яму. Вернувшись, Лиса и говорит:

— Ну, Салам-Торхан, сдержал ты свое слово, похоронил меня в золотом ящике!

Салам-Торхану совестно стало, покраснел бедняга.

Через несколько лет Лиса и вправду умерла. Сначала не поверили, три дня дома держали, только потом с большим почетом похоронили.

И остались муж с супругою только вдвоем хозяевами дома. Я был у них в гостях: сегодня ходил — вчера вернулся. Все еще голова болит.

Однажды Лев, Лиса и Волк вышли на охоту. Поймали они дикого осла, косулю и барсука. Стали делить между собой добычу. Лев обращается к Волку:

— Ну-ка, раздели все это на троих!

Волк взял себе дикого осла и говорит:

— Это его величеству.

А перед Лисой положил барсука.

Тогда Лев размахнулся, стукнул Волка по голове — и раскололась голова.

Обращается Лев к Лисе:

Отдала Льву дикого осла:

— Это тебе на завтрак.

— Браво! Но кто же тебя научил так делить добычу?!

Лиса кивнула в сторону и ответила:

— Тот, в красной шапке.

Летом в одно прекрасное утро решили Перепел да Лиса быть друзьями. Всегда и везде ходили вместе. Однажды Лиса жалуется:

— Проголодалась я, дружок. Что бы такое съесть, а?

Перепел ей в ответ:

— Я могу тебя досыта накормить. Ты что, меня не знаешь?

А Лиса подзадоривает:

— Ну-ка попробуй накорми! Как же это ты, интересно, сможешь?

— Айда на дорогу, — сказал Перепел и повел Лису через высокую рожь.

Вскоре вышли они на дорогу.

— Ты иди прячься, — говорит Перепел, — и следи за дорогой.

Лиса затаилась во ржи и стала наблюдать. Видит, идут разодетые муж с женою. Они в гости ходили, поэтому в руках у жены был большой сверток. Она говорит мужу:

— Глянь-ка, впереди нас перепел бежит. Он, по-моему, не может летать. Давай-ка поймаем его, домой придем, зажарим: у них, говорят, мясо очень вкусное.

Начали муж да жена вдвоем его ловить. Перепел и не улетает, и поймать себя не дает: бежит возле них, все вокруг да около. Муж сердится на жену:

— Да оставь ты свой сверток — слышишь, нет?!

Жена оставила сверток на краю дороги и принялась бегать, махая руками. И уходят они так все дальше и дальше. И тогда Лиса вышла изо ржи, цап сверток и обратно юркнула. Перепел это увидел и упорхнул из-под носа простофиль. Они пошли искать свой сверток, дошли до той деревни, откуда вышли. Нет и нет. Словно сквозь землю провалился.

— Тьфу, черт побери, наверное, этот перепел нам привиделся. Он, видать, уводил нас от свертка, — так, ругаясь и чертыхаясь, пошли домой.

Перепел прилетел к Лисе. Та уже развернула сверток. Чего только там нет! И беляши есть, и калач, и курица вареная, и блины. Лиса с жадностью стала пожирать все это. Подлетевший Перепел гордо говорит:

— Ну как, вкусно я тебя кормлю?

— Ням-ням… Сроду не ела ничего подобного!

Оба они наелись досыта. Лиса говорит:

— Ну, Перепел, накормил ты меня досыта, спасибо. А сможешь ли ты меня напугать? Ну, попробуй.

— Почему бы и нет? Схватись зубами за мой хвост и закрой глаза. Не открывай, пока я не скажу.

Полетел Перепел. Лиса за ним бежит. Вышли они на охотников с собаками.

Собаки увидали Лису и погнались с громким лаем за нею. Вдобавок еще охотники стреляют. Пиф-паф!

Лиса побежала со всех ног, а Перепел исчез. Лиса, бедняга, бежала-бежала и оказалась в тальнике.

Прилетел Перепел и видит: у Лисы язык высунут до самой земли, а сама она дышит всем телом.

— Ну как? Испугалась ли? — спрашивает Перепел.

— Сроду так не пугалась, — отвечает Лиса. Отдышавшись, она новую забаву затевает: — Ну ладно, накормил ты меня, спасибо за это, дружок. Испугал, а теперь рассмеши меня.

— Ну что ж, дело возможное, — говорит Перепел. — Уже вечереет, сейчас самое время. Пойдем-ка мы с тобой в деревню. Да только гляди, как бы тебя собаки не завидели. Тогда уж будет тебе не до смеха.

Дошли они так до деревни, таясь от чужого глаза: впереди Перепел, за ним Лиса. Зашли в один сарай. А эта усадьба была тех людей, которые сверток несли. Этот мужик со своей женой недавно только домой вернулись. Муж топором точил деревянный кол, жена доила корову.

Перепел шепчет Лисе:

— Теперь смотри, что будет. Только рот не разорви, смеясь.

Перепел вылетел из сарая и сел на кончик колышка, который мужик точил. Жена увидела это:

— Гляди-ка, перепел сел на кол. Может, это тот самый дуралей, который лишил нас гостинцев? Сбей его скорей!

Хотел муж поймать его, но перепел слетел и сел корове прямо на рога. Мужик взял свой кол обеими руками, подобрался к корове и замахнулся было — корова испугалась и пролила молоко. А перепел перелетел и сел на голову жены. Муж долго не думал — стукнул по голове своей жены… Перепел улетел живой и невредимый.

Лиса глядела на все это из сарая и так смеялась, так смеялась, что рот у нее с тех пор от уха до уха.

Старик, медведь и лиса

В давние времена, говорят, жил на свете один Старик. Как-то раз сеял он в поле репу и подошел к нему Медведь.

— Что ты делаешь? — спрашивает Медведь.

— Репу сею, — отвечает Старик.

— Давай вместе сеять, — предлагает Медведь.

Согласился Старик. И стали они вместе работать. Сначала очистили поле: Старик подкапывает пни, а Медведь их выкорчевывает. Потом посеяли репу.

Когда репа выросла, Старик спрашивает у Медведя:

— Как будем делить урожай? Ты стебли себе возьмешь или корни?

— Я возьму стебли, — говорит Медведь.

Ладно, срезал Старик всю ботву, отдал Медведю, а сам увез домой пятнадцать повозок репы.

Однажды, когда Старик отправился с репой на базар, снова повстречался ему Медведь и спрашивает:

— Да вот еду на базар репу продавать, — отвечает Старик и бросает Медведю две репки.

Съел их Медведь и говорит:

— Ай-я-яй, обманул, оказывается, ты меня. Если доведется еще вместе сажать, возьму себе корни.

Прошел год. Старик работает в поле. И опять подходит к нему Медведь.

— Что делаешь? — спрашивает Медведь.

— Пшеницу сею, — отвечает Старик.

— Давай вместе будем сеять, — предлагает Медведь.

Старик согласился. И принялись они за дело. Старик сеет, а Медведь хвостом заметает.

Сторожил Медведь поле все лето. Вот наступила пора жатвы. Старик со всей семьей выходит на уборку и спрашивает у Медведя:

— Ты, дружище, корни себе возьмешь или стебли?

— На сей раз я уж возьму корни, — говорит Медведь.

— Ладно, — соглашается Старик, — бери корни, а я тогда возьму стебли.

Убрал старик пшеницу, смолотил, свозил на мельницу и калачей румяных отведал.

Однажды отправился он с мукой на базар и встретился ему по пути Медведь. Старик говорит ему:

— На, попробуй хлеба с нашего общего поля. — И дал Медведю полкалача.

Съел Медведь и разозлился: «Опять обманул меня Старик. Убью я его!»

Услыхала это Лиса и рассказала Старику. Потом спрашивает:

— А что ты мне дашь за такую весть?

— Хорошо, — говорит Лиса, — я разузнаю, где живет он. Тогда и придумаем, как с ним расправиться.

Скоро нашла Лиса медвежью берлогу и вернулась к Старику.

Собрал Старик охотников. Пришли они к берлоге и убили Медведя. А Лиса говорит:

— Ну, дед, помогла я тебе избавиться от Медведя. Что дашь мне за это?

— Курицу, — отвечает Старик.

— А где мы ее возьмем?

— Давай садись в телегу, поедем ко мне, и я дам тебе курицу, — говорит Старик.

— Нет, — не соглашается Лиса, — в деревне меня собаки загрызут.

— А я наберу хворосту и спрячу тебя под ним, — предлагает Старик.

Так и сделали. Въехал, наконец, он во двор, спустил с цепи собаку, опрокинул телегу, а из-под кучи хвороста выскочила Лиса. Увидала собака Лису и кинулась за ней. Лиса перемахнула через забор — и в лес. Забралась в нору и спрашивает у передних ног: «Что вы делали, когда убегали от собаки?» Те отвечают: «Мы старались обогнать уши». Спрашивает Лиса у задних ног: «А что вы делали?» «Мы старались обогнать передние ноги», — отвечают задние. Спрашивает Лиса у хвоста: «А ты что делал?» «Я шевелился вот так, чтобы меня поймали», — отвечает хвост. Подбежала собака, заметила хвост, который шевелился, и схватила Лису. Тут и сказке конец.

Голодный пес и волк

Жил-был Пес. Стал он стар, не лаял, как прежде, и хозяин прогнал его со двора. Долго скитался Пес по дикому полю. Навстречу ему попался Волк и спрашивает:

— Дружище, ты что тут бродишь?

— Хозяин меня прогнал, вот и брожу. Стар я, лаять не могу. Три дня ничего не ел.

— Ну, раз так, пойдем со мной, — сказал Волк. — Хотел было съесть тебя, да не буду, пожалею…

Паслась в поле одинокая лошадь. Волк привел Пса к ней, вцепился в лошадиный хвост, а Псу велел наблюдать. Лошадь присела. Тут Волк спрашивает у Пса:

— Посмотри, глаза у меня выпучены или нет?

Пес взглянул, удивился очень и говорит:

— Вот тебе самая жирная часть. Приходи каждый день сюда и кормись. Тебе надолго этого хватит.

Ладно. Приходит Пес день, второй, третий… Ему, голодному, конины хватило лишь на неделю. Тут встречается ему другой Пес. Первый Пес, теперь уже сытый, спрашивает:

— Что ты бродишь здесь, дружище?

— Хозяин у меня бедный. Не кормит совсем.

Сытый Пес, по примеру Волка, тоже нашел одинокую лошадь и объясняет голодному:

— Я спрошу у тебя: «Выпучены у меня глаза или нет?» А ты следи.

И побежал к лошади.

Вцепился в хвост, спрашивает:

— Выпучены у меня глаза?

И слышит в ответ правду:

Видно, лошадь оказалась сильной, лягнула она так, что сытый Пес отлетел далеко в сторону. А Пес, который наблюдал за всем этим, и говорит:

— Вот теперь глаза у тебя выпучены.

Серый Волк долго рыскал, был и тут и там, но ничего съестного не нашел. Так он брел, пока не вышел наконец на одного доброго Жеребца, пасущегося на лугу. Волк сказал:

— Слушай, Жеребец, я съем тебя, у меня три дня во рту ничего не было.

— Съешь так съешь, но есть у меня одна просьба, будь добр, исполни ее.

— Что за просьба? Давай выкладывай, послушаем.

— У меня на кончике хвоста есть золотой волосок, пожалуйста, выдерни его, затем и съешь меня.

Волк осторожно к хвосту подобрался и ухватился было за кончик его, чтобы тот волосок выдернуть прилежно, да Жеребец как лягнет его обеими ногами, так что Волк отлетел кувырком. Жеребец ждать не стал, ускакал в сторону деревни.

Долго без памяти Волк пролежал, а когда очнулся, завыл от боли и досады: «У-у… у… остался голодным… Где ты видел у лошади золотой волос на хвосте?!» И потихоньку к речке поплелся. Увидел там огромного Быка с острыми рогами. Волк обрадовался и говорит:

— Хорошая ты скотина и жирная к тому же, съем я тебя.

— Ладно, Волк, съешь так съешь, я не против. Только вот убери с моего уха золотые часы в сторону: не пропадать же добру. Потом и съешь.

Волк согласился. Начал подбираться к уху быка, чтобы снять золотые часы, но тот примерился к ребрам Волка, зацепил его рогами, через себя перекинул да убежал, махая хвостом.

Когда Волк пришел в себя, взвыл от злости: «У-у… у… голодный остался… Где видел на ухе быка золотые часы?» Затем он заковылял в деревню. А деревня уже спала. Волк подкрался к крайнему дому и забрался в сарай. Была там одна Коза. Волк ей сказал:

— Козочка, сестричка, я тебя съем.

Коза потрясла своей бородой и, подумав малость, сказала:

— Дядя Волк, съешь так съешь, я не могу тебе перечить: знаешь ведь, я скотина смирная. Но прежде чем ты меня съешь, я хочу сделать одно дело.

— Что еще за дело? — повысил голос на Козу.

Затряслась Коза, заблеяла:

Волк не стал возражать. Коза поднялась на крышу и стала кричать оттуда во весь голос: «Мул-ла-га-ли… Мул-ла-га-ли…» Ее хозяина так прозывали. Он из дому вышел, взял вилы и погнал Волка до самого леса.

Волк долго скитался по лесу, не зная, что делать, и вышел опять на речку к мельнице. А там никого, окромя хитрой Лисы, не было. Волк ей сказал:

— Здравствуй, кума. Хорошо, что ты мне встретилась. Три дня я хожу, не емши ничего. Готов съесть все, что в лапы попадется. Хотя и живем мы с тобой в одном лесу, я все равно сегодня съем тебя. Уж не обессудь, кума.

Читайте также:  Детский рассказ два брата

Лиса за словом в карман не полезла:

— Эй, дядя Волк, ты же царь всех зверей лесных! Самый красивый, самый умный. Как же можно перечить тебе?! Только вот что, я ведь теперь не простая лиса, а учительница. Обучаю грамоте детей многих зверей. Ежели ты меня скушаешь, они ведь темными останутся. Вот какой дам я тебе совет, послушай. Ведь у тебя самого есть волчата. Пусть же они не останутся безграмотными. Приведи их ко мне. Я их читать, писать научу. На старости лет сам еще будешь благодарить меня. А если ты сейчас голоден, я накормлю.

Заговаривая так Волку зубы, Лиса насыпала муки. Волк досыта нализался, пошел домой и вскоре детей своих привел на учебу. Когда же он ушел, Лиса как проголодается, так по одному волчонку поедает. Через некоторое время у мельницы Волк появился снова, чтобы повидать своих детей. Лиса, ласково улыбаясь и вертя хвостом, навстречу вышла. Волк сказал:

— Вот пришел узнать о своих крошках: как учатся, слушаются ли?

Плутовка не растерялась:

— Добро пожаловать, друг мой Волк. А твои крошки такими способными оказались: учатся отлично. Скоро и писать, и читать научатся. А сами они только что к речке побежали. Я их сейчас позову, а ты покамест угощайся.

Лиса насыпала на жернова муки. Волк со спокойной душой стал ту муку лизать. В это время коварная Лиса вышла потихонечку и раз — открыла заслонку, которая воду держала. Вода хлынула, ударила по колесам, а колеса быстро-быстро закрутили жернова. Волка тоже закружило и кинуло на стену. А Лиса скрылась вмиг, хвостом махнув.

Волк пролежал на полу довольно долго, затем вышел из мельницы, взобрался на горку неподалеку и завыл: «У-у… у… остался голодным… и без детей… Где, когда ты видел, чтобы Лиса была учительницей?» Отвел так душу и в лес побрел, себя проклиная.

Долго ли, коротко ли бродил Волк, но наткнулся он опять на рыжую: она сидела у скирды сена и уплетала за обе щеки мясо, причмокивая и облизываясь. Волк, завидев ее, ощетинился:

— Попалась! Теперь ни за что не выкрутишься!

И начал Волк приближаться к Лисе.

А Лиса заюлила, завертела хвостом и опять стала свои сети расставлять:

— Эй, дядя Волк! Выслушай меня. Я ведь никогда тебе не перечу. Боюсь только, что не наешься ты мною. Мне ведь и самой частенько приходится голодной скитаться. Так что мясо мое будет невкусное и нежирное. Одни кости будешь грызть. Лучше съешь-ка ты баранину.

Так говоря, Лиса достала из-под сена немного мяса.

— Если мало покажется, пригоню тебе во-он тех овец, что пасутся под горой. Выберешь из них, которые пожирнее, и ешь на здоровье.

У Волка аж глаза загорелись, когда он увидел овец, и согласился серый с предложением рыжей. Лиса же, почуяв, что сможет опять провести простофилю, стала дальше плести сеть обмана:

— Тогда ты полезай на скирду и заройся в сено, не то овечки тебя заметят и побегут назад. А я пойду пригоню их сюда, к скирде. Как станут они сено есть, ты слезешь со скирды и поймаешь себе по душе овечку.

Обрадовался Волк и схоронился в сене. А Лиса между тем огонь пустила кругом скирды. Стало сено гореть с треском. Волк услыхал потрескивание огня и думает: «Ага, идут! Слышно топот копыт. Сейчас наемся вдоволь».

— Добрый человек, хорошо, что ты мне встретился. Неделя уже будет, как я ничего в рот не брал. Сейчас съем тебя.

Портной ничуть не смутился:

— Ладно, съешь. Нельзя тебя не послушаться. Только вот смотрю я — что-то шерсти на тебе не осталось. А скоро ведь зима настанет. Тогда тебе придется туговато в голой-то шкуре. А сам я искусный портной. Дай-ка я тебе из своего кушака добротный бешмет сошью. Потом можешь и съесть. Будешь и сыт, и одет.

С такими словами Портной стал мерки снимать. Волк не возражал. Портной взял его за хвост в три обхвата и своим железным аршином начал прохаживаться по ребрам Волка:

— Один аршин… Два аршина…

Волк, не стерпев боли, взмолился:

— Хватит уже, дядя Портной… Пусть не будет слишком длинным: мне ведь приходится много бегать. Если полы бешмета будут длинными, они быстро замараются.

Портной же, посмеиваясь, пошел восвояси.

В стародавние времена жила, говорят, на свете одна Коза. И было у нее трое козлят. А еще была у нее избушка. Жила Коза в этой избушке со своими козлятами счастливо-пресчастливо. Рано утром уходила Коза в зеленые луга, в широкие поля, щипала травку, пила воду из родников, а вечером возвращалась домой и пела:

Ходила я по холмам,

Бродила я по долам,

Ела травку шелковую,

Пила воду студеную.

Вымечко молока полно,

Ждут меня козлятки дома.

стучала она в дверь.

Козлятки отопрут дверь, мать накормит, напоит их и спать уложит. Так и шли за днями дни, утро сменялось вечером, а вечер — ночью. Раным-рано Коза опять уходила в зеленые луга, в широкие поля, ближе к сумеркам возвращалась с песней домой. А козляткам тепло и сытно, ни ветер их не пугает, ни дождик не мочит.

Однажды выследил их Серый Волк. Подслушал, как поет Коза, и запомнил песенку.

Вот раз ушла Коза, а Волк тут как тут. Подбежал к избушке и запел:

Ходила я по холмам,

Бродила я по долам,

Ела травку шелковую,

Пила воду студеную.

Вымечко молока полно,

Ждут меня козлятки дома.

Но козлята дверь не открыли.

— Ты не наша мама, голос у тебя страшный, — отвечают. — И потом наша матушка так рано не возвращается. Она вечером приходит.

Разозлился Волк, отправился он прямиком к кузнецу, чтобы голос изменить.

У реки в кузнице Медведь кузнечил.

— Здравствуй, дружище Медведь!

— Здорово, Волк, здорово!

Расспросив Медведя о житье-бытье, Волк и говорит:

— Окажи услугу, дружище, скуй мне тоненький язычок.

— Так и быть. Все равно мы этим на жизнь зарабатываем. За труд мой с тебя спрошу одну овцу или же двух ягнят.

Волк пообещал заплатить овцой. И принялись они за дело. Волк высунул язык и положил его на наковальню. Медведь, засучив рукава, стал ковать. Поначалу Волк застонал, заохал, потом и вовсе от боли завыл. И все-таки вытерпел, добился своего.

Вот пришел Волк к избушке с козлятами и запел тоненьким голоском:

Ходила я по холмам,

Бродила я по долам,

Ела травку шелковую,

Пила воду студеную.

Вымечко молока полно,

Ждут меня козлятки дома.

Подумали козлята, что это мать вернулась, и отворили дверь. Голодный волк кинулся в избу, проглотил одного за другим всех козлят и убежал в лес.

Возвращается вечером Коза, как всегда напевая, и видит: дверь нараспашку, ребятушек нет.

— Ме-е… Ме-е… Где же вы, детушки мои, где вы, козлятушки? — запричитала она, заплакала. Но никто ей не отвечает.

Побежала Коза в лес прямо по волчьим следам. Смотрит: лежит Волк на опушке, греет на солнышке брюхо. Разбежавшись, Коза распорола ему брюхо рогами — и все три козленка выскочили оттуда целехонькими. Радостные, поспешили они с матерью домой.

И опять зажили вчетвером счастливо. Но Коза теперь нет-нет да тревожилась, что снова придет Серый Волк и съест ее козлят.

Однажды Коза с козлятами выкопали глубокую узкую яму, прикрыли ее сверху ветками, а рядом положили кучу соломы.

Волк тем временем ходил-бродил, проголодался и направился к избушке, надумав опять поживиться козлятами. Встретил на полпути Козу и давай заливать:

— Хотел я тебя, голубушка Коза, в гости пригласить.

— Ну что ж, идем, сосед, сначала ко мне, почаевничаем, а потом и к тебе соберемся.

Идут они, идут. Ведет Коза Волка прямиком к той хитрой яме. Сама незаметно перепрыгнула через нее, а Волк в яму кувырк — и провалился.

Зовет Коза своих козлят:

— Ме-е… Ме-е… Детушки, где спички? Скорее поджигайте, злодея Волка не упускайте!

Козлята подожгли солому и сбросили ее в яму.

Разгорелся в яме костер, а Волк умоляет:

— Коза, милая, ухо жжет, вытащи меня отсюда!

Коза сверху кричит:

— Ребятушек моих ел — не жалел. Вот и повой теперь!

— Коза, голубушка, голову печет, вытащи меня отсюда!

— Козлятушек моих ел — не жалел. Вот и гори теперь!

Сгорел Волк в яме, а Коза с козлятами зарыла его там. И зажили они с тех пор счастливее прежнего.

В давние времена жили, говорят, Лиса и Волк очень дружно. Молодой и сильный Волк всякий раз возвращался домой с добычей. Но вот он состарился и не мог уже себя и Лису прокормить. Лисе деваться некуда, решила сама поохотиться. Бежит она по лесу, бежит, а навстречу ей Кот. Смотрит она на Кота и думает: «Какой интересный зверь! Не видывала я его прежде!» Кот увидел Лису — и шерсть дыбом поднял. Спрашивает Лиса:

— Куда путь держишь, приятель?

— Да вот лес проверяю, — отвечает Кот.

— Ну, коль так, идем, гостем будешь, — приглашает Лиса.

Кот, не зная, то ли верить, то ли нет, отправляется за Лисой. С голоду он даже пофыркивает сердито. А у Лисы от этого пуще разгорается любопытство. Наконец возвращается домой и старый Волк.

— Вернулся? — спрашивает его Лиса.

— Вернулся, да ничего не смог добыть, — отвечает Волк.

— Вот что, Волк, — говорит ему Лиса, — у нас гость. Лес наш проверяет. Зовут его Котан Иваныч. Мы должны его угостить. А съедает он зараз одну овцу и одного быка. Где хочешь, там и доставай, дружище.

Волк, перепуганный, убежал. Навстречу ему Медведь.

— Куда ты так торопишься? — спрашивает он Волка.

— Проверяющий леса явился. Надо угостить его овцой и быком. Вот и тороплюсь, — отвечает Волк.

— Давай искать вместе, — предлагает Медведь.

И они отправляются дальше вдвоем. Идут они, идут, а навстречу Кабан. Рассказывают новость и ему. Он тоже в страхе присоединяется к ним. Спешат они втроем по лесу, видят Зайца и тоже зовут его с собой:

— Будешь посыльным, — говорят ему.

Вот уже вчетвером отправляются они за добычей. Посылают Зайца вперед на поиски какого-нибудь стада или отары. Заяц находит и возвращается. Посоветовались звери и решили так: Волк должен добыть овцу, а Кабан с Медведем — быка.

Сказано — сделано. Теперь Заяц бежит к Лисе звать ее вместе с Котом в гости. Лиса спрашивает:

— Что вы приготовили для гостя?

— Овцу и быка, — отвечает Заяц.

— Возвращайся и скажи, что этого мало. Если не достанут еще одну тушу, он их самих съест, — говорит Лиса.

И опять четверо друзей по несчастью выходят на охоту. Наконец Волк приносит еще одну овцу и жеребенка. Посылают Зайца к Лисе. Кажется, угодили: Кот и Лиса обещают прийти.

— Давайте спрячемся и посмотрим, что это за зверь.

И забирается на сосну. Кабан прячется в яме, Волк тоже находит себе место, а Заяц залегает в траве.

Вот идут Кот и Лиса. У Кота шерсть дыбом, усы торчком. Подошел к туше, набросился на нее с ворчанием «мяу-мяу» и стал есть.

А звери из своих укрытий переглядываются: «Что это он говорит «мало-мало», неужели не наестся?!» Тут откуда ни возьмись появляется мышка. Кот увидел ее и кинулся за ней. А Кабан решил, что тот на него прыгает, и выскочил из своей ямы. Кот с перепугу взобрался на сосну. Медведь же подумал, что это за ним, со страху свалился с дерева и упал прямо возле Зайца. Заяц — бежать. А Волк припустил следом за ними.

Так все четверо, испугавшись Кота, убежали, говорят, в лес. А Кот с Лисой остались вдвоем, наелись досыта мяса и до сих пор живут весело и дружно.

Спрятал Медведь на вершине дуба мед. Разнюхал это Кот, забрался на дерево и лакомится. А тут Медведь возвращается.

— Ты что тут делаешь?

— Вот пишу бумагу о том, что волков и медведей надо в Сибирь сослать. Я — московский писарь.

Услыхал Медведь эти слова, свалился с дуба и дал деру! Кот тоже испугался Медведя, спрыгнул и побежал в другую сторону.

Медвежий сын Атылахметгэрей

В древние времена жили в одной деревне старик со старухой. Была у них дочь, была еще корова. Однажды корова не вернулась с пастбища. Дочка пошла искать корову. Искала-искала, до лесу дошла и в нем заблудилась. Поймал ее Медведь и привел в свою берлогу. В ней держал ее несколько лет и сделал своей женой. Родился у них сын. Мать дала ему имя Атылахметгэрей. Так и стали жить. Медведь мясо приносит, жена его варит, а Медведь в сыром виде кушает. Сын растет — день за год, за двадцать пять дней стал двадцатипятилетним богатырем. Силушка в нем играет огромная, сверх человеческой меры.

Однажды мать рассказала ему все: так, мол, и так, сынок, росла я среди людей. Пошла корову искать, а твой отец меня изловил и в берлогу к себе уволок. Очень скучаю я по людям.

— Изготовлю-ка я сундук, а в него тебя упрячу и отнесу к людям. Неужто ты так и проживешь под землей всю жизнь, не видя свету?

— Нет-нет, — испугалась мать, — отец обоих нас убьет.

Однако сын изготовил сундук.

— Залезь-ка, матушка, в этот сундук, — говорит.

— Нет, не полезу, и не показывай, отец пронюхает — жизни не будет. Умрет — уж тогда освободимся.

— Да ты только взгляни, удобно ли, присядь на корточки, — настаивает сын.

Мать последовала совету, сын тут же захлопнул крышку, взвалил сундук на плечо и отправился в дорогу.

Идет он, идет. Через некоторое время мать говорит:

— Сынок, отец твой нас догоняет, я отсюда слышу.

Повернул голову сын: старый Медведь ломит через ветки, пасть разинута, к ним приближается. Из сундука мать кричит:

— Оставь меня, оставь. Коль поймает, обоих убьет, спасайся!

— Нет, не оставлю, — отвечает сын.

А Медведь настигает их. Атылахметгэрей вырвал с корнем деревцо и Медведя им ударил. Тот от удара свалился, сломал шесть деревьев, о седьмое стукнулся, сдох на месте.

Тем временем мать с сыном прибыли в одну деревню. Сын снял с плеча сундук, поставил его на землю и молвил:

— Тут, в деревне, тебе и дом, и очаг, а мне дай благословение на дальнюю дорогу.

Мать плачет, хочет оставить сына при себе.

— Останься, вместе жить будем, — молит.

— Остался бы, — отвечает Атылахметгэрей, — да не смогу, видать, среди людей жить. Если приведется ударить одного — пятеро погибнут.

И распростился с матерью. А мать и по сию пору горюет, сына ждет.

Давно это было. Возвращалась одна старуха из соседней деревни домой. И поймал ее по дороге Медведь. Привел к себе в лес, угощает медом, ягодами. Старухе, хочешь не хочешь, приходится есть. Посидела она немного и говорит Медведю:

— Послушай, дружище, отпусти меня, старенькую… Дома у меня три дочки-красавицы. Которая тебе приглянется, ту и возьми себе в жены. Старшую зовут Тихо-Тихо, среднюю — Крепко-Крепко, а младшую — Теперь-Теперь.

Отпустил Медведь старуху. День прошел, наступил вечер. Дождавшись темноты, Медведь притопал в деревню. Стучится в клеть к девушкам и говорит:

— Тихо-Тихо, открой мне дверь!

Старшая дочь отвечает:

— Мы и так тихо лежим, уходи отсюда!

— Крепко-Крепко, открой мне дверь!

Средняя дочь отвечает:

— Мы и так крепко заперлись, уходи отсюда!

Медведь стучится в третий раз:

— Теперь-Теперь, открой мне дверь!

Младшая дочь отвечает:

— Теперь мы и за ягодами в лес не пойдем, уходи отсюда!

Тут громко залаяла собака. Медведь перепугался: «Эх, обманула меня старуха!» — и убежал в лес.

Медведь и три сестры

В давние времена жила на свете одна женщина и было у нее три дочери. Однажды старшая ушла с подругами в лес по ягоды. Только стали они наполнять лукошки, как откуда ни возьмись — Медведь. Схватил он девушку и унес в чащу. Подруги увидали это, испугались и убежали домой. А мать ждала-ждала свою дочь и, не дождавшись, пошла к подругам узнать, что с ней.

— Где моя доченька? — спрашивает она.

— Медведь ее унес, — отвечают подруги.

Заплакала женщина и ушла.

Через несколько дней средняя дочь отпросилась по ягоды. Вот и она с подругами пришла в лес. Только стали они наполнять лукошки, как опять появился тот самый Медведь, схватил девушку и скрылся в чаще. Подруги испугались, убежали. Мать ждала-ждала дочь, а ее все нет. Пошла к подругам узнавать, те говорят:

Заплакала женщина и вернулась домой.

Прошло еще немного времени. Теперь уже младшая дочь просится по ягоды. А мать не отпускает:

— Двух сестер твоих Медведь унес, и тебя унесет.

Не послушалась дочь, ушла в лес. И только стали они собирать ягоды, как появился Медведь и унес ее. Узнала женщина об этом от подруг и заплакала:

— Трех дочерей потеряла я, одна-одинешенька осталась…

А старшая дочь была умная. И придумала она вот что. Медведь часто уходил куда-то из берлоги, и однажды она говорит ему:

— Я бы хотела матери посылку отправить…

— Ладно, — отвечает Медведь, — приготовь, я сам отнесу.

Посадила девушка на дно мешка свою младшую сестру, сверху положила еды запас и крепко-накрепко завязала. Вернулся Медведь, поел-попил, взвалил на спину поклажу и отправился в путь. А перед этим девушка Медведю строго-настрого наказала:

— Смотри, не вздумай открывать мешок. Я буду следить из отдушины и все увижу.

Сама привязала к отдушине белый платок, и он заколыхался на ветру. Шел Медведь, шел и говорит:

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал