Морозко сказка читать с картинками

Морозко

Морозко (русская сказка)

Жили были старик да старуха. У старика была своя дочка, у старухи своя. Свою дочку старуха нежила, голубила, а старикову дочку невзлюбила, всю работу на неё взвалила, за всё её ругала, бранила.

Девушка ни от какой работы не отказывалась, всё сделает, лучше и не надо.

А старуха от этого всё злее становилась, только и думала как бы падчерицу со света сжить.

Вот раз зимой поехал старик в город на базар. Кликнула старуха девушку и приказывает:

-Ступай в лес, набери хворосту!

Нечего делать, отправилась девушка в лес. Мороз-то так и трещит, ветер-то так и воет. А старуха со своей дочкой по тёплой избе похаживают, одна другой говорят:
-Не вернётся, ненавистная, замёрзнет в лесу!

Остановилась девушка под высокой, густой ёлкой и не знает- куда дальше идти, что делать. Вдруг послышался шум да треск, скачет Морозко с дерева на дерево, похрустывает да пощёлкивает. Спустился с ёлки и говорит:
-Здравствуй, красная девица! Зачем ты в такую стужу в лес забрела?

Рассказала ему девушка, что не по своей воле в лес за хворостом пришла. Морозко и говорит:
-Нет, красная девица, не затем тебя сюда прислали. Ну уж если пришла, покажи, какая ты мастерица, сшей из этого холста мне рубаху. Протянул ей холст и и ушёл.

-Прощай, красная девица, мой конь довезёт тебя до дома.

Источник

Искать

Сказки:

Рассказы:

Стихотворения:

Басни для детей:

Загадки, пословицы, поговорки

Поиск сказок:

Морозко Русская народная сказка с картинками

Морозко Русская народная сказка

художник П.Г.Помаренко

— Тепло ли тебе, девица?

Тут Морозко сжалился над девицей; окутал ее теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами.

А мачеха по ней поминки справляет, печет блины и кричит мужу:

— Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

А дома старуха печет блины, а собачка под столом:

— Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха бросит ей блин:

— Не так тявкаешь! Говори: «Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут. » Собака съест блин и опять:

— Запрягай, старый хрыч, другую лошадь! Вези, вези мою дочь в лес на то же место.

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Старухина дочь сидит, зубами стучит. А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает:

— Тепло ли тебе, девица?

— Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко.

Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать:

— Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

— Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко.

Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

— Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

— Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела.

Чуть свет старуха посылает мужа:

— Запрягай скорее, старый хрыч, поезжай за дочерью, привези ее в злате-серебре. Старик уехал. А собачка под столом:

— Тяв, тяв! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут. Старуха кинула ей пирог:

— Тяв, тяв! Старухиной дочери в мешке косточки везут. Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь. Рогожу отвернула, а дочь лежит в санях мертвая. Заголосила старуха, да поздно.

Источник

Морозко

Русская народная сказка «Морозко» с рисунками И. Лебедева, 1911 г.

Жила на свете мачеха. Было у неё две дочери: родная и падчерица. Родная что сделает, за всё её гладят по головке да приговаривают «умница»! А падчерица, как ни угождает, ничем не угодит — всё не так, всё худо; а, надо правду сказать, девочка была золото; в хороших руках она бы как сыр в масле каталась, а у мачехи каждый день слезами умывалась. Что делать.

Читайте также:  Составь план к сказке бременские музыканты

Ветер хоть пошумит, да затихнет; сварливая баба расходится — не скоро уймешь: всё будет придумывать да зубы чесать. И придумала мачеха падчерицу со двора согнать.

Вот и говорит она мужу:

— Вези, вези, старик, её, куда хочешь, чтобы мои глаза её не видали, чтобы мои уши о ней не слыхали; да не вози к родным в тёплую хату, а в лес дремучий на трескучий мороз.

Заплакал, затужил старик, да нечего делать, посадил дочку в сани, хотел прикрыть попонкой, да и то побоялся, так повёз, бездомную.

Привез старик дочку в лес дремучий, свалил в сугроб, перекрестил, а сам поскорее домой, чтобы глаза не видали дочериной смерти.

Осталась бедненькая, трясётся, плачет. Вдруг слышит: невдалеке Морозко потрескивает, с ёлки на ёлку поскакивает, поскакивает да пощелкивает.

Вот очутился он на той ели, под которой девица сидит. Пощелкивает, поскакивает, на красную девицу поглядывает.

— Девица, девица, я — Мороз Красный Нос!

— Добро пожаловать, Мороз! Знать, Бог тебя принес по мою душу грешную!

— Тепло ли тебе, девица?

— Тепло, тепло, батюшка, Морозушко!

Ниже спустился Морозко, сильнее затрещал и защипал. Опять спрашивает:

— Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

Сильно знобит девицу, чуть дух переводит она, но ещё говорит:

— Тепло, Морозушко, тепло, батюшка!

Пуще затрещал и сильнее защёлкал Морозко.

— Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Девица окостенела и говорит чуть слышно:

— Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Полюбились Морозке ее ласковые речи: сжалился он над ней и окутал её шубами, отогрел одеялами да принёс ей сундук, полный всякого приданого, а потом подарил ей платье, шитое серебром и золотом. Надела она его и стала такая красавица, такая нарядница! Сидит и песенки попевает.

А мачеха по ней поминки справляет: блинов напекла.

— Поезжай, старик, дочь свою хоронить.

А собачка под столом:

— Тяв! Тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, старухину женихи не берут!

— Молчи, дура! Вот тебе блинок. Скажи: старухину дочь женихи возьмут, а стариковой одни косточки привезут.

Собачка съела блин да опять:

— Тяв! Тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, старухину женихи не берут!

Старуха собачонке уж и блины давала, и била её, она всё своё:

— Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не возьмут!

Скрипнули ворота, растворились двери, несут сундук высокий, тяжёлый, идет падчерица в злате да в серебре — так и сияет!

Мачеха глянула — и руки врозь!

— Старик, старик, запрягай других лошадей, вези и мою дочь! Посади её в том же лесу, на то же место.

Повёз старик старухину дочь в тот же лес дремучий, посадил на то же место.

Вот и пришел Мороз Красный Нос, поглядел на свою гостью и стал её спрашивать:

— Тепло ли тебе, девица?

— Убирайся ты! — отвечала ему старухина дочь. — Или ты ослеп, не видишь, что у меня руки и ноги окостенели!

Попрыгал, поскакал Морозко, а хороших речей не дождался, рассердился, схватил её и заморозил.

— Пора, старик, за дочкой ехать. Запрягай-ка лихих коней, да смотри, саней не повали, сундук не оброни!

А собачка под столом:

— Тяв! Тяв! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной в мешке косточки везут!

— Не ври! На́ пирог, скажи: старухину в злате, в серебре везут.

Растворились ворота, выбежала старуха встречать дочку родную, да вместо неё обняла холодное тело.

Источник

Читать онлайн сказку Морозко с картинками

Морозко – дивная сказка о противостоянии добра и зла знакома каждому. Тяжела доля Настеньки, не полюбила ее мачеха, ведь своя дочка у нее была, Марфушенька. Красавица Настя всю работу делала, а сестра ее сводная на печи в это время грелась. Задумала мачеха избавится от падчерицы и сослала её в лес дремучий, до только вот не думала она, что встретит Настя там настоящего Деда Мороза, который и выручит Настю из беды. А для мачехи всё это выйдет боком.

Жили — были дед да баба, только бабка была у него вторая жена. У деда была дочка и у бабы была дочка. Все знают, как за мачехой жить не сладко.

Читайте также:  Как правильно пишется слово поможет

А родная дочь что ни сделает – за все гладят по головке: умница.

Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела еще до свету… Ничем старухе не угодить – все не так, все плохо.

Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба как разойдется – то не скоро уймется. Вот мачеха и задумала, падчерицу из дома выгнать.

– Вези, вези ее, старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали! Вези ее в лес, на трескучий мороз.

Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, эту бабу не переспоришь. Запряг лошадь: – Садись, милая дочь, в сани. Повез бездомную в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.

Девушка сидит под елью, дрожит, озноб ее пробирает. Вдруг слышит – невдалеке Морозко по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает. Очутился на той ели, под которой девица сидит, и сверху ее спрашивает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

А она уже чуть дух переводит:

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко еще ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Девица замерзать стала и чуть-чуть языком шевелит:

– Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Тут Морозко сжалился над девицей, окутал ее теплыми шубами и отогрел пуховыми одеялами.

А мачеха по ней уж поминки справляет, печет блины и кричит мужу: – Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

Поехал старик в лес, доезжает до того места, – под большою елью сидит его дочь, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и рядом– короб с богатыми подарками.

Старик обрадовался, положил все добро в сани, посадил дочь и повез домой.

А дома старуха печет блины, а собачка под столом:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха бросит ей блин:

– Не так тявкаешь! Говори: «Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут…»

Собака съест блин и опять:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха блины ей кидала и била ее, а собачка – все свое…

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в избу идет падчерица – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый.

Старуха глянула и руки врозь…

— Старик, старик, запрягай других лошадей, вези мою дочь поскорей! Посади на то же поле, на то же место.

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Старухина дочь сидит, зубами стучит.

А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает:

– Тепло ли тебе, девица? А она ему:

– Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко…

Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко…

Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела.

Чуть рассвело, старуха посылает мужа:

– Запрягай скорее, старый хрыч, поезжай за дочерью, привези ее в злате-серебре… Старик уехал. А собачка под столом:

– Тяф! Тяф! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут.

Старуха кинула ей пирог: – Не так тявкаешь! Скажи: «Старухину дочь в злате-серебре везут…»

А собачка – все свое: – Тяф, тяф! Старухиной дочери в мешке косточки везут…

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь.

Накидку отвернула, а там дочь лежит в санях вся замершая. Заплакала старуха, да поздно, раньше думать надо было.

Источник

Морозко русская народная сказка

Морозко слушать

Сказка Морозко читать

Живало-бывало, – жил дед да с другой женой. У деда была дочка и у бабы была дочка. Все знают, как за мачехой жить: перевернешься – бита и недовернешься – бита. А родная дочь что ни сделает – за все гладят по головке: умница. Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела еще до свету… Ничем старухе не угодить – все не так, все худо.

Читайте также:  Сказка волк и семеро козлят текст кратко

Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится – не скоро уймется. Вот мачеха и придумала падчерицу со свету сжить.

– Вези, вези ее, старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали! Вези ее в лес, на трескучий мороз.

Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, бабы не переспоришь. Запряг лошадь: – Садись, милая дочь, в сани. Повез бездомную в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.

Девушка сидит под елью, дрожит, озноб ее пробирает. Вдруг слышит – невдалеке Морозко по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает. Очутился на той ели, под которой девица сидит, и сверху ее спрашивает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

Она чуть дух переводит:

– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Морозко еще ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Девица окостеневать стала, чуть-чуть языком шевелит:

– Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Тут Морозко сжалился над девицей, окутал ее теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами. А мачеха по ней уж поминки справляет, печет блины и кричит мужу:

– Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

Поехал старик в лес, доезжает до того места, – под большою елью сидит его дочь, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и около – короб с богатыми подарками.

Старик обрадовался, положил все добро в сани, посадил дочь, повез домой. А дома старуха печет блины, а собачка под столом:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха бросит ей блин:

– Не так тявкаешь! Говори: «Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут…»

Собака съест блин и опять:

– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. Старуха блины ей кидала и била ее, а собачка – все свое…

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в избу идет падчерица – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый. Старуха глянула и руки врозь…

– Запрягай, старый хрыч, другую лошадь! Вези, вези мою дочь в лес да посади на то же место…

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Старухина дочь сидит, зубами стучит. А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает:

– Тепло ли тебе, девица?

– Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко…

Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко…

Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

– Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела. Чуть свет старуха посылает мужа:

– Запрягай скорее, старый хрыч, поезжай за дочерью, привези ее в злате-серебре… Старик уехал. А собачка под столом:

– Тяф! Тяф! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут.

Старуха кинула ей пирог: – Не так тявкаешь! Скажи: «Старухину дочь в злате-серебре везут…»

А собачка – все свое: – Тяф, тяф! Старухиной дочери в мешке косточки везут…

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь. Рогожу отвернула, а дочь лежит в санях мертвая. Заголосила старуха, да поздно.

Илл. Г. Пономаренко, Краснодарское книжное издательство, 1990 г.

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал