Сказки магая е и сороковикова

Наследие сказителя Магая, к 150-летию Е.И. Сороковикова-Магая

25 августа в с.Талое Тункинского района прошло событие, которое ждали жители села, и стар, и млад. Это – праздник «Наследие сказителя Магая», посвященный 150-летию со дня рождения выдающегося сказителя, сказочника, уроженца села Талое Егора Ивановича Сороковикова-Магая. Праздник прошел в Тальской начальной школе.

На открытии праздника с приветственным словом выступили Б.Б.Турбянов, президент землячества «Саяны» Тункинского района, директор колледжа искусств им. П.И.Чайковского, Б.В.Байминов, заместитель главы АМО «Тункинский район» по социальному развитию, Э.В.Сыбиков, глава МО СП «Галбай», С.В.Тулаева, начальник МКУ «Управление культуры АМО «Тункинский район», О.В.Демин, учитель Тальской начальной школы, основатель и хранитель краеведческого музея школы и родственники Егора Ивановича Сороковикова-Магая, которые приехали на праздник из разных городов.

Мероприятие подготовлено оргкомитетом из числа землячества уроженцев Тункинского района Республики Бурятия «Саяны», потомков сказителя Магая и жителей села Талое под руководством Турбянова Б. Б., Нефедьевой В.А., правнучки Магая; Ключерёва Оксана Анатольевна праправнучка сказителя. Также активное участие приняли: родственники из с.Талое — Наталья и Олег Дёмины, Нина Шушакова (с.Тунка), Берегута И.Н., учитель АСОШ.

Программа дня была очень насыщенной и содержательной: организованы конкурсы рисунков, на лучшего чтеца произведений, юного сказителя, исполнителей на музыкальных инструментах, исполнения частушек, хоров. В конкурсе рисунков по сказкам Магая приняли участие учащиеся Тальской начальной школы, Тункинской, Аршанской, Кыренской школ, г. Улан-Удэ, г. Иркутск. По результатам всех конкурсов был определен абсолютный победитель по максимальному числу баллов, им стала Чуркина Ксения, ученица Кыренской школы. Победители всех конкурсов были награждены призовыми и поощрительными местами, грамотами, новыми книгами и денежными призами.

Проведена презентация книги «Наследие сказителя Магая», изданной на средства гранта Администрации Главы и Правительства Республики Бурятии, при финансовой поддержке родных и близких Е.И. Сороковикова-Магая. Руководитель данного проекта Турбянов Баир Борисович, директор колледжа им.П.И.Чайковского, председатель РОО «Землячества уроженцев Тункинского района РБ «Саяны».
Жюри в составе: Тулаевой С.В., начальника управления культуры, Ардуевой Э.Д., директора ЦБС, Аюшеевой Л.С., методиста районного управления образования, Ключерёвой О.А., праправнучки сказителя, провели большую организационную работу.

Э.Д. Ардуева, директор Тункинской ЦБС

Источник

Республика Бурятия

Краеведческий портал

Районы

Егор Иванович Сороковиков-Магай (1868-1948)

IV. Наши земляки (села Саган-Нур, Тункинского района Бурятии)

Это известный сказитель, музыкант, песенник, лекарь и колдун, один из самых достойных представителей села Хобок (Саган-Нур) и нашего большого рода.Прабабушку я уже не застал в живых, а Егора Ивановича хорошо знаю и помню. Жил он на соседней улице с. Хобок и любил ходить к нам в гости, особенно по праздникам, так как мать у нас была очень гостеприимной. Часто он приходил в гости на Новый год и Рождество. Мы обычно растапливали железную печку, стелили на пол шубы и дохи, ложились на них, и он начинал нам рассказывать свои сказки, были и небылицы, охотничьи рассказы и байки. А рассказывать он умел, и мы его слушали, разинув рот часов до 4 утра.

Был у него один сын Тарас, у которого, к великому сожалению, детей не было. Была приемная дочь Наташа, по прозвищу Наташка косая (так как она немного косила), которую он удочерил у Байбородина В.Е. Наташка была простая и веселая певунья с 1925 г.р. Мы с ней вместе работали в колхозе во время войны, но после смерти отца Тараса она куда-то исчезла и больше я ее ни разу не встречал. Оказалось, что она вышла замуж в г. Слюдянка и несколько лет назад умерла. У нее осталась дочь, с которой я не знаком и не знаю, есть ли кто-нибудь у нее наследники.

Богата Сибирь народным поэтическим творчеством, своими сказителями и певцами. Талантливый, чуткий к поэтическому слову народ, населяет и Тункинскую долину. Тункинские сказки стоят в ряду лучших образцов мирового фольклора. Любовью к своему краю, щедро наделенному богатой природой, восхищением его красотой проникнуто все творчество народа.

М.К.Азадовский во время поездки в Тунку открыл там целую галерею сказочников и среди них одаренную семью сказителей: Марфу Ивановну Нефедьеву (мою прабабушку) и ее братьев Ивана и Егора Сороковиковых. Марфа Ивановна умерла вскоре после посещения Азадовского, еще до моего рождения. Открытия М.К Азадовского и Г.С Виноградова послужили началом изучения русского фольклора в этом крае.

Родом с нашего села был Магай-сказитель.

Он для всех наших сельчан добрый был учитель.

– Такую частушку про него сочинил его земляк, учитель Тальской школыОлег Васильевич Дёмин.

Магай был знатоком преданий и великолепным музыкантом. Его творчество представляет выдающееся явлениев русском фольклоре. Он внёс большой вклад в развитие художественной культуры родного края, оказал большое влияние на творчество местных и сибирских сказителей. Репертуар Магая богат и разнообразен. Егор Магай занимает самое почетное место среди сибирских сказителей, в лице которого мы имеем выдающего сказителя, песенника и певца. Он был и талантливым рассказчиком преданий и великолепным музыкантом. Его предания пользовались не меньшей популярностью в народе.

Творчество Магая представляет выдающееся явление в русском фольклореОн внес большой вклад в развитие художественной культуры родного края, оказал большое влияние на творчество местных и сибирских сказителей. РепертуарМагая богат и многообразен. Он знал около 200 сказок, более 100 песен, более тысячи пословиц и поговорок, множество легенд, преданий, благопожеланий, заговоров. Открыл его М.К Азадовский в 1925 г. «Это в полном смысле выдающийся сказитель, он же и выдающийся музыкант» – писал он. «Сказочным сказочником» назвал его Ю.М. Соколов, «Трудно найти более выдающегося сказителя, чем Е.И. Сороковиков-Магай (Элиасов, 1966). После выхода «Сказок Магая» в 1940 г., его имябыло названо в числе самых выдающихся носителей фольклора СССР (Известия, 1968, от 20 окт.). Как об одном из лучших советских сказителей говорится о Магае в изданной в Нью-Йорке «Истории русской литературы». Он первый из Бурятии член Союза советских писателей.

Родился Егор Иванович 7 апреля 1868 г. в с. Талое Тункинского района Бурятской АССР в семье охотника, музыканта-скрипача и сказителя Ивана Федоровича Сороковикова (Матвеева, 1976). Эта запись не точна. Родился Магай в с. Ближний Хобок Тункинской волости Иркутской губернии.

Судьбой предопределено Егору Ивановичу стать знаменитым сказочником, музыкантом, книжником, колдуном и знахарем. Ученый-этнограф, фольклорист, литературовед М.К Азадовский в 1925-27 гг. открыл в Тункинском крае удивительный мир сказок и необыкновенного сказочника Магая (Матвеева, 1993). Родители Е.И.Сороковикова-Магая происходили из ясашных – смешанных браков местных крещенных бурят и русских, от предка бурята Магая.

Сестра Егора Ивановича – Марфа Ивановна – была первой, с кем встретился М.К.Азадовский. Семья старинная, домовитая – писал он в дневнике – бабушке 75 лет. Исследователь отмечает исключительную честность и деликатность в семье. «Много ласковости. За два дня, что мы прожили там, не было слышно ни одного окрика, ни одного шлепка, зато много постоянной, будто мимоходом, ласки. Бабушка, по словам всех, мастер рассказывать сказки. Сказки она переняла от отца, который был большим мастером сказывать. Особенно поразили ученого рассказы о мастерстве отца, которые он слышал в семье и, и от посторонних лиц. Он был великолепным знатоком русских классических сказок, прекрасно рассказывал и бурятские сказки на бурятском языке. Так семья стала хорошей школой сказительства для Магая. В семье он постиг и первые азы грамотности, и любовь к книге. У него образовалась хорошая библиотека по луговодству, пчеловодству, быи домашний лечебник, классики русской литературы. Ему известны имена Пушкина, Ершова, он читал Вл. Соловьева, Фламмариона, Конан-Дойля, Хижину дяди Тома, Князь Серебряный, Сказку о царе Салтане Магай знал наизусть. Сказки он начал рассказывать с 7-8 лет и к 20 годам стал признанным мастером. Магай вел рассказ без лишних жестов, сдержанно, спокойно, но увлекательно, что люди готовы были его слушать бесконечно.

Читайте также:  Какие сказки любишь читать ты

Его репертуар включал в себя русские сказочные классические сюжеты. Сохраняя основные очертания традиционных сказок, произведения Магая отличаются оригинальностью разработки известных сюжетов, широко разлитым по повествованию местным колоритом. Земледелие, ямщина, лесной промысел, охота, пища, одежда, обряды вошло органически в сказки Магая. Местный колорит отразился в особенностях оборотов речи, метких сравнений, заимствованных из бурятской речи (Матвеева, 1993).

Магай прекрасно знал народное творчество бурят, эвенков, исполняя их произведения на русском и бурятском языках. Будучи человеком пытливого ума, Магай искал ответы на интересующие его вопросы не только в книгах и беседах, но и в народном творчестве, многое узнавал от стариков. Склонность Магая к философским рассуждениям, начитанность, интерес к истории, влюбленность в свой край, его сказительское мастерство способствовали тому, что он стал одним из лучших знатоков преданий Сибири.

Колдуном считали брата Е.И.Магая Ивана за его таинственные способности лечить. Такими же необыкновенными способностями обладал и Е.И. Магай. Еще при жизни о нем ходили были и небылицы, основанные на народных верованиях в сверхестественные силы. Были слухи о том, что мимо дома Магая ночью не проезжали люди, лошади распрягались, дуги летели в стороны. То же самое было и на свадьбх. Поэтому не было ни одной свадьбы, на которой бы не был Магай, как почетный гость. Иначе свадебный поезд не мог сдвинуться с места, если не был приглашен колдун (Матвеева, 1993).

О Магае написано много всяких небылиц. Так, Л.Е.Элиасов (1966) пишет, что Магай родился в дер. Талой, которую основал его дед Федор в год нашествия Наполеона. Он женился на бурятке и под давлением местного духовенства вынужден был покинуть родной Саган-Нур и поселиться на необжитом месте. Там он сделал себе землянку, а потом построил дом. Люди стали говорить, дескать, здесь «тала» (товарищ по-русски) обзаводится хозяйством. Позднее там поселились другие люди и деревня была названа Талой.

Далее Егор Иванович, якобы, рассказал, почему его деда прозвали Магаем. Дед Федор слыл по всей Тункинской долине лекарем, грамотееми знающим человеком. К нему обращались за советом русские, буряты и тунгусы и он всех принимал. Он мог лечить коров, коней и людей от всяких болезней. О Федоре разносились слухи, что он волшебник и целитель, а один ссыльный назвал его магом. Русские так и стали его звать магом, а буряты, думая, что это его новая фамилия, стали звать его Магаем. Потом он и сам привык к этому и стал говорить, что у него появилась новая фамилия Магай.

А вот еще один рассказ Магая о своей родословной (Элиасов, 1966). Мой предок, Тимофей, приехал в Тункувместе с первыми казаками, которые построили Иркутский острог. Через несколько лет после походов за Селенгу он вместе с двумя десятками казаков поселился в Тунке. Женился Тимофей, когда ему было уже за 50. Взял он за себя красавицу тунгуску. Было у Тимофея три сына и одна дочь. Один сын и дочь умерли, а два сына, Иван и Федор, жили долго. У Федора было четыре сына. Двоих на промысле соболя в гольцах снегом придавило, а другие два, Ануфрий и Спиридон, до старости дожили. У Ануфрия детей не было, а у Спиридона один сын был Иван, это мой прадед, который женился на бурятке и получил фамилию по прозвищу жены – Магай. У Ивана Магая было восемь сыновей. Трое из них уехали на Амур, двое поселились на Хилке, один стал жить в Бичуре, а двое остались в Тунке и занимались охотой, били соболей, кабанов, белку, часто ездили на Лену за мукой. Егор Сороковиков-Магай, сын Ивана, что в Тунке остался, это, значит, мой дед, имел четырех сыновей. У каждого из них по большой семье было. Они были первыми русскими, которые поселились на Верхнем и Нижнем Хобоке, а потом их дети расселились по всей Тунке. Вот, еслиподсчитать всех Сороковиковых, то, пожалуй, около двух сот наберется. А идут все они от одного поколения предка Тимофея, что с казаками сюда пришел лет триста тому назад.

Опять разночтение. А.К.Бобков пишет (газета «Саяны», от 14. 03.08 г.), что дед Егора Ивановича Фёдор, после женитьбы на бурятке основал с.Талое, срубив дом на берегу незамерзающего озера Талого и стал здесь жить-поживать, что скоро здесь появилась деревня Талое. А как же рассказ Магая (см. выше) о том, что « мой прадед Иван Магай-Сороковиков женился на бурятке из рода Магая и получил прозвище по имени жены. А сын Ивана Егор, это, значит, мой дед (заметьте, а не Федор) имел четырех сыновей и у каждого по большой семье было. Они были первыми русскими, поселившимися на Верхнем и Нижнем Хобоке». А гденезамерзающее озеро Талое, никто не знает, так какего там никогда не было. Есть речка Талая, вытекающая из под одноименной горы-вулкана.

А.Бобков (2008) также пишет, что «друг детства Егора Ивановича сказитель и певец Василий Васильевич Кобелев отмечал, что в 16-17 лет они с Магаем по всем свадьбам ездили: он на скрипке играл и песни пел, а я потанцевать мастер был и на слова не последним значился». Тут опять неувязка. В.Кобелев был старше Магая на 7 лет и могли ли они быть друзьями детства в 16-17 лет, я сомневаюсь.

Как видим, в записях имеются большие расхождения. Одно ясно, что на Талой Магаи не жили, да и из наших старожилов никто об этом не помнит, даже моя сестра, которой идет 93 год. Дом Егора Ивановича, кстати, самый большой и добротный, стоял на Хобоке, недалеко от нашего дома, на соседней улице, до 1997 г. Я не выяснил пока, куда его увезли, а по-хорошему в нем надо было сделать музей Магая, но кому это надо теперь, когда все рушится. И далее, никогда власти и церковь не преследовали русских за браки с инородцами, а наоборот это приветствовалось для укрепления дружбы русских с бурятами, тунгусами и якутами. А слово Тала переводится на русский язык как степь, поле, равнина, но не товарищ. Ну, а о происхождении клички или фамилии Магай все ясно из рассказа самого Егора Ивановича и Родословной Магая (см. выше).

Большой интерес представляют генеалогические преданияжителей Тункинской долины. И они отражают не только картину заселения края, но и образование своеобразной в национальном отношении группы населения – ясачных, карымов, метисов.

Иногда удивляешься, откуда берутся всякие небылицы, которые читать неудобно. Для непосвященного это нормально, а знающему стыдно за такие публикации. К примеру, А. Бобков (1993) пишет, что в семье Магая было пять детей: Николай, Петр, Иван, Егор и сестра Настасья. На самом деле у Ивана Федоровича были дочь Марфа (моя прабабушка), братья Николай, Иван и Егор. Л.Е.Элиасов (1966) пишет, что Магай из бедной семьи и с 8 лет стал пастухом и, что только Советская власть сделала его человеком. Он не говорит, чьих коров он пас, а пас он своих коров, т.к. жили они богато и имели много скота. Есть еще много неточностей, но я о них говорить не буду. Магай жил рядом с нами и часто ходил к нам в гости, рассказывал сказки и предания. Мы его хоронили в 1948 г., когда мне было почти 18 лет. «И не надо бабушку лохматить», как говорил М.Задорнов.

Читайте также:  Что научно познавательного в сказке листопадничек

Грамоту Магай постиг очень рано. Сначала его учил отец, а потом местный поп Парфений в Парфениевской школе. За одну зиму Егор научился читать и писать, выучил наизусть несколько псалмов-молитв. Но вскореПарфений его прогнал, после того, как после Пасхи тот рассказал ему содержание сказки, услышанной от отставного солдата Игната Прокушева, под названием «Кузнец и поп». В этой сказке высмеивался поп, осуждалась его жадность, потому он его и выгнал со словами, «чтобы ноги твоей здесь больше не было». Так закончилась учеба Егора и в дальнейшем он сам овладевал грамотой. Сказитель хорошо знал и владел также бурятским и якутским языками, как и русским.

Е.И.Магай был еще и выдающимся музыкантом. Г.С. Виноградов (1926) был в Тункинской долине и собрал интересные данные о Магае, как о музыканте. Он сообщает о том, что в с. Талое, населенном ясачными, мне посчастливилось познакомиться с популярным там и в окрестностях музыкантом и мастером – Егором Ивановичем Сороковиковым. Он делает балалайки и скрипки, и рассказал технологию их изготовления, и технику подготовки к игре. Сам он хороший настройщик и игрок, и далее перечисляет репертуар музыканта. Кстати, балалайки делал и мой отец, и хорошо играл на них. И вообще вся наша магайская и тархайская родова музыкальная и певучая.

Сказитель, песенник и музыкант-самоучка Магай играл на скрипке, балалайке, гитаре, мандолине, гармошке и баяне. Но больше всего он любил скрипку и, чаще всего, исполнял песни под ее аккомпанемент. И земляки Магая, Иван Солдатов и Никифор Нечаев, служившие много лет в полковых оркестрах, были очень высокого мненияо музыкально-исполнительском мастерстве Егора Ивановича. Он не знал нот, но у него настолько сильно был развит слух, что после моего исполнения какой-либо песни он тут же брал скрипку, сначала усваивал мелодию, играл как бы про себя, а потом все изумлялись, как хорошо и свободно он повторял услышанное – вспоминал И.Солдатов. А Н.Нечаев вспоминал: – Когда мы с ним на кабанов ходили, то у него в берестяном ящичке, куда сырость не попадала, хранилась скрипка. Вечерами, иногда до ночи, в глухой тайге играла скрипка.

М.К.Азадовский говорит о культуре сказителя: – В полном смысле деревенским интеллигентом является Тункинский сказитель Егор Иванович Сороковиков. Он не только начитан, но обладает целой библиотекой, состоящей из ряда медицинских и сельскохозяйственных справочников по луговодству, полеводству, домашних лечебников, приложения к «Ниве», «Северу» и др., чрезвычайно разносторонен и многим интересуется. Кстати, и у моих деда и отца тоже были хорошие и богатые библиотеки.

Любовь к книгам и чтению Егор Иванович унаследовал от отца, у которого была тетрадь, куда он переписывал сказки, например, о Коньке-горбунке и др. Егор Иванович тоже вел тетрадь, в которую записывал все, что слышал. Их он никому не показывал и говорил, что эти тетради перейдут по наследству к сыну, а потом пусть ими пользуются внуки и правнуки. К сожалению, сын его Тарас умер, не оставив ему наследников. Какова судьба его тетрадей никто не знает. Об этом он не сказал даже мне, когда я был у него незадолго до его смерти, хотя мы с ним о многом тогда переговорили.

С 1936 г. Магай становится уже знаменитым и популярным русским сказителем. В 1937 г. его вызывают в Москву, где он впервые рассказывает новую сказку: «Как охотник Федор японцев прогнал». «Москва, – говорил Магай, – произвела на меня такое впечатление, что я стал себя чувствовать так, как будто я заново переродился. Я почувствовал себя бодрым и молодым. Мне хотелось заново пересказать все, что я знал, может быть, все это пригодится моим потомкам, тем людям, которые будут жить после меня». И он не ошибся. Мы, все родственники, и люди Тункинской долины помним, чтим его и продолжаем традиции своего знаменитого предка.

В 1938-39 гг. Л.Е.Элиасов восемь месяцев (225 рабочих дней по 10-12 часов) записывал сказки отМагая в Улан-Удэ и у него дома.Азадовский вспоминает, что было записано столько текстов, изкоторых можно было составить несколько толстых книг. И дома он рассказывал сказки и пел песни более мастерски, чем в городе. Сам он об этом говорил, что дома и стены помогают. «Даже песни петь и то здесь легче.– говорил он». « Пою и сам думаю: вот здесь мой сосед Прокоп на этой половине такого трепака выдавал, что балалайка у меня в руках дребезжала, а тут вот под мою песню сестра Марфа чуть не плакала и струны на скрипке так нежно выводили напев, что сам я удивлялся, до чего же музыка на человека действует». Отсюда и тона подбираешь, где громко играть, где тихо, а где, будто, про себя. Вот так-то она и игра получается. Душа-то всем питается, она потом по-своему и наружу выходит, когда поёшь или рассказываешь.

Д.С.Асламов рассказывал, что многие сказки, предания, пословицы и поговорки Магай воспринял от бурят и эвенков и прекрасно знал народное творчество бурят и исполнял их произведения на русском и бурятском языках. Он просиживал ночи со своими друзьями-бурятами у себя дома или в какой-либо юрте и внимательно слушал сказки о баторах и мэргэнах, о проказах хитрого Будамщу, о прекрасной или злой шаманке, о саянских кладах или приключениях неудачливого ламы. Потом он их переделывал и пересказывал по-русски, но они выглядели по-другому. И сами буряты признавали, что их сказки в пересказе Магая на русском и бурятском языках очень занимательны и интересны.

13 марта 1948 г. Магаю было присвоено почетное звание Заслуженного деятеля искусств Бурят-Монгольской АССР. Так Советская власть отблагодарила знаменитого, выдающегося, замечательного, известного мастера русской сказки, сказителя-патриота Егора Ивановича Сороковикова-Магая – писали многие газеты.

8 мая 2007 г. я побывал у обелиска Е.И. Магая. Он находятся в более-менее ухоженном виде, на могилке лежат цветы и приятно, что родственники и земляки не забывают любимого сказителя. Только, почему-то, могилы Магая нет в списках охраняемых памятников природы Тункинского национального парка

Е.И.Магай знал около 200 сказок, более 100 песен, более 1000 пословиц и поговорок, множество легенд, преданий и благопожеланий (Нефедьев, 2008). Сказочным сказочником назвал его Ю.М. Соколов. Трудно найти более выдающегосясказителя, чем Е.И. Сороковиков-Магай – писал Л.И. Элиасов (1966). Егор Иванович был первым членом Союза советских писателей из Тунки, Бурятии и Сибири.

И ещё был у него талант хорошего и сильного лекаря. Лечил он травами, которые всю жизнь собирал в тайге и делал различные лекарственные настойки и микстуры. В 1943 г. сильно заболел мой братан, Гена Сороковиков. Врачи Иркутска и Улан-Удэ ничего не могли сделать и лечить его отказались. Мать Гены, сестра матери, пришла со слезами и просит ее сходить к Магаю, чтобы он посмотрел ее сына. Мать ходила к нему 2 раза, но Магай наотрез отказался лечить, заявив, что на меня донесут и меня лишат всех наград и званий. Только на третий раз он согласился посмотреть Генку, когда мать сказала, что парень умрет. Магай велел привезти его тайно ночью, посмотрел, дал бутылочку настойки и велел пить по чайной ложке 3 раза в день. Братан вылечился и прожил 65 лет.

Читайте также:  Сказка прикол курочка ряба музыкальная нарезка

Кроме того, его все считали великим колдуном. Обязательным было приглашать его на свадьбы и юбилеи. Если не пригласили, то на полном скаку могут повылетать дуги у свадебного кортежа, или кони зауросят и не сдвинутся с места. Старухи говорили, что он передавал сыну Тарасу колдовство, но тот не вынес последних испытаний и его начал бить паралич. По этой причине он однажды в тайге упал в костер и сгорел.

Е.И.Сороковиков-Магай своим творчеством прославил свой родной край. После выхода в 1940 г. «Сказок Магая» имя сказителя было названо в числе самых выдающихся носителей фольклора. Он поистине был великим сказителем.

Из Саган-Нура ближайшие родственники Е.И.МагаяА.Н. Пантелеев – отличник просвещения России, заслуженный учитель Бурятии; доктора медицинских наук – директор Сибирского отделения РАМН В.А. Сороковиков (человек года Бурятии в 2008 г.) и моя сестренница Т.И. Иннокентьева – зам. директора Иркутского противочумного института; мой племянник Односторонцев Владимир Николаевич – заслуженный пилот РФ, отличник воздушного транспорта РФ, бывший директор аэропорта и вице-мэр г. Братска, зам. директора по безопасности полётов в одной из фирм в Москве (человек года Бурятии 2009 г.), М.А. Нефедьев – доктор геоого-минералогических наук, Заслуженный геолог Российской Федерации, первооткрыватель Озерного свинцово-цинкового и других месторождений, Лауреат Государственной премии СССР 1971 г. и республики Бурятия 2010 г., человек года Бурятии 1997 и 2011 гг. в номинации «Вершина мудрости».

Источник

Глухой Илья, № 23 (Тамбовская обл.)

Как бражник в рай попал, № 24

Не любо — не слушай, № 30

Святой Авраам, № 47 (Псковская обл.)

Пятенка-просвятенка, № 48 (Смоленская обл.)

Поп-ворожея, № 50 (Орловская губ.)

Никола Летний и Николай Зимний, № 53 (Пермская губ.)

Его святая воля, № 54 (г. Тагил)

Исповедь, № 70 (Тамбовская губ.)

Кому что, № 71 (Архангельская обл.)

Сын божий, № 110 (г. Ленинград)

Петушок, № 114 (Орловская обл.)

Поп-сапожник, № 115 (Тульская обл.)

Хитрый поп и парень, № 120

Вечный покой, № 122 (Орловская обл.)

Небесный обед, № 124

Как поп летал, № 158 (Псковская обл.)

Как ангелы попа унесли, № 160 (Орловская губ.)

Кузнец попа проучил, № 162 (Ивановская обл.)

Пастух попа и дьякона утопил, № 167 (Тульская обл.)

Состязание во лжи, № 169 (Курская обл.)

Чего на свете не бывает, № 170

Хитрый работник, № 181 (Ленинградская обл.)

Летом дрова, зимой трава, № 183 (Сталинградская обл.)

На сенокосе, № 184 (Калининская обл.)

Чудо, № 188 (Горьковская обл.)

Сборник великорусских сказок архива Русского географического общества. Издал А. М. Смирнов. Вып. 1–2. Петроград, 1917. (Записки Русского географического общества по отделению этнографии, т. 44).

«Лихой» попутчик, вып. 1, с. 279–280 (Новгородская губ.)

Черт в яме, вып. 1, с. 361–302 (Псковская губ.)

Кто сильнее, вып. 1, с. 377–378 (Вятская губ.)

Благодарность дядюшки, вып. 1, с. 409–411 (Вятская губ.)

Бедный поп, в. 2, с. 572–573 (Смоленская губ.)

Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова. Изд. подг. В. Я. Пропп. М.—Л., 1961 (Архангельская обл.)

Царская дочь и Яга-баба, № 80

Василий, сын купеческий, № 82

Северные сказки (Архангельская и Олонецкая губ.). Сборник Н. Е. Ончукова. СПб, 1908.

Плевая вина, № 51 (Архангельская обл.)

Безграмотная деревня, № 63 (Архангельская губ.)

Мужик и черт, № 67 (Архангельская губ.)

Попадья, дьячок и работник, № 81 (Олонецкая губ.)

Проклятый внук, № 96 (Олонецкая губ.)

Праздник Окатка, № 141 (Олонецкая губ.)

Колпак золота, № 162 (Олонецкая губ.)

Старинный поп, № 165 (Олонецкая губ.)

Ослиные уши, № 185 (Олонецкая губ.)

Поп, попадья и дьячок, № 221 (Архангельская губ.)

Нужда, № 249 (Архангельская губ.)

Я, Никого, Караул, № 251 (Архангельская обл.)

Поп и леший, № 261 (Архангельская губ.)

Церковная служба, № 262 (Архангельская губ.)

Старухина молитва, № 263 (Архангельская губ.)

Сказки и легенды пушкинских мест. Записи 1927–1929 гг. Записи на местах, наблюдения и исследования B. И. Чернышева. Подгот. к изд. Н. И. Гринковой и Н. Т. Панченко. М. — Л., 1950.

Поп и работник, № 53 (Псковская обл.)

Сказки и песни Вологодской области. Сост. C. И. Минц, Н. И. Савушкина. Ред. Э. В. Померанцева и С. В. Викулов. Вологда, 1955.

Как солдат бабу окрестил, № 24

Сказки и предания Самарского края. Собр. и зап. Д. Н. Садовниковым. СПб, 1884 (Записки Русского географического общества по отделению этнографии, т. 12).

Поп и дьякон, с. 163–164 (зап. от А. К. Новопольцева)

Курочка Татарушка, с. 171–172 (зап. от А. К. Новопольцева)

Коза Тарата, с. 179–183 (зап. от А. К. Новопольцева)

Черт и солдат, с. 249

Николай-угодник и охотники, с. 268–269 (зап. от А. К. Новопольцева)

Сказки Куприянихи. Зап. сказок, ст. о творчестве Куприянихи и коммент. А. М. Новиковой и И. А. Оссовецкого. Вступ. ст. и общ. ред. И. П. Плотникова. Воронеж, 1937.

Кирик, с. 156–158 (Воронежская обл., зап. от А. К. Барышниковой (Куприянихи)

Сказки Ленинградской области, серьезные и несерьезные, озорные и не очень, байки, народные анекдоты и прибаутки. Собр. и подг. к печати Вл. Бахтин и Нел. Ширяева. Л., 1976.

Болтливая старуха, с. 230–233.

Сказки Магая (Е. И. Сороковикова). Зап. Л. Элиасова и М. Азадовского. Под общ. ред. М. К. Азадовского. Л., 1940 (Бурятская АССР).

Беспечальный монастырь, № 13

Видел ли архиерей душу человека, № 19

Сказки, песни, частушки, присловья Ленинградской области, записанные Вл. Бахтиным. Л., 1982.

Голодные ребята, с. 34

Мужик и чертенок, с. 66—67

Сказки Терского берега Белого моря. Изд. подг. Д. М. Балашов. Отв. ред. Э. В. Померанцева. Л., 1970.

Поп и работник Иван, № 34

Сказки Ф. П. Господарева. Зап. текста, вступ. ст. и примеч. Н. В. Новикова. Общ. ред. и предисл. М. К. Азадовского. Петрозаводск, 1941.

Заколдованная трава, № 45

Соколовы Б. и Ю. Сказки и песни Белозерского края. М., 1915 (Вологодская губ.).

Как поп работников голодом морил, с. 75—77

Старичок Осип и три попа, № 83

Старикова тайна. Сказки Прикамья в зап. И. В. Зырянова. Пермь, 1981 (Пермская обл.).

Марко Богатый и Василий Бессчастный, № 7

Как мужик счастье искал, № 23

Храбрый солдат, № 32

Тайные сказы рабочих Урала. Сост. Е. М. Блинова. М., 1941.

Тамбовский фольклор. Сост. Г. И. Терентьев, И. И. Гришин, В. Е. Гусев, Л. П. Конина, С. Г. Лазутин, Ред. и предисл. Ю. М. Соколова и Э. В. Гофман. Тамбов, 1941.

Солдат вывернулся, с. 195—196

Фольклор Саратовской области. Книга первая. Сост. и вступ. ст. Т. М. Акимовой. Ред. А. П. Скафтымов. Саратов, 1946.

Напуганный поп, № 421

Фольклор Чкаловской области. Сост. А. В. Бардин. Чкалов, 1940.

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал