Что высмеивает зощенко в рассказе баня

Баня: для читательского дневника

Зощенко: Баня: Читательские дневники

содержание, план пересказа, главные герои, главная мысль, отзыв, анализ.

Читательский дневник – 1

Краткое содержание: человек решил помыться в бане, но столкнулся с мелкими неприятностями: некуда положить бумажные номерки за одежду, не хватает шаек, никто не хочет ими делиться, сесть негде, по номерку выдали чужие штаны, один номерок стерся, без него не хотели возвращать пальто, забыл в бане мыло.

Анализ рассказа Михаила Зощенко “Баня”: сатирический рассказ о бытовых трудностях послереволюционного периода истории России, люди массово переезжали из деревень в города, а сфера услуг городов была к такому наплыву не готова, бедность и отсутствие внутренней культуры безграмотного населения порождало такое настороженное отношение людей друг другу.

Главная мысль рассказа – смех сквозь слезы над неустроенностью быта и низким культурным уровнем населения. Рассказ ведется от первого лица главного героя в такой манере жалобы, что читателю становится и смешно, и немного жаль героя.

Главные герои в рассказе Баня: главным следует называть – автора повествования, участника событий. Если он пришел в баню за гривенник, да в таком “дорогом” одеянии, значит, не богатый, скорее пролетарского происхождения. А вот по характеру – скромный, не завистливый, стеснительный, прощающий (милосердный), т.к. не злится и обиды на баню не таит. К концу рассказа проникаешься сочувствием к герою рассказа потому, что когда отсутствуют элементарные, нормальные условия для жизни, как-то смеяться уже не хочется…

Отзыв по рассказу “Баня”

Рассказ “Баня” – это очень смешная и в то же время трагическая история о том, как мужчина пошел помыться в баню. Сначала он рассуждает о прелестях американской бани, считая, что там все прилично и чистенько. Однако, и про нашу баню не высказывается в плохом ключе.

Попав в баню, у него случаются разные происшествия, которых вроде и не должно происходить в таком заведении. Например…

Сначала, он номерки не знает куда деть и привязывает их к ногам, потом час ищет шайку для мытья, а отняв ее у зазевавшегося посетителя, наконец начинает стоя, т.к. присесть некуда, намыливать себя. Далее, замечает, что все вокруг не моются, а стирают: кто штаны, кто подштаники. Плюнув с досады на такое мытье, он решает уйти и домыться дома.

Однако, его приключения на этом не заканчиваются. Он забывает номерок на ноге, и при выдаче пальто, ему приходится раздеваться, а иначе пальто не получить. Раздевшись, вместо номерка, на ноге он видит только веревку, номерок утерян. К счастью, ему удается убедить гардеробщика выдать ему его пальто с оторванным карманом и пуговицами, а не дрянь какую-то, и уйти домой.

Вывод: Зощенко высмеивает в этом рассказе работу коммунальных служб, не слишком любезное отношение сотрудников и мест “культурного досуга” по отношению к простым, рабочим людям. Рассказ очень жизненный и полезный, т.к. посмотрев вокруг можно и сейчас столкнуться с такими “банями” в жизни.

Читательский дневник – 2

В рассказе Зощенко “Баня” главный герой один, и это человек, описывающий свой поход в баню. В начале повествования рассказчик упоминает американские бани, в которых посетителям предоставляют ящики для складывания одежды. Когда человек помоется, то найдет свою одежду в идеальном состоянии: выстиранную и выглаженную.

Читайте также:  Мама радость мама сказка песня

Рассказчик переключается на наши бани, в одну из которых он зашел помыться. В отличие от американских заведений, сервис оказался не на высоте. Номерки за верхнюю и нижнюю пришлось цеплять за веревочки на ноги, а шайку пришлось искать целый час. Сесть было негде, а вокруг посетители стирались, окатывая мужчину грязной водой.

Решил человек покинуть помывочное заведение, да вот только штаны оказались чужие. А пальто долго не выдавали, поскольку номерок намок и потерялся. Пришлось уговаривать работника найти одежду по приметам. Когда рассказчик вышел из бани, то вспомнил о том, что забыл мыло. Но в пальто его в помывочную не пустили, просили раздеться. Человек махнул рукой и ушел без мыла.

Автор сравнивает сервис в американской и нашей бане, и вывод оказывается не в пользу последней. Рассказ разоблачает неповоротливость и закостенелость местных заведений, в которых услуги предоставляются абы как.

Читательский дневник – 3

Герой рассказа пошел в баню, в которой ему дали два номерка за белье и за верхнюю одежду. А куда их девать голому человеку? Привязал он их веревочками к ногам и пошел в банное отделение. А шаек для мытья нет. Один гражданин моется сразу в трех шайках, Еле добыл герой себе шайку только через час.

Примоститься в бане негде, кругом стирка идет. Все стирают свои вещи, только грязные брызги летят в разные стороны. Насилу помылся герой, пошел одеваться, а ему выдают не те штаны. Пришлось надевать. А пальто получить – нет номерка, одна веревочка болтается вокруг ноги. Все-таки по описанию (один карман дырявый, пуговицы нижней нет) выдали ему пальто. Забыл рассказчик мыло, но так и ушел без него.

Рассказ вызывает грустную улыбку над злоключениями незадачливого героя, решившего помыться в общественной бане, в которой ему так и не удалось хорошо помыться. В этом рассказе писатель критикует неустроенность быта, низкую культуру населения.

Читательский дневник – 4

Герой рассказа пришёл в баню и получил там два номерка: за бельё и за верхнюю одежду. Привязал он их верёвочками к ногам и пошёл в банное отделение.

А шаек для мытья нет. Один гражданин моется сразу в трёх шайках и ни одной не уступит. Еле добыл герой себе шайку только через час.

Примоститься в бане негде, кругом стирка идёт. Все стирают свои вещи, только грязные брызги летят в разные стороны.

Насилу помылся герой, пошёл одеваться, а ему выдают не его штаны.

«Граждане, — говорю. — На моих тут дырка была. А на этих эвон где». А банщик говорит: «Мы, — говорит, — за дырками не приставлены. Не в театре», — говорит.

Стал пальто получать, хватился — нет номерка, одна веревочка болтается вокруг ноги. Всё-таки по описанию — один карман рваный, другого нет, верхняя пуговица есть, нижних «не предвидится» — выдали ему пальто.

Вышел герой из бани и обнаружил, что мыло забыл. Хотел вернуться, а ему говорят: «Раздевайтесь». Не положено одетым в баню заходить. Так и ушёл он без мыла, даже стоимость потери не выплатили.

Источник

Помогите с литературой плиз! Анализ рассказа М. Зощенко «Баня»

Говорят, граждане, в Америке бани отличные.
Туда, например, гражданин придёт, скинет бельё в особый ящик и пойдёт себе мыться. Беспокоиться даже не будет — мол, кража или пропажа, номерка даже не возьмёт.
Ну, может, иной беспокойный американец и скажет банщику:
— Гуд бай,— дескать,— присмотри.
Только и всего.
Помоется этот американец, назад придёт, а ему чистое бельё подают — стираное и глаженое. Портянки небось белее снега. Подштанники зашиты, залатаны. Житьишко!
А у нас бани тоже ничего. Но хуже. Хотя тоже мыться можно.
У нас только с номерками беда. Прошлую субботу я пошёл в баню (не ехать же, думаю, в Америку),— дают два номерка. Один за бельё, другой за пальто с шапкой.
А голому человеку куда номерки деть? Прямо сказать — некуда. Карманов нету. Кругом — живот да ноги. Грех один с номерками. К бороде не привяжешь.
Ну, привязал я к ногам по номерку, чтоб не враз потерять. Вошёл в баню.
Номерки теперича по ногам хлопают. Ходить скучно. А ходить надо. Потому шайку надо. Без шайки какое же мытьё? Грех один.
Ищу шайку. Гляжу, один гражданин в трёх шайках моется. В одной стоит, в другой башку мылит, а третью левой рукой придерживает, чтоб не спёрли.
Потянул я третью шайку, хотел, между прочим, её себе взять, а гражданин не выпущает.
— Ты что ж это,— говорит,— чужие шайки воруешь? Как ляпну,— говорит,— тебе шайкой между глаз — не зарадуешься.
Я говорю:
— Не царский,— говорю,— режим шайками ляпать. Эгоизм,— говорю,— какой. Надо же,— говорю,— и другим помыться. Не в театре,— говорю.
А он задом повернулся и моется.
«Не стоять же,— думаю,— над его душой. Теперича,— думаю,— он нарочно три дня будет мыться».
Пошёл дальше.
Через час гляжу, какой-то дядя зазевался, выпустил из рук шайку. За мылом нагнулся или замечтался — не знаю. А только тую шайку я взял себе.
Теперича и шайка есть, а сесть негде. А стоя мыться — какое же мытьё? Грех один.
Хорошо. Стою стоя, держу шайку в руке, моюсь.
А кругом-то, батюшки-светы, стирка самосильно идёт. Один штаны моет, другой подштанники трёт, третий ещё что-то крутит. Только, скажем, вымылся — опять грязный. Брызжут, дьяволы. И шум такой стоит от стирки — мыться неохота. Не слышишь, куда мыло трёшь. Грех один.
«Ну их,— думаю,— в болото. Дома домоюсь».
Иду в предбанник. Выдают на номер бельё. Гляжу — всё моё, штаны не мои.
— Граждане,— говорю.— На моих тут дырка была. А на этих эвон где.
А банщик говорит:
— Мы,— говорит,— за дырками не приставлены. Не в театре,— говорит.
Хорошо. Надеваю эти штаны, иду за пальто. Пальто не выдают — номерок требуют. А номерок на ноге забытый. Раздеваться надо. Снял штаны, ищу номерок — нету номерка. Верёвка тут, на ноге, а бумажки нет. Смылась бумажка.
Подаю банщику верёвку — не хочет.
— По верёвке,— говорит,— не выдаю. Это,— говорит,— каждый гражданин настрижёт верёвок — польт не напасёшься. Обожди,— говорит,— когда публика разойдётся — выдам, какое останется.
Я говорю:
— Братишечка, а вдруг да дрянь останется? Не в театре же,— говорю. Выдай,— говорю,— по приметам. Один,— говорю,— карман рваный, другого нету. Что касаемо пуговиц, то,— говорю,— верхняя есть, нижних же не предвидится.
Всё-таки выдал. И верёвки не взял.
Оделся я, вышел на улицу. Вдруг вспомнил: мыло забыл.
Вернулся снова. В пальто не впущают.
— Раздевайтесь,— говорят.
Я говорю:
— Я, граждане, не могу в третий раз раздеваться. Не в театре,— говорю. Выдайте тогда хоть стоимость мыла.
Не дают.
Не дают — не надо. Пошёл без мыла.
Конечно, читатель может полюбопытствовать: какая, дескать, это баня? Где она? Адрес?
Какая баня? Обыкновенная. Которая в гривенник.

Читайте также:  Голосовым сообщением сказки на ночь

Источник

Читать онлайн «Анализ рассказа М. Зощенко «Баня»»

Автор Надежда Соколова

Михаил Зощенко – писатель-сатирик. В своих рассказах он пытался через сатирическое описание событий и явлений общественной жизни способствовать улучшению нравов советского общества того времени, в котором он жил. Один из таких рассказов – «Баня».

Данный текст принадлежит к художественному стилю (письменный, литературный, с элементами разговорного). Жанр произведения – сатирический рассказ – предполагает резкое, решительное осуждение какой-либо реалии общественной жизни. В данном случае, – это баня и те невыносимые условия, в которых вынуждены находиться люди, посещающие её.

Анализ семантического пространства текста

После прочтения текста можно заметить, что его семантическое пространство по своей структуре однозначно. Все языковые средства (лексические, синтаксические, стилистические и др. ), используемые автором в произведении, призваны раскрыть тему неудобства обслуживания в общественном заведении. Данная тема может быть разделена на две подтемы:

обстановка в бане ( шайка, мылит, придерживает, зазевался, трёшь, крутит );

качество обслуживания в бане ( не приставлены, требуют, не выдаю, обожди, не дают ).

Базовым концептом в тексте может быть названо существительное « баня ». Это слово стоит в тексте в сильной позиции (вынесено в заглавие). Ещё до прочтения текста можно предположить, что именно это учреждение будет предметом описания (если не местом действия) в рассказе, а не, например, кинотеатр или кафе. Зная, что Зощенко писал в сатирической манере, можно предположить, что в тексте будут высмеиваться те или иные недостатки в устройстве или методах обслуживания в этом заведения.

Концептуальное пространство текста – предметно-вещественное.

Репрезентация концептосферы базового концепта даётся через гротескное и саркастическое изображение предмета описания – советской бани. Мастерское использование языковых средств различных уровней (об этом будет говориться дальше) позволяет безо всякого труда понять позицию автора.

Читайте также:  Как пишется слово домофон или домафон

Если попытаться создать модель структуры концептосферы анализируемого рассказа, то можно увидеть, что ядро структуры – базовый концепт « баня ».

Анализ денотативного пространства текста

Анализ денотативного пространства текста показал, что глобальная ситуация в рассказе – горькая ирония Зощенко по поводу человеческого равнодушия и невоспитанности.

Макроструктура данного текста – набор микропозиций и связывающих их отношений. Текстовая макропозиция выражена в сатирическом обличении отсутствия элементарных удобств в общественных местах (в частности, в бане).

В рассказе можно выделить следующие микропозиции:

1. Говорят, граждане, в Америке бани очень отличные.

2. А у нас бани тоже ничего. Но хуже. Хотя тоже мыться можно.

3. У нас только с номерками беда. Прошлую субботу я пошел в баню (не ехать же, думаю, в Америку), – дают два номерка. Один за бельё, другой за пальто с шапкой.

А голому человеку куда номерки деть? Прямо сказать – некуда. Карманов нету. Кругом – живот да ноги. Грех один с номерками. К бороде не привяжешь.

4. Ищу шайку. Гляжу, один гражданин в трех шайках моется. В одной стоит, в другой башку мылит, а третью левой рукой придерживает, чтоб не спёрли.

Потянул я третью шайку, хотел, между прочим, ее себе взять, а гражда нин не выпущает.

5. Через час гляжу, какой-то дядя зазевался, выпустил из рук шайку. За мы лом нагнулся или замечтался – не знаю. А только тую шайку я взял себе.

Теперича и шайка есть, а сесть негде. А стоя мыться – какое же мытье?

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал