Сказки м е салтыкова щедрина их основные темы фантастическая направленность эзопов язык

Изучение художественного своеобразия политических сказок Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина

РЕФЕРАТ «Художественные особенности сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина»

ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ: школьное преподавание литературы.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: сопоставительный метод, метод системного анализа.

2. СКАЗОЧНЫЙ МИР САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

Щедринские сказки, по единодушному мнению читателей и исследователей, явились своеобразным итогом, синтезом идейных исканий сатирика. Салтыков-Щедрин-сказочник использовал различные жанры народного творчества: сказки о животных, волшебные, сатирические, народный кукольный театр, лубочную картину, пословицы и поговорки. Очевидно, что сказочный мир писателя не растворяется в народнопоэтической стихии, что «щедринская сказка самостоятельно возникала по типу фольклорных сказок, а последние способствовали ее формированию» [2;75].

Любопытно в этом отношении сравнение сказочных сюжетов «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Дикого помещика». В первом случае у глупых, беспомощных, но привыкших властвовать генералов, чудом оказавшихся на необитаемом острове, срабатывает инстинкт самосохранения, и они отыскивают неизвестно как попавшего на остров мужичину, который их поит и кормит, спасает от голодной смерти и переправляет на лодке через «океан-море» в Петербург. Во второй сказке глупый и самонадеянный помещик, наоборот, мечтает освободиться от мужиков («Одно только сердцу моему непереносно: очень уж много развелось в нашем царстве мужика!» [5;144]), а те в свою очередь молят бога, чтобы избавиться от притеснений помещика. И все дальнейшее течение сказки — как бы еще одно вероятное продолжение истории с генералами (это то, что случилось бы с ними, если бы не отыскался мужик; они бы вконец одичали, озверели). Салтыков-Щедрин в «Диком помещике» словно бы до логического завершения доводит свои сказочно-сатирические предположения.

Но, несомненно, и то, что с фольклором сказки Салтыкова-Щедрина связаны не только наличием в них определенных устно-поэтических деталей и образов, существенно влияющих на повествовательный слог. Зависимость от фольклорного опыта далеко не всегда буквальна, цитатна.В щедринских сказках есть и нечто более важное, сближающее их с народной поэзией: есть истинно народное миропонимание.

Форма сказки избрана потому, что простому читателю этот жанр наиболее понятен и близок.

Форма сказки отвечала задачам писателя. В завуалированной форме можно было обратить внимание на самые злободневные вопросы общественной жизни, стать на защиту народных интересов.

Таким образом, щедринские сказки, по единодушному мнению читателей и исследователей, явились своеобразным итогом идейных исканий сатирика. О связи их с устной народнопоэтической традицией существует немало работ. Отмечаются, в частности, все или почти все случаи употребления Салтыковым-Щедриным фольклорных элементов:


Изучение художественного своеобразия политических сказок Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина

Изучение художественного своеобразия политических сказок
Михаила ЕвграфовичаСалтыкова-Щедрина
Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина 5 – 8 стр.

средств в сказках М.Е.Салтыкова-Щедрина 15 – 17 стр.

Творчество Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина чрезвычайно многообразно. Он писал романы, драмы, хроники, очерки, обозрения, рассказы, статьи, рецензии. Среди огромного наследия сатирика особое место занимают его сказки.

Форму народной сказки использовали многие писатели до М.Е.Салтыкова-Щедрина. Литературные сказки, написанные в стихах или в прозе, воссоздавали мир народных представлений, народной поэзии, а иногда заключали в себе и сатирические элементы, — например, сказки Пушкина «О попе и о работнике его Балде», «О золотом петушке». Остросатирические сказки создает Салтыков-Щедрин, продолжая пушкинскую традицию.

В жанре сказки наиболее ярко проявились идейные и художественные особенности щедринской сатиры. Сказки — итог многолетних жизненных наблюдений, итог всего творческого пути писателя. В них сплетается фантастическое и реальное, комическое сочетается с трагическим, в них широко используется гротеск, гипербола, проявляется удивительное искусство эзопова языка. В сказках мы встречаем всех щедринских героев. Здесь и тупые, свирепые, невежественные правители народа, его эксплуататоры («Медведь на воеводстве», «Орел-меценат», «Дикий помещик») здесь и сам народ, трудолюбивый, талантливый, могучий и вместе с тем покорный своим эксплуататорам («Повесть о том, как мужик двух генералов прокормил», «Коняга») здесь и народ, пробуждающийся, ищущий правды и свергающий иго самодержавия («Ворон-челобитчик», «Путем-дорогою», «Богатырь»). В сказках рисуется предательство либералов («Либерал», «Вяленая вобла»), трусливая ограниченность обывателя («Здравомысленный заяц») [6:48].

Все сказки Щедрина подвергались цензурным гонениям и многим переделкам. Маски животного мира не могли скрыть политическое содержание сказок. Перенесение человеческих черт — и психологических и политических — на животный мир создавало комический эффект, наглядно обнажало нелепость существующей действительности. Некоторые сказки выпускались подпольно из-за запретов цензуры. Так и было использовано ставшее афористически известным заглавие – «Сказки для детей изрядного возраста»: московское нелегальное издание 1884 года.

исследования в данной работе является творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина.

являются сказки в творчестве М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Целью данной работы является:

изучение художественного своеобразия политических сказок Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

Работа состоит из введения, основной части, заключения, списка использованной литературы и словаря лингвистических терминов.

«Сказки» М. Е. Салтыкова-Щедрина занимают особое место в русской литературе. Хотя их тематика схожа с тематикой произведений многих писателей, все же «Сказки» неповторимы благодаря своему художественному своеобразию и манере изложения.

Щедрин использовал жанр сказки, чтобы избежать нападок цензуры, а также, чтобы читателю легче было понять абсурдность ситуаций, изображенных в произведении. Иносказательная манера повествования дает большие преимущества. Ведь нейтральное повествование не создает живой картины человеческих пороков, не порождает отвращения к существующему строю. Мудрая простота сказки позволила автору изложить взгляды на проблемы, отношение к ним в сжатом, обобщенном виде, не утратив при этом их значимости и остроты. Кроме того, из всех жанров сказка наиболее близка народному пониманию. Именно в период разгула политической реакции в России сатирику приходилось выискивать форму, наиболее удобную для обхода цензуры и вместе с тем наиболее близкую, понятную простому народу. И народ понимал политическую остроту щедринских обобщенных выводов, скрытых за эзоповской речью и зоологическими масками. Он создал новый, оригинальный жанр политической сказки, в которой сочетаются фантастика с реальной, злободневной политической действительностью.

В «Сказках» писатель использует фольклорные элементы, исстари употребляемые народом в своем устном творчестве. Например, в зачине произведений Щедрин пользуется традиционным сказочным стилем: «жил-был пискарь…», «в некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик…». Часто встречается волшебство (например, чудесное исчезновение мужиков в «Диком помещике»). Волшебство (или фантастика) позволяет автору дать героям достаточную свободу действий, неограниченность возможностей [1:98].

Салтыков-Щедрин-сказочник использовал различные жанры народного творчества: сказки о животных, волшебные, сатирические, народный кукольный театр, пословицы и поговорки («Не давши слова — крепись, а давши — держись!», «Двух смертей не бывать, одной не миновать», «Уши выше лба не растут», «Моя хата с краю», «Простота хуже воровства»). Очевидно, что сказочный мир писателя не растворяется в народнопоэтической стихии, что «щедринская сказка самостоятельно возникала по типу фольклорных сказок, а последние способствовали ее формированию» [3:75].

Но, тем не менее, Салтыков-Щедрин не копировал структуру народной сказки, а внес в неё своё, новое. Прежде всего – это появление образа автора. За маской наивного балагура скрыта саркастическая усмешка беспощадного сатирика. Совершенно иначе, чем в народной сказке, нарисован образ мужика. В фольклоре мужик обладает сметливостью, ловкостью, неизменно побеждает барина. В сказках Салтыкова-Щедрина отношение к мужику неоднозначно. Часто именно он остаётся в дураках, несмотря на свою сметливость, как в сказке «Как один мужик двух генералов прокормил». Мужик показал себя молодцом: всё умеет, даже суп в пригоршне сварит. И в то же время покорно исполняет приказ генералов: сам вьёт себе верёвку, чтоб не убежал!

Читайте также:  Интересный рассказ о весне

Писатель по существу создал новый жанр – политическую сказку. Жизнь русского общества второй половины 19 века запечатлелась в богатейшей галерее персонажей. Щедрин показал всю социальную анатомию, коснулся всех основных классов и слоёв общества: дворянства, буржуазии, бюрократии, интеллигенции [5:65].

Герои сказок Салтыкова-Щедрина — это сатирические аллегории, где волк, заяц, медведь, орел, ворона и другие звери, птицы и рыбы принадлежат отнюдь не к животному миру. Следуя традициям Крылова, Салтыков-Щедрин непроизвольно надевает на своих персонажей те или иные маски и стремится «воздать каждому по заслугам». В его сказках в каждой личине сконцентрированы характерные черты, точно определяющие социальный или человеческий тип. Народ выступает под масками добрых и беззащитных зверей и птиц, эксплуататоры – в образах хищников.

Однако сказки о животных — лишь один тип сказок Салтыкова-Щедрина. В сказках другого типа действуют люди («Дикий помещик», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и др.). Их персонажи не прикрыты масками зверей, рыб и птиц, и автор использует иные сатирические приемы: гиперболу и гротеск. Герои этих сказок, однако, тоже явлены как маски-символы: автор создает собирательные образы социальных типов.

Используя гиперболу, Щедрин делает образы необычайно яркими, запоминающимися. Дикий помещик, всё время мечтавший избавиться от несносных мужиков, от их холопьего духа, наконец-то остался один-одинёшенек. И… одичал: «Весь он… оброс волосами. а когти у него сделались как железные» [8:452]. И становится ясно: всё держится на труде народа.

В сложном идейном содержании сказок Щедрина можно выделить четыре основные темы: 1) сатира на правительственные верхи самодержавия и на эксплуататорские классы, 2) обличение поведения и психологии обывательски настроенной интеллигенции, 3) изображение жизни народных масс в царской России, 4) разоблачение морали собственников-хищников и пропаганда нового общественного идеала и новой нравственности. Но, конечно, строгое тематическое разграничение щедринских сказок провести невозможно, и в этом нет надобности. Обычно одна и та же сказка наряду со своей главной темой затрагивает и другие. Так, почти в каждой сказке писатель касается жизни народа, противопоставляя её жизни привилегированных слоев общества.

В сказках Щедрин проявил себя блестящим художником. Он показал себя мастером эзоповского языка, при помощи которого умел доносить до читателя острую политическую мысль и передавать социальные обобщения в аллегорической форме [9:269].

Щедрин был великим народолюбцем. Но он любил народ без слепого преклонения перед ним, без идолопреклонства: он глубоко понимал сильные стороны народной массы, но не менее зорко видел и слабые стороны её. И это двустороннее отношение к народу – любящее и кричащее – проходит красной нитью через всё творчество писателя.

Многочисленные эпизоды и образы сказок, относящиеся к характеристике народных масс, дают многостороннюю, глубокую и полную драматизма картину жизни пореформенной крестьянской России. Здесь рассказано о беспросветном труде, страданиях, сокровенных думах народа («Коняга», «Соседи», «Деревенский пожар»), о его вековой рабской покорности («Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»), о его тщетных попытках найти правду и защиту в правящих верхах («Ворон-челобитчик»), о стихийных взрывах его классового негодования против угнетателей («Медведь на воеводстве», «Бедный волк») и т.д. Через все эти зарисовки крестьянской жизни проходит мотив страдальческой любви писателя-гуманиста к народу.

Как и в обычных волшебных сказках, Салтыков-Щедрин применяет для более яркого и объемного изображения прием фантастики. Одной из самых известных сказок Салтыкова-Щедрина является «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». В ней противопоставлен добрый, умный, сильный, сметливый мужик наглым, самодовольным, ничего не умеющим делать генералам-паразитам. Очутившись на необитаемом острове, они становятся беспомощными. Генералы не могут даже добыть себе пищи, когда природа изобилует ею. Без прислуги они открывают свое истинное лицо — лицо хищных, кровожадных зверей; они готовы растерзать друг друга. Но их спасает мужик, случайно найденный ими, «нахально уклоняющийся от работы». «Спишь, лежебок» [8:433], — приговаривают генералы. В этой повести Салтыков-Щедрин раскрывает не только тему сатирического обличения классов, власть предержащих, но и затрагивает больную для него тему рабской покорности народа. Писатель с горечью рассказывает о том, как мужик самоотверженно трудится. Он дает генералам по десятку яблок, а себе оставляет только одно, да и то кислое. Он сам добровольно свил себе веревку, чтобы привязать себя к дереву. Спасенные и разбогатевшие генералы проявляют свою «благодарность» — высылают ему пятак серебром да рюмку водки – «веселись, мужичина!»

Сказка «Коняга» — произведение о бедственном положении русского крестьянства в царской России. Примечательно, что в сказке крестьянство представлено в образе мужика и в образе его двойника — Коняги. Человеческий образ казался Щедрину недостаточным для воспроизводства скорбной картины каторжного труда и безответных страданий, которую являла собою жизнь крестьянства при царизме. Автор изобразил Конягу как «замученного, побитого, узкогрудого, с выпяченными рёбрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами».

В сказке «Соседи» в образах Ивана Бедного и Ивана Богатого выведены крестьянин и помещик-либерал. Иван Богатый «сам ценностей не производил, но о распределении богатств очень благородно мыслил… А Иван Бедный о распределении богатств совсем не мыслил, но, взамен того, производил ценности» [8:521].

Итак, в «Сказках» Щедрин, рисуя картину народных бедствий, раскрывал угнетённым массам жестокую правду непримиримой борьбы классов, разоблачал всю тщетность народных апелляций к правящим верхам самодержавия, призывал народ положить конец своему терпению и внушал измученному Коняге и «измалодушничавшему воронью» веру в свои силы и оптимистические надежды на торжество социалистической правды [3:95-98].

Одним из самых древних примеров сатирической типизации является уподобление людей животным, использование зоологических образов для осмеяния социальных пороков.

«Уподобление — стилистический оборот на основе развёрнутого сравнения. Если при обычном сравнении двух предметов устанавливается один общий признак и отличается их частичная близость друг к другу, то уподобление раскрывает в художественном произведении систему параллельных общностей между двумя предметами или явлениями» [4:945].

Зоологические уподобления, служат главной цели сатиры — показать отрицательные явления и людей в низком и смешном виде. Сравнение социальных пороков с животным миром — один из остроумных приёмов сатиры Салтыкова-Щедрина, его он использует как в отдельных эпизодах, так и в целых сказках.

Так, в сказке «Дикий помещик» показан человек, но в его облике явные звериные черты. Здесь автор, показывая эволюцию барина, прибегает к уподоблению в образе зверя, хотя «хвоста» ещё нет. Пройдёт ещё некоторое время и процесс деградации завершится.

Дикий помещик не имел никакого представления о труде. Оставленный без своих крестьян, он, российский дворянин, постепенно превращается в грязное и дикое животное, становится лесным хищником. Фантастические перемены случаются с щедринским героем: «Сморкаться уж он давно перестал, ходил же все больше на четвереньках и даже удивлялся, как он прежде не замечал, что такой способ прогулки есть самый приличный и самый удобный. Утратил даже способность произносить членораздельные звуки и усвоил себе какой-то особенный победный клич, среднее между свистом, шипеньем и рявканьем». Жизнь эта, в сущности, продолжение его предыдущего хищнического существования, но только в более обнаженных формах. Помещик настолько одичал, что «даже счел себя вправе войти в дружеские сношения» с медведем, Михайло Иванычем.

Читайте также:  О чем сказка салтыкова либерал

В изображении животных Салтыков-Щедрин следует фольклорной традиции: животные говорят и действуют наравне с человеком. Вот, например, медведь вступает в беседу с помещиком, называет его другом и даже дает советы. Но при этом животные выступают и в своей исходной роли: медведь ест мужиков, зверь подстерегает зайца, мышонок поедает замасленные карты.

Человеческий облик дикий помещик снова приобретает лишь после того, как возвращаются его крестьяне. Капитан-исправник донес губернскому начальству об обезлюдевшей земле, голодавшем уездном городе, и оно постановило «мужика изловить и водворить, а глупому помещику, который всей смуте зачинщик, наиделикатнейше внушить, дабы он фанфаронства свои прекратил и поступлению в казначейство податей препятствия не чинил». «Как нарочно, в это время чрез губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь. Сейчас эту благодать обрали, посадили в плетушку и послали в уезд» [3:120-123].

Многие сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина посвящены разоблачению обывательщины. Одна из наиболее острых – «Премудрый пескарь». В центре сказки судьба трусливого обывателя, человека, лишенного общественного кругозора, с мещанскими запросами. Образ мелкой беспомощной и трусливой рыбешки как нельзя лучше характеризует этого дрожащего обывателя. В произведении писатель ставит важные философские проблемы: в чем смысл жизни и назначение человека.

Салтыков-Щедрин выносит в заголовок сказки говорящий, недвусмысленно-оценочный эпитет: «Премудрый пескарь». Что означает эпитет «премудрый»? Синонимами к нему являются слова «умный», «рассудительный». Поначалу у читателя сохраняется вера в то, что сатирик не зря так охарактеризовал своего героя, но постепенно, в ходе развития событий и пескариных умозаключений, становится понятно, что смысл, который вкладывает автор в слово «премудрый», бесспорно, ироничный. Пескарь считал себя премудрым, автор свою сказку так и назвал. Ирония в этом заголовке, выявляет всю никчемность и бесполезность обывателя, дрожащего за свою жизнь.

В сказке «Медведь на воеводстве» остроумно показано сходство человека с медведем. Наряду с уподоблением зоологические образы совмещают здесь и эзоповскую функцию. Смысл сказки состоит в разоблачении тупых и жестоких правителей (Топтыгиных) деспотической власти (Лев, Осёл). Трое Топтыгиных развили свою деятельность различными злодействами. Первый — мелкими (чижа съел), другой — крупными (погромы), третий — придерживался «исстари заведённого порядка» и довольствовался злодействами «натуральными», собирая дань. Но терпение мужиков лопнуло, и они расправились с Топтыгиными [9:346-348].

Здесь Салтыков-Щедрин показал острую социально-политическую тему, и зоологическая маска и эзопов язык открыли писателю большую свободу для резкой сатирической оценки власти. Топтыгин – это сатирический псевдоним для царских сановников. Автор показывает их «Скотиной», «Гнилым чурбаком», «Негодяем». Всё это без применения звериной маски и эзоповских приёмов было бы невозможно [2:312 – 317].

Язык — основное средство художественного изображения жизни в литературе. Слова в языке литературного произведения выполняют функцию образного раскрытия идейного содержания произведения и авторской оценки.

«Зверинец», представленный в щедринских сказках, свидетельствует о великом мастерстве сатирика в области иносказания и художественной аллегории. Выбор представителей животного царства для иносказаний в щедринских сказках всегда тонко мотивирован и опирается на фольклорно-сказочную и литературно-басенную традицию.

В основе сюжета сказки «Дикий помещик» лежат типичные для автора гротеск и антитеза с гиперболизированными с обеих сторон качествами. Салтыков-Щедрин использует гротеск, чтобы ярче показать паразитирующий, хищнический характер дворянского сословия. Сатирик доводит до фантастического преувеличения неспособность помещика самостоятельно заботиться о себе. С исчезновением крестьян помещик превращается в дикого зверя.

С помощью гиперболизированной антитезы Салтыков-Щедрин показывает всю парадоксальность смешения ценных, жизненно необходимых качеств крестьянина и покорности, граничащей со слабоумием, долготерпения и пчелиного трудолюбия. Уподобляя народ «рою», сатирик подчеркивает народную безропотность и обезличивает его, представляет единой рабочей силой. Именно этим «щедринский» мужик отличается от сказочного, ведь в народных сказках мужик сметливый, находчивый, ловкий, способный перехитрить глупого барина. А в «Диком помещике» возникает собирательный образ труженика и страдальца.

Образ щедринского помещика, наоборот, очень близок к народным сказкам, что хорошо видно при сравнении «Дикого помещика» и многих известных народных сказок. Несмотря на то, что действие происходит в «некотором царстве, некотором государстве», в сказке изображен конкретный тип русского помещика. Весь смысл его существования сводится к тому, чтобы «понежить свое тело белое, рыхлое, рассыпчатое», а себя он считает истинным представителем Русского государства, опорой его, гордится тем, что он потомственный российский дворянин, князь Урус-Кучум-Кильдибаев.

Именно крайнее преувеличение, гиперболизация, позволила Салтыкову-Щедрину превратить смешную историю о глупом и ленивом помещике в яростное обличение существовавших в то время в России порядков, которые способствовали появлению таких помещиков-паразитов. Чтобы обойти царскую цензуру и получить возможность напечатать произведение, написанное на столь острую тему, сатирик был вынужден обратиться к эзопову языку — художественной речи, основанной на вынужденном иносказании. В своих произведениях Салтыков-Щедрин проявил себя как мастер эзоповых речей, и он блестяще пользовался ими на протяжении всей своей литературной деятельности, ведь именно прием иносказания, как никакой другой, мог позволить сатирику не только зашифровать, спрятать истинный смысл его сатиры, но и гиперболизировать в своих персонажах самое характерное.

Большое внимание Салтыков-Щедрин уделил также и таким средствам художественной выразительности, как постоянный эпитет («рассыпчатое тело», «худое житье», «пряник печатный», «звери дикие»), метафора («огненный шар» — солнце) и сравнение («словно туча черная, пронеслись в воздухе посконные мужицкие портки»).

Сохраняя дух и стиль народной сказки, Салтыков-Щедрин в «Диком помещике» говорит о реальных событиях современной ему жизни. В основе сюжета сказки лежит гротескная ситуация, в которой несложно угадать реальные общественно-крепостнические отношения [2:212 – 228].

В основе сказки «Премудрый пискарь» лежат излюбленные приемы сатирика — гротеск и гипербола. Используя гротеск, Салтыков-Щедрин доводит до абсурда мысль об убожестве одинокого, эгоистичного существования и о подавляющем все остальные чувства страхе за свою жизнь. А приемом гиперболизации сатирик подчеркивает отрицательные качества пискаря: трусость, глупость, ограниченность и непомерное для мелкой рыбешки самомнение («Ни одной на мысль не придет: «Дай-ка, спрошу я у премудрого пискаря, каким он манером умудрился с лишком сто лет прожить, и ни щука его не заглотала, ни рак клешней не перешиб, ни рыболов на уду не поймал?»», «И что всего обиднее: не слыхать даже, чтоб кто-нибудь премудрым его называл» [8:459]). Автор в сказке обличает трусость, умственную ограниченность, жизненную несостоятельность обывателя. Обмануть царскую цензуру и создать резко отрицательный, отталкивающий образ сатирику помогают иносказание (аллегория). Приписывая рыбе человеческие свойства, сатирик одновременно с этим показывает, что и человеку присущи «рыбьи» черты, а «пискарь» — это определение человека, художественная метафора, метко характеризующая обывателей. Смысл этой аллегории раскрывается в словах автора: «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норе и дрожат. Нет, это не граждане, а, по меньшей мере, бесполезные пискари» [8:458].

Читайте также:  Как пишется слово заплетенная коса

Писатель использует сатирическое изображение, иронию (в «Московских ведомостях» генералы читают только про приемы и банкеты, отсюда складывается впечатление об этой газете), аллегорию (во всех сказках поставлена проблема народа и власти), фантастику (превращение помещика в дикого зверя). Все эти художественные приемы делают сказки Салтыкова-Щедрина уникальными произведениями.

Проделанная нами работа позволяет выделить несколько основных особенностей сказок М.Е. Салтыкова-Щедрина. Сказки тесно связаны с русским народным фольклором. Эта связь проявляется в использовании многочисленных фольклорных элементов и образов. Однако зависимость от фольклора далеко не всегда буквальна. В щедринских сказках есть и нечто более важное, сближающее их с народной поэзией — истинно народное миропонимание. Оно выражается в самом пафосе сказок, в авторских представлениях о добре и зле, о преобладании враждебных народу сил и неминуемом торжестве справедливости. Язык щедринских сказок глубоко народен. Салтыков-Щедрин знал и воспроизводил крестьянскую и помещичью речь, канцелярский жаргон, чтобы сделать свои произведения понятней и доходчивей для широкий масс. Сказки аллегоричны, т.е. построены на иносказании, одном из любимых приемов Салтыкова-Щедрина. Герои сказок – представители животного мира, олицетворяющие различные классовые отношения в обществе. Именно прием иносказания, как никакой другой, мог позволить сатирику зашифровать, спрятать истинный смысл его сатиры и гиперболизировать в своих персонажах самые важные черты. Сатирик постоянно сталкивает в своих произведениях достоверное с фантастикой, реальность с выдумкой. Несоответствие волшебной обстановки и ярко выраженного реального политического содержания помогает Салтыкову-Щедрину создать комический эффект и подчеркивает смысл и глубокое идейное содержание сказок.

Сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина – это великолепный сатирический памятник минувшей эпохи. Это художественное творение великого сатирика щедро обогащает нас мудрыми мыслями, меткими образами, яркими афоризмами.

выражение отвлеченного понятия или идеи в конкретном художественном образе.

— фигура речи, состоящая в заведомом преувеличении, усиливающем выразительность, придающем высказываемому эмфатический характер.

— в литературе и искусстве одна из разновидностей комического, сочетающая в комической форме ужасное и смешное, безобразное и возвышенное.

слова, выражения, обороты, формы словоизменения, не входящие в норму литературной речи; часто допускаются в литературных произведениях и разговорной речи для создания определенного колорита.

— специфичная форма художественного отображения действительности, посредством которой обличаются и выслеживаются отрицательные явления.

— форма поэтической речи, основанная на сопоставлении одного явления или предмета с другим.

— стилистический оборот на основе развёрнутого сравнения.

— вид словесного искусства народной мудрости.

— это устойчивое сочетание слов, используемое для показывания отдельных предметов, признаков, действий.

разновидность определения, отличающаяся от обычного экспрессивностью, переносным (тропическим) характером.

— наиболее жизнеутверждающая и сложная форма комического.

В ту эпоху, когда творил Щедрин, нельзя было и думать об открытом высказывании революционных взглядов. Для того чтобы довести до читателя свои мысли, великому сатирику приходилось прибегать к «обманным средствам»-намёкам, иносказаниям и недомолвкам, которые стали одной из самых характерных черт неповторимо-своеобразного языка Щедрина.

Происхождение и особенности своей писательской манеры сам критик объяснял так: «Привычке писать иносказательно я обязан… цензурному ведомству. Оно до такой степени терзало русскую литературу, как будто поклялось стереть её с лица земли. Но литература упорствовала в желании жить и потому прибегала к обманным средствам… Создалась особенная, рабья манера писать, которая может быть названа Езоповскою,- манера, обнаруживающая замечательную изворотливость в изобретении оговорок, недомолвок, иносказаний и прочих обманных средств».

Эзоповская манера письма не только помогала Щедрину преодолевать цензурные преграды, но и позволяла ему рисовать такие стороны русской жизни, какие иным путём осветить было бы невозможно. Он не мог прямо сказать, что народ в царской России бесправен, что политика самодержавия — политика угнетения и произвола, и писал о том, что воеводу-медведя прислали в трущобу для того, чтобы он «лесных мужиков» к «одному знаменателю привёл».

Он не мог сказать прямо, что народ изнывает под игом царизма, и говорил о «некотором царстве», переживающем «беды жестокие», о «многострадальной и долготерпеливой оной стороне», которая «стоном стонет». Он не мог прямо сказать, что самодержавие прогнило и должно быть сметено народной революцией, и показывал прогнившего «богатыря» и дурака Иванушку (народ), который кулаком перешиб дупло, где спал гнилой «богатырь».

Щедрин не говорил, что человек попадает в ссылку, а говорил, что тот познакомился «с Макаром, телят не гоняющим».

Эти примеры (а подобными иносказательными словами и выражениями наполнены все произведения Щедрина) показывают, как мастерски пользовался он эзоповской манерой письма, о которой говорил: «Она нимало не затемняет моих намерений, а напротив, делает их только общедоступными».

Необыкновенное своеобразие и прелесть сказкам Щедрина придаёт искусное включение в разговорную бытовую речь книжных и иностранных слов: «Смотри, сынок,- говорил старый пескарь, умирая:-коли хочешь жизнью жуировать, так гляди в оба!»; «Был он пескарь просвещённый, умеренно либеральный»; «Плывут себе мимо и не знают, что вот в этой норе премудрый пескарь свой жизненный процесс завершает»; «От рождения она была вобла степенная, не в своё дело носа не совала… в эмпиреях не витала»; «Карась — рыба смирная и к идеализму склонная: недаром его монахи любят»; «Что касается до ершей, то это рыба, уже тронутая скептицизмом и притом колючая».

Речь героев Щэдрина всегда является прекрасным средством их характеристики. Так, например, ограниченность и тупость генералов, которые «ничего не понимали», в сказке подчёркивается их праздным пустословием: «Отчего солнце прежде восходит, а потом заходит, а не наоборот?»; «В самом ли деле было вавилонское столпотворение, или это только так, одно иносказание?» То же пустопорожнее «каляканье» слышится в речах «пустоплясов» из сказки «Коняга» и Ивана Богатого из сказки «Соседи». В пустословии представителей паразитических классов выражено их духовное убожество и низменность интересов. Тусклой, «нудной» речи «пустоплясов» у Щедрина всегда противостоит красочная, меткая, бойкая, полная мысли и чувства речь людей из народа.

Щедрин был взыскательным художником, в совершенстве владевшим всеми изобразительными средствами общенародного русского языка. И. С. Тургенев писал Щедрину в 1873 г.: «Вы отмежевали себе в нашей словесности целую область, в которой вы неоспоримый мастер и первый человек».

В авторской речи сатирика, то суровой и гневной, исполненной ненависти и презрения к угнетателям народа, то полной любви, тоски и горечи, когда он говорил о человеке-труженике, выражено огромное богатство идей и чувств великого революционно-демократического писателя, сказалась его ненависть и его любовь.

Гневно и тяжко ненавидел Щедрин врагов народа, «до боли сердечной» любил он трудовую Россию, и о народе, родине и их врагах гениальный сатирик рассказал тем языком, который Л. Н. Толстой назвал «сжатым, сильным, настоящим».

СВЯЗЬ СКАЗОК САЛТЫКОВА ЩЕДРИНА С НАРОДНЫМ ТВОРЧЕСТВОМ →

Еще по данной теме::

ЩЕДРИН В РЕДАКЦИИ СОВРЕМЕННИКА И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЗАПИСОК Щедрин в Салтыков выходит в отставку и …

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ СКАЗОК ЩЕДРИНА Сказки Щедрина — политические сказки-сатиры. В них п…

СКАЗКИ САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН М. Е. Первые сказки — «Повесть о том, как один мужик двух генералов про…

СКАЗКИ САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН М. Е. ОБЫВАТЕЛЬСКАЯ ИНТЕЛЕГЕНЦИЯ В СКАЗКАХ Типичными фигурами для эпохи…

СКАЗКИ САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН М. Е. НАРОД И САМОДЕРЖАВИЕ В СКАЗКАХ Тупые и жестокие царские администр…

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал