Сказки матушки гусыни в переводе маршака

Сказки матушки гусыни в переводе маршака

Рифмы матушки Гусыни

Матушка Гусыня и ее веселые стишки

У английской детской поэзии очень долгая и богатая история. В разные эпохи появлялись стихотворения, как сочиненные взрослыми для детей, так и придуманные самими детьми для того, чтобы игры, в которые они играли, были веселее и увлекательнее.

К тому моменту, когда в печати вышло первое большое собрание детских английских стихов (XVIII век), таких произведений бытовало огромное множество. Супруги Оупи отобрали из этого гигантского количества наиболее интересные произведения и составили книгу, которую назвали «Рифмы матушки Гусыни» – по имени одного из популярных персонажей детских стихов. Разнообразие произведений, составивших этот сборник, поистине удивительно. Здесь есть и стихи, и песенки, и считалки, и дразнилки, и сказки, и колыбельные, и многое другое.

С тех пор сборник дополнялся, расширялся, корректировался и разошелся по всему миру в огромном количестве изданий. Пожалуй, нет ни одного ребенка в англоязычных странах, который бы не знал этой книги. Ее персонажи стали не только неотъемлемой частью культуры, но и вошли как действующие лица в произведения многих авторов. Самый яркий пример – знаменитые книги об Алисе Льюиса Кэролла, которые буквально «напичканы» цитатами из «Рифм матушки Гусыни». Это и Шалтай-Болтай, и неразлучные Твидлдум и Твидлди, и Дама Крестей, и многие другие.

Встречаются персонажи из «Рифм матушки Гусыни» и в хорошо известных нашему читателю книгах Памелы Трэверс о чудесной няне Мэри Поппинс, и в «Винни-Пухе» Александра Милна. Под ее влиянием оформилось творчество одного из величайших английских поэтов, родоначальника «поэзии абсурда» (или «нонсенса») Эдварда Лира, чьим, к слову сказать, последователем и почитателем был Льюис Кэрролл.

Переводить «Рифмы» на русский язык начали еще в XIX веке, но настоящее знакомство русского читателя с этими произведениями состоялось после появления переводов Корнея Чуковского и Самуила Маршака. Хотя они переводили лишь отдельные стихи из этой книги, переводы эти тут же завоевали большую популярность. О Шалтае-Болтае (Humpty-Dumpty) даже англичане писали, что Маршак своим переводом «сделал его русским». То же можно сказать о стихотворениях «Из чего только сделаны мальчики…», «Пудель» (пер. Маршака), «Жил на свете старичок скрюченные ножки…», «Барабек» (пер. Чуковского) и многих других.

Переводить стихотворения из сборника «Рифмы матушки Гусыни» довольно сложно: ведь при всей их внешней простоте нужно добиться такой же простоты по-русски. Да и чтобы смешно было, тоже не мешает. Все эти переводы делались мной на протяжении более чем 15 лет. Как это получилось – судить читателю. Кроме того, книга будет интересна не только тем, кто интересуется английской поэзией, но и тем, кто изучает английский язык.

Источник

Сказки матушки гусыни в переводе маршака

***

Мейстер Крикс он таков,
У него сто париков,
Каждый день он их меняет
И весь город забавляет,

«Не для разных дураков
Я купил сто париков».

***

Робин Бобин Барабек,
Скушал сорок человек,
И коров и быка,
И кривого мясника,
И телегу и дугу,
И метлу и кочергу
Скушал церковь,
Скушал дом,
И кузницу с кузнецом,
А потом и говорит:
«У меня живот болит»

***

Я видел в море корабли,
На Рождество, на Рождество,
Я видел в море корабли
Утром на Рождество.

А кто же странствовал на кораблях,
На Рождество, на Рождество
А кто же странствовал на кораблях,
Утром на Рождество.

Господь наш Христос и Святая Мария,
На Рождество, на Рождество
Господь наш Христос и Святая Мария,
Утром на Рождество.

Куда же поплыли те корабли,
На Рождество, на Рождество
Куда же поплыли те корабли
Утром на Рождество

Поплыли те три корабля в Вифлеем
На Рождество, на Рождество
Поплыли те три корабля в Вифлеем
Утром на Рождество

И колокола зазвонят на земле
На Рождество, на Рождество,
И ангелы все запоют в небесах
Утром на Рождество.

И прибыли три корабля в Вифлеем,
И прибыли три корабля в Иордан,
И прибыли три корабля в Божий рай
Утром на рождество

***

Три мудреца в одном тазу
Пустились по морю в грозу,
Будь попрочнее
Старый таз,
Длиннее был бы
Мой рассказ

Старушка пошла продавать молоко,
Деревня от рынка была далеко,
Устала старушка и, кончив дела.
У самой дороги вздремнуть прилегла.

К старушке веселый щенок подошел,
За юбку схватил и порвал ей подол,
Погода была в это время свежа,
Старушка проснулась, от стужи дрожа,

Проснулась старушка и стала искать,
Домашние туфли, свечу и кровать,
Но, порванной юбки нащупав края,
Сказала: «Ах, батюшки, это не я…»

В окно постучала старушка чуть свет,
Залаяла громко собака в ответ.
Старушка присела, сама не своя,
И сказала: «Ну, значит, не я…»

***

Жил на свете человек,
Скрюченные ножки,
И гулял он целый век
По скрюченной дорожке,
А за скрюченной рекой,
В скрюченном домишке,
Жили летом и зимой
Скрюченные мышки,
И стояли у ворот
Скрюченные елки,
Там гуляли без забот
Скрюченные волки.
И была у них одна
Скрюченная кошка,
И мяукала она
На скрюченном окошке.
А за скрюченным мостом,
Скрюченная баба
По болоту босиком
Прыгала, как жаба.
И была в руках у ней,
Скрюченная палка,
И летела вслед за ней
Скрюченная галка.

***

Жил мужчина сумасшедший,
С сумасшедшею женой,
В сумасшедшем городишке,
С ненормальной детворой,

Сумасшедшего конягу
Они вывели во двор,
И на нем они все вместе
Понеслись во весь опор,

День и ночь они скакали.
День и ночь в седле тряслись,
И, примчавшись, куда надо,
В дверь стучаться принялись.

И судья их всех там встретил,
Сумасшедших он любил,
Но, увидев, как те рады,
Перед ними дверь закрыл.

***

Жила- была старуха
В обувной коробке,
С головой из дерева,
И ногой из пробки.
Но соседи были
Злыми на старушку,
Руки ей связали,
Бросили в речушку.
Волны по течению
Старушонку гонят.
Бабка деревянная,
Бабка не утонет.

Редкий случай

Читайте также:  Сказка о царе салтане про что кратко

В одном краю такой был случай,
Гуляя как – то раз,
Набрел мудрец на куст колючий
И выцарапал глаз.
Но был на редкость он умен,
И, не сказав ни слова,
Забрел в другой кустарник он,
И глаз вцарапал снова.

***

Крошечка – Фанни
Сидела в чулане,
Фанни была голодна.
Гусей воровала

И тут же съедала
Сырыми. Без соли. Одна.

***

Картошка – любимое блюдо мое,
Я пудинг прекрасный пеку из нее.
Я всех, кто придет, смогу угостить…
При встрече любил людоед говорить.

***

Вот удача, так удача,
Утром продал я бычка.
И за эти за деньжата
Приобрел я старичка.

У него кривые ноги
И горбатая спина.
За такого бык ей – Богу
Подходящая цена!

***

Жила – была девчонка,
С забавной завитушкой,
С забавной кучеряшкой,
Спадающей на грудь,

Она была хорошей,
Девчушка с завитушкой,
Но иногда бывала
Такой, что просто – жуть

***

Когда я был мальчишкой
Умом я не блистал
Прошли года… Да только
Умнее я не стал.

Наверное до смерти
Останется все так,
Видать, чем больше парень,
Тем больше он дурак.

***

На карусели
по кругу лечу
Папа пьет пиво,
Я тоже хочу.

***

Девчонки, мальчишки, пойдемте с нами,
Луна давно поднялась над холмами,
Ужин бросайте, идемте играть,
Топать и прыгать, плясать и скакать,

Вверх по ступенькам, вниз по стене,
Весело бегать при полной Луне.
По переулку, по мостовой,
Чтоб отыскать соверен золотой,

Масла мы купим, купим муки
И до утра будем печь пирожки!

***

Есть у меня лошадка,
Люблю я с ней играть,
Я дал ее девчонке
Немножко поскакать,

Она ее гоняла
По кручам и кустам…
Нет, больше я девчонкам
Лошадку не отдам.

***

Ребята летом на пруду
Кружились весело по льду,
Надев коньки стальные,
Но скоро пять из четверых,
Лед проломили и – бултых,
Вернулись остальные.
Зачем позволили по льду
Кружиться им в июле,
Катаясь посуху в саду они б не утонули,
Те, у кого ребята есть,
И у кого их нет.
Пускай запомнят мой совет:
До срока в строгости ребят
Держать необходимо
Пусть по домам они сидят
И будут невредимы.

***

Так мы пляшем возле сливы,
Возле сливы, возле сливы,
Так мы пляшем возле сливы
Хмурым и холодным днем.

А вот так мы моем руки,
Моем руки, моем руки,
А вот так мы моем руки,
Хмурым и холодным днем.

Так стираем мы одежду,
Мы одежду, мы одежду,
Так стираем мы одежду,
Хмурым и холодным днем.

А вот так мы ходим в школу,
Ходим в школу, ходим в школу,
А вот так мы ходим в школу,
Хмурым и холодным днем.

А вот так идем из школы,
Мы из школы, мы из школы,
А вот так идем из школы,
Хмурым и холодным днем.

***

Из чего только сделаны мальчики,
Из чего только сделаны мальчики.
Из улиток, ракушек,
И зеленых лягушек,
Вот из этого сделаны мальчики.

Из чего только сделаны девочки,
Из чего только сделаны девочки,
Из конфет и пирожных
Из сластей всевозможных,
Вот из этого сделаны девочки.

Из чего только сделаны юноши,
Из чего только сделаны юноши,
Из насмешек, угроз,
Крокодиловых слез,
Вот из этого сделаны юноши.

Из чего только сделаны девушки,
Из чего только сделаны девушки,
Из булавок, картинок,
И лукавых ужимок,
Вот из этого сделаны девушки.

Из чего только сделаны дедушки,
Из чего только сделаны дедушки
Из смолы и песка,
А еще табака,
Вот из этого сделаны дедушки.

Из чего только сделаны бабушки,
Из чего только сделаны бабушки
Из колючек, шипов,
И коровьих рогов.
Вот из этого сделаны бабушки.

***

Не стану я женою
Зануды – богача,
Я лучше выйду замуж
За Чарли – скрипача.
Он будет по тавернам
На скрипочке играть
А я под скрипку буду
И петь и танцевать.

***

Шалунишки – котятки потеряли перчатки
И не смеют взойти на порог
Мама, мама, прости! Мы не можем найти,
Куда подевались перчатки,

Не найдете перчатки, так и знайте котятки,
Я не стану готовить пирог!
Мяу–мяу–пирог, мяу – мяу пирог!
Я не стану готовить пирог.

Испугались котятки, отыскали перчатки,
И к маме бегут со всех ног,
Мама, мама открой и пусти нас домой!
Мы нашли по дороге перчатки.

Отыскали перчатки? Золотые котятки
Получайте за это пирог,
Мяу – мяу, пирог, мяу – мяу – пирог,
Получайте за это пирог!

Натянули котятки на лапы перчатки,
И съели до крошки пирог.
Ай, мамочка, ай! Ты нас не ругай,
Но грязными стали перчатки,

Грязнульки котятки! Снимайте перчатки,
Я вас посажу под замок!
Мяу – мяу – под замок, мяу – мяу – под замок
Я вас посажу под замок.

Отмыли перчатки? За это, котятки,
Я вас отпущу погулять.
Мяу – мяу, погулять, мяу – мяу, погулять,
Опять отпущу погулять.

***

Плывет, плывет, кораблик,
Кораблик золотой.
Везет – везет подарки
Подарки нам с тобой
На палубе матросы,
Свистят, снуют, спешат,
На палубе матросы,
Четырнадцать мышат.
Плывет, плывет кораблик,
На запад на восток,
Канаты – паутинки,
А парус – лепесток,
Соломенные весла
У маленьких гребцов,
Везет, везет кораблик
Полфунта леденцов.
Ведет кораблик утка,
Испытанный моряк,
Земля. – сказала утка,
Причаливайте! Кряк!

***

Плывет с бесценным грузом
Кораблик по волнам,
Несет Господня сына,
Господне слово к нам,
Плывет кораблик малый
По тихой глади вод
Небесная Царица
На корабле плывет.
Плывет корабль груженый
До самых до верхов,
Мария Пресвятая
Избавь нас от грехов.
Плывет кораблик дивный,
Кораблик непростой,
Где милосердье – парус,
А мачта – Дух Святой.

***

Тру – ля- люшки, тру – ля – ля
Муха вышла за шмеля,
Дили – дон! Дили – дон!
В церкви слышен шум и звон,
Дили – дон да тру – ля – ля!
Муха вышла, муха вышла
Вышла замуж за шмеля.

***

Был пес у меня. Пес мал, да удал.
Что я ни скажу – он все выполнял,
Послал за булавкой его в магазин,
Он вместо булавки принес апельсин,
Послал я нарвать его лук на грядку,
Он сбегал – и тут же послал мне перчатку,
Когда же его я за пивом послал,
Он утром вернулся и «нету!» cказал.

Читайте также:  Денискины рассказы слушать без остановок

Ты скажи, барашек черный,
Сколько шерсти дашь отборной?
Не стриги меня пока
Дам я шерсти три мешка,
Один мешок – Хозяину,
Другой мешок – Хозяйке,
А третий – детям маленьким
На теплые фуфайки.

Источник

«Рифмы матушки Гусыни» и «Бессмыслицы» Эдварда Лира

У английской детской поэзии очень долгая и богатая история. В разные эпохи появлялись стихотворения, как сочиненные взрослыми для детей, так и придуманные самими детьми для того, чтобы игры, в которые они играли, были веселее и увлекательнее.
К тому моменту, когда в печати вышло первое большое собрание детских английских стихов (XVIII век), таких произведений бытовало огромное множество. Супруги Оупи отобрали из этого гигантского количества наиболее интересные произведения и составили книгу, которую назвали «Рифмы матушки Гусыни» — по имени одного из популярных персонажей детских стихов. Разнообразие произведений, составивших этот сборник, поистине удивительно. Здесь есть и стихи, и песенки, и считалки, и дразнилки, и сказки, и колыбельные, и многое другое.
С тех пор сборник дополнялся, расширялся, корректировался и разошелся по всему миру в огромном количестве изданий. Пожалуй, нет ни одного ребенка в англоязычных странах, который бы не знал этой книги. Ее персонажи стали не только неотъемлемой частью культуры, но и вошли как действующие лица в произведения многих авторов. Самый яркий пример — знаменитые книги об Алисе Льюиса Кэролла, которые буквально «напичканы» цитатами из «Рифм матушки Гусыни». Это и Шалтай-Болтай, и неразлучные Твидлдум и Твидлди, и Червонная дама, и многие другие.
Встречаются персонажи из «Рифм матушки Гусыни» и в хорошо известных нашему читателю книгах Памелы Трэверс о чудесной няне Мэри Поппинс, и в «Винни-Пухе» Александра Милна. Даже такая писательница, как Агата Кристи, автор многочисленных детективов, не обошла своим вниманием персонажей «Рифм матушки Гусыни», не только назвав один из своих романов «Десять негритят», но и выстроив сюжет в соответствии с этой детской считалкой.
Переводить «Рифмы» на русский язык начали еще в XIX веке, но настоящее знакомство русского чита-теля с этими произведениями состоялось после появления переводов Корнея Чуковского и Самуила Маршака. Хотя они переводили лишь отдельные стихи из этой книги, переводы эти тут же завоевали большую популярность. О Шалтае-Болтае (Humpty-Dumpty) даже англичане писали, что Маршак своим переводом «сделал его русским». То же можно сказать о стихо-тво-рениях «Из чего только сделаны мальчики. », «Пудель» (пер. Маршака), «Жил на свете старичок скрю-ченные ножки. », «Барабек» (пер. Чуковского) и многих других.

Популярность «Рифм» в Англии была настолько велика, что во многом под влиянием этой книги сформировалось творчество одного из величайших английских поэтов, родоначальника «поэзии абсурда» (или «нонсенса») Эдварда Лира, чьим, к слову сказать, последователем и почитателем был Льюис Кэролл.
Первая книга Эдварда Лира вышла в Лон-доне в 1846 году. Называлась она «Книга бессмыслиц» («Book of nonsense»). На обложке не значилось имя автора, только на титульном листе был изображен какой-то толстяк в окружении детей, вырывающих у него из рук книжки. Картинка оказалась не столь далека от истины: книга разошлась мгновенно, и потребовалось несколько дополнительных изданий, чтобы удовлетворить неслыханный спрос англичан на веселые стишки, которые автор скромно назвал «бессмыслицами» (или «нонсенсами»). Лишь на третьем издании появляется имя Лира, рассеявшее многочисленные загадки публики относительно личности автора.
О значении этой книги для анг-лийской литературы и культуры в целом можно судить по тому, что третье издание «Книги бессмыслиц» впоследствие было выставлено как величайшее национальное достояние в Библиотеке Британского музея (экземпляры первых двух изданий библиотеке приобрести не удалось).
Кто же такой был Эдвард Лир и что представляла собой его книга, имевшая такой неслыханный успех?
Эдвард Лир родился 12 мая 1812 года в Лон-доне, а умер в 1888 году в Сан-Ремо, на итальянской ривьере, где он прожил последние 18 лет своей жизни вместе со своим слугой-албанцем (служившим ему более 30 лет) и котом по имени Фосс.
Лир был самым младшим в семье (у него было еще двадцать братьев и сестер). Тринадцать из двадцати одного ребенка были девочками, поэтому нет ничего удивительного в том, что фактически вырастила Эдварда его старшая сестра Энн, которая продолжала заботиться о нем всю жизнь, до дня своей смерти (Эдварду было тогда пятьдесят). Отец семейства был преуспевающим дельцом, но потом обанкротился и попал в долговую тюрьму. Матери пришлось продать дом, а также большую часть имущества и посвятить себя выплате долгов и освобождению мужа, что удалось ей сделать лишь через четыре года.
Семья к тому времени распалась: два старших брата отправились в Америку и занялись фермерством, третий — в Африку, где работал в миссионерской больнице.
Энн была на двадцать один год старше Эдварда и, получив небольшое наследство от бабушки, забрала его к себе.
Эдвард всегда был болезненным мальчиком, проблемы со здоровьем преследовали его всю жизнь. Он страдал хроническим бронхитом и астмой, болезнью сердца и, что было тяжелее всего, эпилепсией. Однако несмотря на все недуги, он уже в пятнадцать лет начал зарабатывать на жизнь. Эдвард хорошо рисовал и делал кое-какие рисунки для лавок, раскрашивал литографии, чертил «страшные изображения» пораженных болезнью органов для больниц и врачей.
Когда Лиру было восемнадцать лет, Зоологическое общество заказало ему серию рисунков большой коллекции попугаев, находящейся в Ридженс Парке. Лир очень ответственно отнесся к работе, так как это была прекрасная возможность зарекомендовать себя на профессиональном поприще. Работа удалась и принесла ему славу прекрасного художника-орнитолога. Вскоре Лир познакомился с графом Дерби, который пригласил его к себе в имение, где находилось большое собрание редких птиц и животных. В обязанности Лира входило со-ставление своего рода иллюстрированного каталога коллекции.
Результатом четырехлетних трудов, проведенных в имении графа Дерби, явился роскошный том рисунков, окончательно утвердивший репутацию Лира как художника-орнитолога и анималиста. Там же была написана и первая «Книга бессмыслиц». Лир посвятил ее детям лорда Дерби, которых развлекал в свободное время. Он рисовал для них забавных человечков и сочинял к картинкам смешные стихи.
Стихи эти были крайне незатейливы и использовали форму так называемого лимерика — весьма популярного фольклорного жанра. Название жанра произошло от имени английского городка Лимерик, в котором, по преданию, этот вид народной поэзии зародился. Он был настолько популярен, что в городке устраивались даже своего рода состязания: одна из соревнующихся сторон должна была спеть лимерик, вторая в ответ — свой — и так до тех пор, пока кто-нибудь не останавливался. Многие ли-мерики сочинялись прямо во время состязаний, на ходу, в них могли содержаться намеки на всем известные события или общих знакомых. Форма лимерика была строго зафиксирована. Первое — в нем должно было быть пять строк. Второе — рифмовались первая, вторая и пятая строка, а третья и четвертая рифмовались друг с другом. Например:

Читайте также:  Как пишется правильно моя мама или моя мама

Жил один старичок на болотах,
Тот старик был по горло в заботах.
На корягах сидел
И с лягушками пел.
Не скучал старичок на болотах.

Персонажи лимериков могли происходить из самых немыслимых мест (напр., «Один старичок из Тобаго. », «Старушонка одна из Кентукки. », «Молодая особа из Дели. » и т. п.). Занятия их были самые невероятные и немыслимые. Например:

Жил да был старикашка из Чили.
Он болел, а о нем позабыли.
На ступеньках сидел,
Фрукты-овощи ел
И грустил старикашка из Чили.

Персонажи Лира спали на столе, жили на Визувии, подвергались нашествию крыс, ночевали в чайнике, излечивались от чумы при помощи масла, заводили в бороде птиц, отращивали такие длинные носы, что их надо было возить в тележке, и так далее все в том же духе.
Взяв за основу форму лимерика, Эдвард Лир создал свой собственный мир, перевернутый «вверх тормашками». Чопорная атмосфера высшего общества и «всеобщая апатия» раздражали Лира, и, как он сам признавался, в имении графа Дерби ему больше всего хотелось от души посмеяться или «попрыгать на одной ножке по величественной галерее».
После четырех лет работы в имении графа Дерби здоровье Лира, с детства не отличавшееся крепостью, настойчиво стало напоминать о себе. Следовало незамедлительно покинуть сырой и холодный климат Англии. Кроме застарелых недугов, у Лира прибавился еще один — от постоянного тщательного и кропотливого вырисовывания мельчайших деталей внешнего вида птиц и зверей, у него резко ухудшилось зрение, а впоследствии ему неоднократно грозила полная слепота.
В двадцать три года Лир принимает решение оставить карьеру художника-орнитолога и полностью посвятить себя пейзажу. Потреб-ность в подобных работах была велика — многие журналы с удовольствием печатали рассказы «с картинками» о дальних странах и путешествиях.
Он изъездил почти весь мир. Он был в Албании, Греции, Египте, Швейцарии, Италии, на Мальте, Крите и во многих других местах. Он прекрасно узнал эти страны, так как исходил и изъездил их вдоль и поперек. Он изобразил то, что видел, на картинах, написанных маслом, и в альбомах рисунков, которые издавались в Англии.
По приезде из Италии Лир получил приглашение давать уроки рисования молодой королеве Виктории. Лир согласился, но по прошествии некоторого времени понял, что придворная жизнь не для него, и продолжил свои странствия. Будучи уже пожилым человеком, он осуществил свою давнюю мечту и отправился в Индию. Работал он всегда много и упоенно. Но несмотря на постоянный кропотливый и тяжелый труд, не нажил особого богатства. Как только у художника появлялись деньги, он щедро делился ими с близкими — отсылал, братьям, сестрам, у которых к тому времени были большие семьи. Особенно отличал любимую сестру Энн. Лир помогал и нуждающимся. Так в 1846 году, когда в Ирландии разразился голод, он отослал туда крупную сумму. Как говорил о себе Лир, деньги ему «были нужны только для того, чтобы их раздавать».
За всю свою жизнь Лир так и не женился. Не завел он и постоянного жилища, которое можно было бы в полном смысле слова назвать домом.
Странствуя по свету, Лир продолжал сочинять свои «нонсенсы». В 1872 году появилась вторая книга «бессмыслиц», тогда же вышли еще две книги, в которых читатели смогли прочитать «бессмысленные» песенки, стихи, кулинарию, ботанику, азбуку.
Творения Лира породили множество подражаний. Уже после выхода первой книги (а между первой и второй книгой «бессмыслиц» прошло ни много ни мало 26 лет) жанр настолько полюбился англичанам, что многие писатели и просто любители стали пробовать себя на этом поприще. Среди них можно назвать таких писателей, как Льюис Кэролл, Огдан Нэш, Гилберт Кит Честертон и многих других.
Переводить Лира невероятно трудно. Среди удачных переводов можно отметить лишь несколько стихотворений в переводе С. Маршака, Г. Кружкова да еще отдельные лимерики в переводе разных авторов. Во многом именно этим обстоятельством объясняется то, что имя Эдварда Лира не слишком известно широкой публике в нашей стране.
Данная книга пытается восполнить этот пробел.

Данная статья была опубликована в качестве предисловия к книге «Мир вверх тормашками» (изд-во «Астрель», серия «Золотая библиотека»), в которой публиковались избранные переводы из «Рифм матушки Гусыни» и Эдварда Лира.

Другие статьи в литературном дневнике:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал