Как пишется мы русские с нами бог

При каких обстоятельствах Суворов произнёс слова: «Мы – русские! С нами Бог!»

Весной 1799 года российский император Павел I назначил 68-летнего генерал-фельдмаршала Александра Васильевича Суворова главнокомандующим всех русских войск, отправленных на помощь Австрийской империи в войне с Французской республикой. По прибытии Суворова в Вену австрийский император Франц II присвоил Суворову высшее воинское звание своей страны – фельдмаршал Священной Римской империи (титул римского императора формально носил глава австрийского дома Габсбургов).

Гофкригсвурстшнапсрат

Франц II поставил под верховное командование Суворова также и австрийские войска, направлявшиеся на театр военных действий. Однако при этом он хитро урезал полномочия Суворова, причём с полного согласия императора Павла. Австрийскими войсками Суворов мог руководить только на поле боя. То есть ему было вручено лишь тактическое командование. Что касается стратегического манёвра на театре военных действий, то в этом отношении войска армии Суворова, не только австрийские, но также и русские, были обязаны выполнять предписание гофкригсрата (высшего военного совета в Вене).

Помните «гофкрисгвурстшнапсрат» (высший военный колбасно-водочный совет), как иронически назвал эту структуру Денисов в «Войне и мире» Льва Толстого?

Преданная победа

Одержав над французами победы в Северной Италии, очистив от них Ломбардию и Пьемонт, Суворов (в компании с опытным австрийским фельдмаршалом, столь же пожилым Михаэлем Фридрихом фон Меласом) получил блестящую перспективу вторгнуться во Францию с юга. Во Франции ужасно боялись такой перспективы. Падения республики и вступления монархических интервентов в Париж ожидали там (кто со страхом, кто с радостью) со дня на день. Генерал Бонапарт, последняя надежда республики, пропал где-то в Африке и не подавал о себе известий.

Никогда раньше и никогда позже вплоть до самого 1814 года у антифранцузской коалиции европейских держав не было лучшей возможности покончить с Французской революцией, чем когда Суворов разбил армии республики в Италии. Ему оставалось только перейти Альпы… И он их действительно перешёл, но не там, где следовало бы.

Вместо того, чтобы двинуть самую лучшую часть союзных сил прямиком на Францию и этим решить исход войны (а заодно, как выяснится позже – спасти Европу от ещё пятнадцати лет непрерывных кровопролитных войн), венский гофкригсрат разменял победы Суворова на мелочи. Он велел Суворову двинуться в Швейцарию, на второстепенный театр войны, где австрийский корпус генерал Готце и русский корпус генерала Римского-Корсакова терпели неудачи от французского корпуса генерала Массенá.

Военный совет в монастыре святого Иосифа

Это было крайне рискованное предприятие. Как выяснилось, у австрийского генштаба не было даже точных карт Швейцарии. Вдобавок, Суворов всё равно не успевал на помощь союзным силам: они были разбиты ещё когда он вступил в Швейцарию. Дорога, по которой Суворов рассчитывал выйти из долины Муотаталь, заканчивалась обрывом. Русский генерал-фельдмаршал имел все основания подозревать, что его армия была вовлечена в западню целенаправленными распоряжениями австрийского гофкригсрата.

18 сентября 1799 года в женском францисканском монастыре Святого Иосифа состоялся военный совет, на котором Суворов произнёс исторические слова. Его речь перед генералами и офицерами была записана его подчинённым генералом Петром Багратионом и стала достоянием истории:

Как известно, после этого русские войска с боями прорвались из окружения, совершив небывалый со времён Ганнибала переход через снежные вершины Альп.

История России

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

«Мы — русские! С нами Бог!»: Альгис Микульскис о тех, кому эти слова — кость в горле

Организаторы праздничного детского концерта, который должен состояться в Троицком городском доме культуры 23 февраля, накануне забраковали номер «Мы — русские! С нами Бог!» коллектива «Россы». После того, как этот запрет на выступление стал достоянием общественности, номер вернули в программу, но… Осадочек, как говорится, остался.

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис в своей авторской колонке пытает разобраться, что же произошло на самом деле и почему некоторые считают, что быть русским — стыдно.

Для начала — немного истории для тех, кто вдруг забыл, откуда пришли в нашу жизнь слова про русских и Бога, который с ними.

Читайте также:  Аудио стихотворение рассказ танкиста

Легендарная фраза, вызывающая изжогу у русофобов всего мира, была произнесена Александром Суворовым в крайне драматический момент.

В конце сентября 1799 года полки под командованием русского тогда еще фельдмаршала, совершив изумивший всю Европу переход через альпийский перевал Сен-Готард, неожиданно были окружены французами в Мутенской долине. Случилось это благодаря нерасторопности австрийских союзников, которую Суворов посчитал предательством, о чем и заявил на военном совете в монастыре Святого Иосифа.

Гневную речь великого полководца передал генерал Петр Багратион, командовавший в этом военном походе авангардом русской армии:

Генерал Вилим Дерфельден, глубоко впечатленный речью своего командующего, заверил Суворова, что все участники кампании готовы выполнить свой долг до конца:

Разумеется, я не стал первооткрывателем этой истории — Интернет полон цитат на любой вкус и мировоззрение. Но мне показалось в ней занятным вот что: грузин Багратион и немец Дерфельден считали себя русскими, гордились этим и приумножали славу России, служа ей со всем тщанием там, куда она их направляла.

А вот руководство досугового центра в городе Троицке Челябинской области посчитало иначе. Посчитало, да и запретило номер детского коллектива «Россы», в котором звучали суворовские слова, сославшись на их недостаточную толерантность.

После того как с подачи военного корреспондента Юрия Котенка Рунет полыхнул в сторону Троицкого дома культуры гневным недоумением, «Россов» в праздничную программу, конечно, вернули, но… Остались вопросы. Не столько даже к «запретителям» из Челябинской области, а скорее ко всем нам.

Это ведь не вчера началось и описываемый случай — всего лишь звено в цепи себе подобных. Речи о том, что «глупо гордиться своей национальностью» звучат в Сети и не только в ней уже не первый год. Равно, как и речи про «архаичность православия», которое-де «больше неактуально». Причем, над очередями к мощам святых громче всего издеваются те, кто готов ночи напролет толкаться у магазинов в ожидании последней модели «Айфона» …

Несколько успокаивает то, что иммунитет к этой подмене ценностей у нас все же сохранился и огромное количество людей реагирует на попытки обесценить русскую историю и русское же самосознание должным образом. Беда в другом: любой иммунитет нуждается в поддержке, а вот с ней дела обстоят не очень, и страна сильно рискует, не придавая этому особого внимания.

Свято место пусто не бывает, и если Россия не будет интенсивно вкладывать в юные мозги чувство причастности к своей великой истории и уважение к ней — в них обязательно будет вложено все прямо противоположное. А уж желающие это сделать — всегда найдутся! Они уже работают не покладая рук и, надо признаться, работают успешно. Не страшно представить, во что превратится Родина лет через 20, если не задавить этих «доброхотов» собственными альтернативами и не отмести все, что они «впаривают» здесь в качестве «ценностей»?

Однако, вернемся в Троицк… Тот же Юрий Котенок в телефонном разговоре объяснил случившееся там очень просто:

«У нас чиновники на местах пытаются «держать руку на пульсе», прекрасно видя, что в стране изменяются понятия. Говорят все время «россияне, россияне, российский народ», но забывают при этом о непосредственно русском народе — государствообразующем, который является фактически стержнем государства Россия. В любой интерпретации, будь то Российская Империя, Советский Союз, Российская Федерация… Именно благодаря вот этой подмене у нас случаются подобные казусы. Это действительно «как бы чего не вышло!» А усмотреть в словах «Мы — русские! С нами Бог!» угрозу… Это вопиющий случай, на мой взгляд!»

Назвав нынешние времена «эпохой неверия», восстанавливающийся после тяжелого ранения в Карабахе военкор резюмировал:

«Для России это очень печально и это очень опасно. По одной простой причине: мы лишены идеологии! «Живи лучше, живи богаче, живи красивее!» — это не идеология».

Это не идеология. А что же идеология? Или — так будет вернее — национальная идея?

Я не призываю ходить в косоворотках и хромовых сапогах, горланя «Из-за острова не стрежень…» Но помнить о том, кто мы, откуда и зачем посланы сюда, думаю, будет полезным. И не стесняться своей истории, как бы ни пытались нас заставить всякие проходимцы, — тоже. Если какие-то структуры занимаются сейчас разработкой этой самой «национальной идеи» — могут воспользоваться моими тезисами, не жалко.

Читайте также:  Когда все в сборе как пишется

P. S. Если у кого-то из читателей возникли вопросы по поводу моих имени и фамилии — отвечаю: я рожден в русском городе и воспитан русской матерью в русских традициях. Я говорю, думаю и пишу по-русски. И сны мне тоже снятся на русском языке. Надеюсь, вопросы сняты.

P. P. S. Армия Александра Васильевича Суворова на следующий день после его речи на военном совете начала прорыв окружения, в итоге переросшее в настоящее истребление французских войск в Мутенской долине. Маршал Андре Массена потерпел сокрушительное поражение.

Потому что против него стояли русские. А с русскими был Бог.

Источник

eot_su

Сообщество «Суть времени» в Livejournal

Среди русских националистов фраза, вынесенная в заголовок этой заметки, является чуть ли не девизом. Который должен знать любой. А ещё среди тех же русских националистов считается хорошим тоном упрекать Красных в ненависти ко всему русскому. Дескать, и Ленин русских ненавидел (да и сам был евреем), и Троцкий… ой да что вообще можно ждать от человека по имени Лейба! Вот разве что Сталин… Но тоже, как-то оно… Грузин, всё-таки

Ну и так далее. Даже невзирая на то, что государство русских достигло наибольшего своего могущества именно под руководством этих самых Красных «русофобов» (тогда страна носила название Советский Союз). Что совсем забавно, даже обрушение СССР русские националисты ухитряются вменить в вину Красным.

Но если спросить этих самых русских националистов, а откуда вообще взялись эти яркие слова, при каких условиях и кто их произнёс – вот тут, боюсь, в подавляющем большинстве случаев ответом будет недоумённое молчание. Поэтому стоит провести небольшой ликбез (при активном участии всё никак не желающего помирать проекта «Красный страж»).

Итак. Для начала, произнёс эти замечательные слова ни кто иной, как сам легендарный русский генерал Александр Васильевич Суворов. Он, как и было положено полководцам его времени, нередко перед боем вдохновлял своих чудо-богатырей пламенной речью. Поэтому говорить красиво и страстно умел. Слова подбирал верные. Ровно те, которые должны были зажечь уверенность в победе в данной конкретной ситуации.

Кстати, более полный вариант звучит так (не относящиеся к делу фрагменты опущены):

«Мы окружены горами. окружены врагом сильным, возгордившимся победою. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых. Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог!»

Восхитительно актуально звучит, не правда ли? Можно уверенно советовать самому ВладимВладимирычу нашему. Потому что, ой чует сердце, совсем не далёк тот момент, когда ему, как Верховному Главнокомандующему придется также, как и Суворову говорить что-то солдатам, которые потом стройными колоннами пойдут в смертный бой.

Но вернемся к той речи Суворова. Что же за ситуация была такая, что пришлось взывать к древнему русскому эсхатологизму (ожиданию Конца Света, если по-простому), призывать драться, как в последний день?

А это были слова, сказанные в финальной части того самого знаменитого Швейцарского похода Суворова. Случившегося практически на самом стыке двух веков: в 1799 году.

Начался тот поход в Северной Италии, где русская армия начисто разгромила войска Французской Директории. Суворову нужно было соединиться с частями под командованием другого русского генерала: Римского-Корсакова. Планировалось, что объединенная из Швейцарии перенесет войну на территорию самой Франции.

Суворов во всем предпочитал стремительность и натиск. Поэтому и для перехода выбрал самый короткий, и, как и положено, самый сложный маршрут. Тот переход является одним из самых гениальных и эпических военных маневров за всю историю человечества. То, что случилось с русской армией тогда в горах, то количество, казалось бы, несокрушимых трудностей, которые она совершенно героически преодолела, достойно многократных экранизаций. И можно даже ничего не выдумывать, просто снимать всё с хронологической и фактологической точностью. И всё равно, героичность будет такой, что в почтительном поклоне склонят головы и спартанцы царя Леонида, и македонцы Александра Великого, и все до одного легионеры Цезаря.

Но тот гипотетический эпик-фильм о походе Суворова вовсе не закончится самим переходом. Спустившись с гор русские обнаружили, что они окружены французами в Мутенской долине. Испытывая нужду буквально во всем от патронов до еды, русские оказались лицом к лицу со свежей армией, превосходящей их по численности более, чем в полтора раза.

Читайте также:  Как правильно пишется вацап и вайбер

Возглавлял французов один из талантливейших генералов Франции: Андре Массена. Для понимания: этот человек являлся великолепным примером того, что Французская революция действительно не зря в истории носит имя Великая. Начав службу простым пехотинцем, Массена дослужился за 14 лет до чина прапорщика. Всего лишь. Но на большее простолюдин рассчитывать и не мог. Поэтому он с радостью воспринял свержение монархии и установление республики. Тут же вернулся в армию. И буквально за десять лет прошел путь от командира батальона до дивизионного генерала.

И если кто-то решит, что это было достигнуто путём протекции, то пусть подумает ещё раз. А заодно вспомнит, что путь, который продела Массена, далеко не самый грандиозный. Случалось в те времена и артиллерийским лейтенантам в Императоры выбиваться.

В общем, все козыри, казалось, были на руках у французов. Их было больше, они не были утомлены длительным переходом через горы, они не испытывали нужды в снабжении. Возглавлявший их генерал если и уступал Суворову, то весьма незначительно. Обратного перехода русская армия точно не выдержала бы. Солдаты просто погибли бы в снегах Альп от банального голода. Сдаться в таких условиях было достаточно логичным шагом.

Но у Суворова всё-таки был один козырь. Под его командованием были русские. Те самые, которые «не сдаются!». И даже те из них, которые по воле судьбы носили фамилию Багратион (да-да, он участвовал в тех событиях) ничем не уступали каким-нибудь Аракчеевым или Милорадовичам. И могу спорить на ящик лучшего французского коньяка, убили бы к лешему любого «русского националиста», который посмел бы им тыкать в лицо какой-то «нерусскостью». А Аракчеев с Милорадовичем помогли бы потом труп закопать.

В общем, решили русские, что сколько бы там ни было этих французов, но надо идти на прорыв. И решение это было принято на военном совете в монастыре Святого Иосифа. Именно там и прозвучали те самые легендарные сегодня слова Суворова.

Чисто специально для русских националистов упомяну и слова, которые в ответ на речь Александра Васильевича сказал генерал Дельфрен:

Вот так вот. Генерал Дельфрен. Прекрасный русский солдат.

А дальше была грандиозная битва. Измотанная русская армия в лучшем суворовском стиле бешеным штыковым натиском опрокинула французскую. В ходе битвы даже сам Массена чуть не был взят в плен простым русским унтер-офицером Иваном Махотиным. Увы, удрал, поедатель лягушек. Только золоченый эполет свой оставил в руках русского солдата.

Но всё равно потом всю оставшуюся жизнь с восхищением отзывался как о самом Суворове, так и походе, совершенном его армией. Прямо так и говорил: все свои победы отдал бы за один лишь Швейцарский поход Суворова. Вот что значит честный парень из простых крестьян. Не смотри, что француз.

Кстати, фильм о Швейцарском походе таки существует. Так и называется «Суворов». Снимали его в 1940 году. Вышел он на экраны буквально за полгода до начала Войны. Снимали, как не трудно догадаться, при жутких красных русофобах на киностудии «Мосфильм». Режиссерами выступили Всеволод Пудовкин и Михаил Доллер. Оба за фильм получили Сталинскую премию. Как и актеры Черкасов (собственно, Суворов) и Ханов (всем любителям трепаться за «титульную нацию» читать фамилии особо внимательно).

PS Совсем маленькое дополнение. Чисто чтобы подытожить для.
Суворов на момент героического Швейцарского похода находился в подчинении Австрийского Генштаба. И, вообще говоря, то бедственное положение, в котором он оказался в Мутенской долине многие склонны списывать толи на интриги австрийцев, толи на их бездарность. Как бы там ни было, гениальный и, одновременно с тем, героический поход не принес ровно никаких стратегических побед. Суворов с армией ушёл в Южную Германию. А вскоре из-за разрыва союза России и Австрии вообще был отозван на родину. Где вскорости скончался. Так и не встретившись ни разу в бою с другим величайшим полководцем своего времени: Наполеоном.
О котором как-нибудь в другой раз.

Вопрос для самых сообразительных: а кто четвертый? 😉

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал