Что делает сатирические рассказы чехова одновременно смешными и грустными

Что делает сатирические рассказы Чехова одновременно смешными и грустными?

Большой Бейсуг

На рубеже ХIХ — ХХ веков русская литература подарила миру целую плеяду замечательных прозаиков, талантливых драматургов и гениальных поэтов. Творчество некоторых из них, как, например, Льва Николаевича Толстого и Антона Павловича Чехова, заслуженно считается вершиной мировой литературы конца ХIХ — начала ХХ столетия. Их произведения, многогранно отражая окружающую действительность, стали художественным свидетельством того, что судьба человека — это прежде всего отражение судьбы общества.

Открытие тесной связи личных и общественных судеб оказалось исключительно важным для определения новых путей и возможностей развития критического реализма рубежа веков. Именно тогда произведения разных жанров стали художественным средством выражения социальных и духовных процессов эпохи, общественной психологии.

Изменения, которые происходили в системе критического реализма тех лет, нашли яркое и самобытное отражение в творчестве А. П. Чехова. Новаторская природа чеховского реализма, пронизанного сатирой, юмором и авторской иронией, была замечена и признана уже современниками писателя. Л. Н. Толстой подчеркивал, что Чехов создал новые, совершенно новые формы письма, и ставил чеховское творчество выше творчества И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского и своего собственного. Очевидна субъективность этой точки зрения, но полностью не согласиться с Толстым нельзя, потому что А. П. Чехов действительно обогатил русскую литературу значительными художественными открытиями.

Так, именно в его творчестве предметом изображения стали внешне незаметные движения души человека, изменения настроения, чувств, образа мысли. Кроме того, А.Чехов стремился представить человека под разными углами зрения: в самооценке, оценках окружающих, объективно, в отношениях с обществом, с близкими и посторонними ему людьми. Поэтому в его лаконичных, внешне незамысловатых произведениях человек представлен на фоне своего времени таким, каков он есть на самом деле.

Антон Павлович Чехов не был злым человеком. Его ранние рассказы, подписанные псевдонимом «Антоша Чехонте», проникнуты открытым, задорным, искрящимся юмором жизнелюбивого человека, который, сталкиваясь с несовершенством окружающего мира, весело над ним смеется.

Со временем отношение писателя к пошлости и фальши стало нетерпимым, а стремление пробудить в людях нравственность, сделать мир прекрасней — настоятельным. Отсюда мудрая ирония и горькая сатира в его произведениях начала ХХ века, значительно отличающихся по настроению от ранних произведений. Не случайно Максим Горький говорил, что в каждом из юмористических рассказов Чехова слышится «тихий, глубокий вздох чистого, истинно человеческого сердца, безнадежный вздох сострадания к людям, которые… живут, как рабы».

Чехов считал, что «тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть». Эти слова можно поставить эпиграфом ко всему творчеству писателя, а также к его знаменитым рассказам «Хамелеон», «Злоумышленник», «Смерть чиновника», «Ионыч», «О любви», «Крыжовник», «Человек в футляре», «Попрыгунья». Эти небольшие по объему рассказы — настоящая энциклопедия современной писателю жизни, на которую он смотрит то отстраненно, то с мудрой иронией, то с едкой сатирой. При этом за горьким смехом писателя легко угадываются его мучительные размышления над важнейшими нравственными и общественно-социальными проблемами времени.

Самая большая известность среди рассказов А. П. Чехова выпала на долю «Хамелеона» (1884). Главный герой рассказа стал своеобразным символом эпохи, отмеченной теми же чертами двоедушия, лжи, предательства, пустословия и произвола.

Многие эпизоды рассказа «Хамелеон», так же как и многие диалоги, кажутся нам смешными. Однако общее впечатление после прочтения этого небольшого произведения — тяжелое. Ведь перед нами средствами сатиры и юмора показана предельная степень нравственного падения человека, а значит, и общества, частью которого он является. Новаторство А. Чехова при этом проявилось в умении просто, точно и предельно кратко изобразить правду обыденной жизни. В «Хамелеоне», как и в «Злоумышленнике», за смешными мелочами быта, за анекдотическими ситуациями раскрывается глубокий смысл: все общество, вся окружающая действительность России рубежа двух веков прогнила, деградировала, растеряла последние основы нравственности.

В рассказе «Смерть чиновника» (1883) умирает маленький чиновник, привыкший унижаться и трепетать. Он прямой потомок Акакия Акакиевича, но А. П. Чехов относится к его личности, к его жизни и к его смерти совсем не так, как Н. В. Гоголь. Чехов смеется: смеется над душевной и духовной пустотой своего героя, над его образом жизни, над системой его материальных и нравственных ценностей. Писатель заражает этим смехом и нас, читателей, а смеясь над человеческими пороками, мы так или иначе задумываемся над своими.

Смеяться над смертью кощунственно, безнравственно, однако писатель находит возможность показать, что умирает не Человек, а… чиновник, настоящая пародия на человека. Собственно, рассказ именно об утрате людьми человеческой сути, души, а это страшно и смешно одновременно.

Гражданские мотивы чеховского юмора сначала не были понятны и оценены по достоинству. Первоначально его смех казался безобидным по сравнению, например, с едкой, социально-политической сатирой М. Е. Салтыкова-Щедрина. На деле же произведения А. П. Чехова отличались ярким гуманизмом, в основе которого лежало представление о совершенном человеке с его умом, талантом, вдохновением и свободой. Эта любовь к человеку и смягчала сатиру Чехова, делала ее приемлемой для читателей разного возраста и различных социальных слоев.

Чехов нам близок и понятен сегодня, потому что вопросы, поднятые в его произведениях, и художественные образы, типажи, описанные в рассказах разных лет, являются общечеловеческими, вненациональными, вечными. Так, проблематика рассказа «Ионыч», написанного в 1898 году, не утратила своей актуальности и в наши дни. Чехов исследует в этом рассказе процесс духовной капитуляции человека перед темными силами жизни, перед властью денег. И если вначале мы чувствуем доброе отношение автора к своему герою, то в финале образ доктора Старцева вызывает у читателя отвращение: с таким пафосом, злой сатирой и откровенной жесткостью описывает его Чехов. Семейство Туркиных тоже сначала описывается с добродушной иронией, зато позже мы видим уже сатиру на якобы интеллигентных людей, на их псевдоталантливость и лжепрогрессивность. Мы чувствуем сожаление автора по поводу угасших талантов, по поводу нравственной деградации и Старцева, и Туркиных, и всего их окружения. Все жители города С. погрязли в обывательщине, и это уже страшно, а не смешно.

Рассказ «Попрыгунья» (1892) также вызывает у нас гамму разноречивых чувств: сначала смех, тревогу, вызванную грустной иронией автора, а в конце — ужас от столкновения с беспощадностью и бездушием обыденной жизни. Попрыгунья — недалекая и бесчувственная героиня рассказа — становится причиной смерти скромного, талантливого человека, так и не сумевшего из-за своей доброты, любви и душевной деликатности противостоять пошлости окружающих его обывателей. Автору явно жаль доктора Дымова, но в то же время он обличает его бесхарактерность, иронизирует над его мыслями и поступками.

В 1898 году появляется «маленькая трилогия» А. П. Чехова — рассказы «Человек в футляре», «Крыжовник» и «О любви». Здесь писатель пришел к обобщениям социально-исторического масштаба. Рассказ «Человек в футляре» — это жесткая сатира на сам принцип устройства государства; «Крыжовник» обличение бездумной и бездушной собственности, ставшей смыслом жизни. Рассказ «О любви» — сатира на людей, растерявших все лучшие человеческие качества, свои истинные чувства.

Идейным стержнем «маленькой трилогии» А. Чехова могут стать слова М. Е. Салтыкова-Щедрина: «Я обратился к семье, к собственности, к государству и дал понять, что в наличности ничего этого уже нет».

В своих произведениях А. П. Чехов смеется над героями, иронизирует по поводу их поступков, едко высмеивает позицию жизни. Но «смех сквозь слезы» не был сверхзадачей автора. Главное, что увидел писатель в себе, в окружающих, в обществе того времени, — это отсутствие умения видеть добро и красоту в жизни, в человеке, в природе. А. Чехов поставил «бесталантность», «серость», пошлость в вину современности и всем пафосом своих произведений пытался внушить читателям отвращение к подобным явлениям.

Древняя истина гласит: «Человечество, смеясь, расстается со своим прошлым». Думается, смех А. П. Чехова и сегодня помогает людям избавляться от тех же недостатков, посмотрев глазами писателя на себя со стороны.

Юмор и сатира в произведениях Чехова

На рубеже XIX – XX веков русская литература подарила миру целую плеяду замечательных прозаиков, талантливых драматургов и выдающихся поэтов. Творчество некоторых из них, как например, Льва Николаевича Толстого и Антона Павловича Чехова, заслуженно считаются вершиной мировой литературы конца XIX – начала XX столетий. Их произведения, многогранно отражая окружающую действительность, стали художественным свидетельством того, что судьба человека – это прежде всего отражение судьбы общества. Открытие тесной связи личных и общественных судеб оказалось исключительно важным для определения новых путей и возможностей развития критического реализма рубежа веков. Именно тогда произведения разных жанров стали художественным средством выражения социальных и духовных процессов эпохи, общественной психологии. Изменения, которые происходили в системе критического реализма тех лет, нашли яркое и самобытное отражение в творчестве Антона Павловича Чехова. Новаторская природа чеховского реализма, пронизанного сатирой, юмором и авторской иронией, была замечена и признана уже современниками писателя. Лев Николаевич Толстой подчеркивал, что Чехов «создал новые, совершенно новые» формы письма, и ставил чеховское творчество выше творчества Ивана Сергеевича Тургенева, Федора Михайловича Достоевского и своего собственного. Очевидна субъективность этой точки зрения, но полностью не согласиться с Толстым нельзя, потому что Чехов действительно обогатил русскую литературу значительными художественными открытиями. Так, именно в его творчестве предметом изображения стали внешне незаметные движения души человека, изменения настроения, чувств, образа мысли. Кроме того, А. Чехов стремился представить человека под разными углами зрения: в самооценке, в оценках окружающих, объективно, в отношениях с обществом, с близкими и посторонними ему людьми. Поэтому в его лаконичных, внешне незамысловатых произведений человек представлен на фоне своего времени таким, каков он есть на самом деле. Антон Павлович Чехов не был злым человеком. Его ранние рассказы, подписанные псевдонимом «Антоша Чехонте», проникнуты открытым, задорным, искрящимся юмором жизнелюбивого человека, который, сталкиваясь с несовершенством окружающего мира, весело смеется над ним. Чехов считал, что «тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть». Эти слова можно поставить эпиграфом ко всему творчеству писателя, а также к его знаменитым рассказам «Хамелеон», «Злоумышленник», «Смерть чиновника», «Ионыч», «О любви», «Человек в футляре», «Попрыгунья», «Крыжовник». Эти небольшие по объему рассказы интересно, а вы сочинения вообще читаете — настоящая энциклопедия современной писателю жизни, на которую он смотрит то отстраненно, то с мудрой иронией, то с едкой сатирой. При этом за горьким смехом писателя легко угадываются его мучительные размышления над важнейшими нравственными и общественно-социальными проблемами времени. Самая большая известность среди чеховских рассказов выпала на долю «Хамелеона» (1884). Главный герой рассказа стал своеобразным символом эпохи, отмеченной теми же чертами двоедушия, лжи, предательства, пустословия и произвола. Многие эпизоды рассказа «Хамелеон», так же как и многие диалоги, кажутся нам смешными. Однако общее впечатление после прочтения этого небольшого произведения – тяжелое. Ведь нам средствами сатиры и юмора показана степень нравственного падения человека, а значит, и общества, частью которого он является. Новаторство А. Чехова при этом проявилось в умении так просто, точно, предельно кратко изобразить правду повседневной жизни. В рассказе «Смерть чиновника» (1883) умирает мелкий чиновник, привыкший унижаться и трепетать. Смеяться над смертью кощунственно, безнравственно, но писатель находит возможность показать, что умирает не человек, а чиновник, настоящая пародия на человека. Собственно, рассказ этот именно об утрате людьми человеческой сути, а это страшно. Рассказ «Попрыгунья» (1892) также вызывает у нас гамму противоречивых чувств: сначала смех, тревогу, вызванную грустной иронией автора, а в конце – ужас от столкновения с безнравственностью и беспощадностью обыденной жизни. В своих произведениях автор смеется над героями, иронизирует по поводу их поступков, едко высмеивает позицию жизни. Но «смех сквозь слезы» не был сверхзадачей автора. Главное, что увидел писатель в себе, в окружающих, в обществе того времени – это неумение видеть добро и красоту. Чехов поставил «серость» в вину современности и своими произведениями пытался внушить читателям отвращение к подобным явлениям

Читайте также:  Сколько рассказчиков в рассказе старуха изергиль

Похожие статьи:

Чехов А.П. → Юмор и сатира в рассказах А.П. Чехова

Источник

Смешное и грустное в произведениях А.П. Чехова

Человек — существо чувствительное, эмоциональное: веселится, когда ему хорошо, легко на душе, когда он видит радость других, и печалится, если что-то не ладится, вдруг навалилась беда, если с кем-то случилось несчастье. Это естественно. Так же естественно, как смеются над комедией или переживают вместе с героями трагедии. И обычно люди стараются разделить такие понятия, как добро и зло, любовь и ненависть, грустное и смешное. Чем тоньше художник, тем более сложное, неопределенное чувство возникает при знакомстве с его произведениями. Так и у Чехова: смешное у него грустно, а грустное — смешно, в его рассказах, повестях и пьесах огромное количество оттенков комедийного и драматического. А.П. Чехов хочет, чтобы люди были людьми и жили как люди. Наверное, поэтому в рассказах Антона Павловича больше грустного, чем смешного. Драматизм содержания скрывается за комической ситуацией, поступками героев, веселыми шутками. Но постепенно радостные интонации исчезают, уступая место грустным, глухим, тяжелым. Серость, грязь, убожество существования отразил Чехов в своих произведениях. С одной стороны сытость и праздность богатых, с другой — ничтожество и бессилие бедных. И в городе, и в деревне жизнь людей пуста, бессодержательна, бессмысленна.

Ни одного порядочного человека вокруг. Лучшие люди умирают в расцвете сил, как Дымов в “Попрыгунье”. В этом рассказе Чехов повествует о той части русской интеллигенции, которой он восхищался. В образе доктора соединились и повседневный героизм труда, и нравственная человеческая сила, и благодарная любовь к Родине. С образом Ольги Ивановны связана тема глупости обывателей. Посвятив всю жизнь поискам “великого” человека, она так и не увидела его рядом с собой, не поняла красоты и силы Дымова, талант и замечательные душевные качества которого были замечены только после смерти.

Такова грустная и трагическая судьба большинства представителей русской интеллигенции. Чехов видел несправедливость и бесчеловечность современной ему жизни и хотел показать это всем, поэтому в его произведениях можно встретить скорее сатиру и иронию, чем юмор. Наиболее ярко сатирическое начало проявилось в “Хамелеоне”, “Толстом и тонком”, “Рассказе, которому трудно подобрать название” и других. Острие сатиры Чехова направлено против правящих классов, либеральной интеллигенции, уродливых семейных отношений. Внешне смешон рассказ “Злоумышленник”. Главный герой его — неграмотный мужичонка. Его судят за то, что он отвинтил гайку, “коей рельсы прикрепляются к шпалам”, чтобы из нее сделать грузило. Весь рассказ — это диалог между “судебным следователем” и “злоумышленником”.

Чехов обобщает образ этого несчастного мужичонки, и за ним встает такая народная беда, что не смеяться нужно, а скорее плакать. Со “Злоумышленником” перекликается рассказ “Человек в футляре”. Главный герой его Беликов смешон благодаря своему наряду, поведению, образу жизни. Чехов с иронией описывает, как этот человек старается отгородиться от всего мира, “надеть” на себя “защищающий” его футляр. Тут Беликов использует все средства: от ваты в ушах и темных очков до вечной фразы “Как бы чего не вышло!” Писатель показывает тлетворное влияние “человека в футляре” на окружающих, “футлярности” в жизни — на саму жизнь. Беликов несет в себе нездоровое, безжизненное начало; не случайно после его смерти все почувствовали облегчение. Но оказалось, что дело не в Беликове. Чехов подчеркивает, что зло беликовых — зло социальное, оно не может быть сосредоточено в одном человеке: “. а сколько еще таких человеков в футляре осталось, и сколько их еще будет!”

Драматизм ситуации усугубляется словами Ивана Ивановича. Он думает о мелочности существования своих знакомых, даже самого себя. Тема рассказа “Ионыч” — обнищание, оскудение человеческой личности в условиях провинциального быта — предполагает грустные интонации. Основная идея рассказа — превращение прогрессивно мыслящего, умного, трудолюбивого человека в обывателя. Писатель рисует постепенное погружение Старцева в “тину мелочей”, повествует о том, каким был Старцев в то время, когда только приехал в город. “Ионыч” — это трагедия человеческой личности, поэтому в целом произведение грустное. Правда, в рассказе много юмора. Используются преувеличения, смешные ситуации, нелепость поведения, своеобразная манера героев говорить. К концу повествования растет драматичность. Так, в заключительной сцене отъезда на юг Веры Иосифовны с дочерью, Иван Петрович напутствует их в своей шутливой манере: “Прощайте пожалуйста”. Но это смешное словосочетание звучит грустно:

Таким образом в произведениях А.П. Чехова и смешное, и грустное помогали писателю решить основную задачу: убедить, что больше так жить невозможно. В произведениях Чехова много горестных раздумий о судьбах России, много разочарований. Через все творчество писателя проходит светлая мечта об иной жизни, в которой найдут свое воплощение стремления людей к прекрасному и их замечательные душевные качества. Чехов не знал, когда придет новая жизнь, но он был уверен, что она будет. Великолепное мастерство слова ставит Чехова в ряд замечательных русских художников-реалистов

Источник

Сочинение на тему «Сатирические образы в рассказах Чехова»

Антон Павлович Чехов обладал несравненным умением так показать отрицательные черты людей и общества с помощью сатирических образов своих персонажей, что читателю становится и смешно, и грустно одновременно. Меткое и яркое разоблачение пороков веселит, но одновременно с этим становится печально от осознания, что явные недостатки и глупость, к сожалению, неискоренимы.

На примере персонажа Очумелова из самого популярного рассказа Чехова «Хамелеон», автор дает понять насколько ничтожные качества могут быть присущи человеку, привыкшему быть приспособленцем, именно поэтому получил сравнение с хамелеоном, мгновенно меняющим окраску. Лживость и лицемерие сопровождаются пустословием и сменой настроения.

Учитель проверяет на плагиат?
Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей!

Связаться с нами:

В рассказе «Злоумышленник» высмеивается примитивная хитрость и излишняя простота деревенского недотёпы Дениса Григорьева, разоблачается не только присущая ему глупость, но и недалекость видения её последствий.

В рассказе «Смерть чиновника» глумление над умершим чиновником не выглядит кощунственно, так как он при жизни превратился в утратившего человеческую сущность.

Беспощадность и отсутствие нравственности обыденности Чехов с грустной иронией отражает в рассказе «Попрыгунья». Читая, нас охватывает разнообразие чувств: и смешно, и тревожно, и печально…

«Толстый и тонкий» никогда не потеряет своей актуальности. Люди во все времена обладают подобострастием. И как же мерзко выглядит, когда человек пресмыкается, тем самым оголяя свою сущность.

Едкой сатирой пронизаны рассказы «Крыжовник», «Человек в футляре», «Ионыч». Автор, чётко посредством многогранных сюжетов и образов высмеивает худшие из качеств людей, несовершенного общества, полного нравственных и социальных проблем.

Нам становится ясно, насколько Чехова терзают мучительные размышления о том, что социуму и людям свойственны порочность в самых низких её проявлениях. Автор недаром применяет сатирические образы, разоблачая общественные и человеческие недостатки, так как именно таким методом у него выходит максимально точно передать низость, бездуховность и аморальность.

Художественные новаторские открытия, сделанные А.П. Чеховым на рубеже XIX-XX столетий, были признаны уже его современниками. Человек в его рассказах раскрывается и показывает, каким он является на самом деле путём оценки его слов и действий окружающими близкими и посторонними людьми в сюжетах, с помощью самооценки персонажа на фоне происходящих с ним событий.

Источник

Особенности поэтики комического в произведениях А. П. Чехова

«Смех сквозь слезы» в ранних рассказах писателя

Мягкий и грустный юмор – это характерная черта практически всех произведений Чехова. Проявилась она уже в его ранних рассказах.

Например, знаменитый рассказ «Лошадиная фамилия», который заставляет читателя искреннее смеяться, наблюдая, как нерадивый отец семейства вместе со всеми домочадцами пытается разгадать «лошадиную фамилию» зубного врача. Однако даже за этой веселой сценой стоит некоторая авторская грусть: люди впустую проводят свое время, интересуясь не человеком, а только его нелепой фамилией.

То же самое мы встречаем в рассказе «Смерть чиновника». В нем передается судьба мелкого чиновника Червякова, совершившего оплошность (чихнувшего в театре на лысину генерала) и умершего от переживаний по этому поводу. Сама атмосфера рассказа юмористическая, но в конце произведения читатель испытывает чувство горечи: главный герой умирает от собственного страха, причины которого на самом деле ничтожны.

Самые смешные рассказы Чехова Антона Павловича

Пересолил (1885 г.) 9,8

Землемер приехал на станцию «Гнилушки». До усадьбы, куда он был вызван для межевания, оставалось еще проехать на лошадях верст тридцать—сорок. Землемер с трудом нашел возницу, который взялся доставить его до усадьбы — здоровеннейшего мужика, угрюмого, рябого, одетого в рваную сермягу и лапти. Вечерело. Дорога до усадьбы проходила через темный лес. Вдруг, возница повернул в сторону. «Куда же это он меня повез? — подумал землемер. — наверняка к своим сообщникам, чтобы ограбить!»…

Ах, зубы! (1886 г.) 9,5

У любителя сценических искусств сильно болят зубы. Бросая все он мчится к зубному врачу. Но там его ждет огромная очередь…

Глупый француз (1886 г.) 9,5

Француз зашел в московский ресторан и видит русского, который поедает огромную гору блинов. «Этот человек хочет умереть! Нельзя безнаказанно съесть такую массу! Да, да, он хочет умереть. Это видно по его грустному лицу.» — думает француз…

Орден (1884 г.) 9,3

Учителя пригласили в гости к купцу, у которого две молодые симпатичные дочки. Чтобы добавить себе значимости, учитель одолжил у своего друга, военного, орден. И вот, надев чужой орден, учитель отправился в гости…

На охоте (1884 г.) 9,2

Дядя, страстный охотник, повел племянника на охоту в своем имении. — «Но ведь я, дядюшка, и ружья-то держать путем не умею!» — протестовал племянник. — «Пустяки… Приучайся… Ну, смотри же. Чуть только зверь — пли. »…

Читайте также:  Как пишется пограничные войска
Смерть чиновника (1883 г.) 9,2

Чиновник, во время спектакля, случайно чихнул на впереди сидящего генерала…

Драма (1887 г.) 9,1

К известному писателю пришла дама, которая написала драму и просит прочитать её и высказать свое мнение. Писатель не хочет тратить время на это, но не может отказать женщине. Дама начинает нудно и долго читать свое произведение, а писатель размышляет о том, как побыстрее выпутаться из этой ситуации…

Маска (1884 г.) 9,1

Во время бала-маскарада, в единственное тихое места клуба — библиотеку, ввалилась шумная компания…

Оратор (1886 г.) 9,1

Умер важный чиновник. Запойкина, который обладает редким талантом произносить экспромтом свадебные, юбилейные и похоронные речи, попросили выступить на похоронах…

Беззащитное существо (1887 г.) 9,0

К руководителю коммерческого банка пришла просительница и жалуется, что ее мужа незаконно уволили из военно-медицинского ведомства. Женщина постоянно твердит: «Я слабая, беззащитная»…

Дипломат (1885 г.) 9,0

Неожиданно умерла жена чиновника. Надо уведомить мужа. Полковнику Писареву доверили это деликатное дело: «Только вы, голубчик, не сразу, не оглоушьте, а то как бы и с ним чего не случилось. Болезненный. Вы подготовьте его сначала, а потом уж…»

Добрый немец (1887 г.) 9,0 18+

Муж неожиданно возвращается из командировки к молодой жене…

Юбилей (1892 г., небольшая пьеса) 9,0

Коллектив коммерческого банка готовится к юбилею. В это время появляется просительница и жалуется, что ее мужа незаконно уволили из военно-медицинского ведомства…

(сюжет пьесы близок к сюжету рассказа Беззащитное существо (1887 г.))

На даче (1886 г.) 8,9

Женатый, немолодой мужчина получил письмо с признанием в любви от таинственной незнакомки, которая приглашает его на свидание. Идти или не идти на свидание?…

Открытие (1886 г.) 8,9

Успешный инженер случайно обнаружил у себя талант художника и стал размышлять, как сложилась бы его жизнь, если бы он выявил этот дар в молодые годы…

Произведение искусства (1886 г.) 8,9

Доктор получил в подарок, от пациента, канделябр старой бронзы, художественной работы, украшенный обнаженными женскими фигурами. Такой подарок нельзя оставить в кабинете, куда приходят люди, а выкинуть жалко …

Свадьба (1890 г., небольшая пьеса) 8,9

Готовятся к свадьбе. Одна проблема — не нашли генерала. А что за свадьба без генерала? …

Невидимые миру слезы (1884 г.) 8,8

Загулявшая компания мужчин заглянула, поздно ночью, к одному из них перекусить. Но вот беда, ключ от шкафа и погреба у спяшей жены…

Пассажир 1-го класса (1886 г.) 8,8

Два пассажира первого класса разговорились о славе и известности…

Сирена (1887 г.) 8,8

После заседания мирового суда судьи собрались в совещательной комнате. Все изрядно проголодались и один из судей заговорил о том, как хорошо вкусно поесть…

Смешное и грустное как отражение несовершенства человеческого мира

Смешное в рассказах Чехова всегда стоит на первом плане, а грустное прячется за этим фасадом. Так происходит в не менее известном рассказе «Хамелеон». Главный его герой отдает диаметрально противоположные приказания насчет маленькой собачонки, доставляющей прохожим неудобства, в зависимости от предположений людей из толпы, кому принадлежит эта собачка: человеку бедному или богатому и знатному. Подобострастие «хамелеона» вызывает у читателей искренний смех, однако это тоже смех сквозь слезы. Ведь многие люди ведут себя также двулично, подобострастно и лживо.

Похожую сцену наблюдаем и в рассказе «Толстый и тонкий». Случайная встреча двух товарищей, учившихся когда-то вместе в гимназии, на первых порах выглядит весьма душевно, пока речь не заходит о служебном положении «тонкого» и «толстого» господина. Оказывается, что «толстый» товарищ занимает пост гораздо выше «тонкого». После того, как это обстоятельство выясняется, никакой душевный разговор уже невозможен. Прежние приятели расходятся друг с другом, потому что в мире фальши и ложной славы они не могут общаться на равных. Читатели этого рассказа не могут сдержать улыбки, при изучении такой сцены, однако, это улыбка грустная.

Те же коллизии сюжета встречаем в рассказе «Злоумышленник». Читатели прекрасно понимают, что мужичок, снимавший гайки с железнодорожного полотна, чтобы с их помощью ловить рыбу, вовсе не является опасным преступником. Сцена его допроса выглядит смешно. Однако читатель смеется и жалеет этого безграмотного героя, который может сильно пострадать за свое вынужденное невежество. В этом рассказе проявилась еще одна характерная черта чеховских произведений: в них очень часто говорится о том, что люди из интеллигенции, обладающие властью и имеющие образование, не готовы слушать и понимать то, чем живет простой народ. Сословия разделяет пропасть, мешающая человеческим взаимоотношениям.

Особенности поэтики комического в произведениях А. П. Чехова

Антон Павлович Чехов — один из величайших русских писателей-классиков.

Свои произведения он начал писать рано, еще в юности. Сотрудничая в юмористических журналах и газетной периодике, Чехов самим фактом этого сотрудничества был поставлен в условия много- и скорописания. Анекдоты, «мелочишки», подписи к рисункам, пародии, шуточные объявления, забавные календари, комическая реклама, юмористические задачки, комические новеллы, сатирические рассказы — работа молодого писателя была чрезвычайно интенсивна и жанрово разнообразна [3, с.56]. Вначале это были просто зарисовки с натуры, которые постепенно становились все серьезнее, глубже, приобретали общественное значение. Например, рассказ «Смерть чиновника», относящийся к раннему периоду творчества Чехова, — это уже не просто насмешка, это сатира.

Каковы же приёмы юмористического изображения жизни в малой прозе Чехова? Обычно различают комизм характеров, комизм сюжета и в связи с сюжетом — положений, в какие попадают герои произведения, комизм портретов, комизм речи, имён, фамилий, комизм в описании окружающей обстановки.

Чехов пользовался всеми этими компонентами: в его произведениях вызывают смех и сюжет, и характеры героев, и их портреты и речь. Но, необходимо отметить, что комизм Чехова не был гневным смехом, суровым приговором над современной общественной жизнью: скорее это была добродушная, снисходительная усмешка над маленькими, заурядными людьми, которые казались писателю не только смешными, но одновременно слабыми и жалкими.

Чеховский смех был предельно демократичен. Этот демократизм — в его всепроникающем характере (жизнь человеческая — от рождения до смерти — находит в лице Чехова своего обстоятельного исследователя); в его всеохватности (писатель подмечает комические стороны жизни практически всех социальных групп России); в легкости его восприятия.

Демократизм чеховского смеха предопределил и особенность его поэтики. Введя читателя в мир повседневности, мир обыденных забот «среднего человека», который был в сущности главным героем Чехова, писатель прибегает к «поэтике бесконечно малых величий» [1,с.98]. Эта поэтика — и в интересе к мелочам, подробностям жизни; и в пристальном внимании к деталям, характеризующим состояние героя, его действия; и в самом интересе к рядовому, ничем не выдающемуся эпизоду жизни. Все то, что происходит в комических произведениях Чехова, порождено, как правило, не столько исключительными обстоятельствами, сколько естественным ходом событий.

Отношение героя с миром в комических произведениях Чехова сложны и разнообразны. Это разнообразие нашло свое отражение и в поэтике чеховских комических произведений: комическая новелла, сатирический рассказ, ироническая трагикомедия, показывают определенную эволюцию отношений героя с миром.

С эволюцией комического воспроизведения действительности связано и изменение жанровых привязанностей Чехова. Если в первый период творчества (до 1887г.) писатель тяготеет к комической новелле, то второй период (1887–1898гг.) можно соотнести с развитием сатирического рассказа, а третий (конец 90-х — начало 900-х гг.) — с жанром иронической трагикомедии [3, с.60]. Понятно, что такое разграничение не носит безусловного характера: сатирические рассказы, например, появляются из-под пера писателя и в первый период его деятельности, элементы иронической трагикомедии очевидны и в пьесе без названия, но в целом для комического творчества Чехова характерна именно такая эволюция. Нетрудно увидеть в этой смене жанров определенную закономерность: движение от комической маски к характеру связано с укрупнением повествования (новелла — рассказ — пьеса). Чехов идет от изображения эпизода к изображению жизни во всей ее многоплановости и разнохарактерности.

Определяя специфику поэтики комического в произведениях Чехова, мы в праве говорить об особой системе чеховского психологического комизма [3, с.72]. Система эта возникла не сразу, наиболее отчетливо ее черты проявились в 90-е гг. Однако контуры ее просматриваются уже в самом начале творчества писателя.

Отметим особенности этой системы. Во-первых, писатель постепенно отказывается от резких форм заострения, ориентируясь преимущественно на внешнее правдоподобия изображаемого. Во-вторых, ощутимо движение Чехова от изображения комической маски к изображению комического характера: происходит постепенное усиление психологического начала в создаваемых писателем образах. В-третьих, чеховское комическое повествование полифонично — комическое, лирическое и трагическое начала оказываются нерасчленимыми. В-четвертых, несложная фабула эпизода в чеховских произведениях вбирает в себя многообразие жизни. В-пятых, в комических произведениях писателя действует особый комический хронотоп [3, с.75].

Можно выделить по крайней мере четыре признака, характеризующих время и пространство в комических произведениях Чехова независимо от их жанра. Это, во-первых, пространственно-временная ограниченность происходящего (предельная локализация места в комической новелле, сатирическом рассказе, в иронической трагикомедии). Герой не просто замкнут в определенное пространство, он не ощущает потребности в существовании за пределами очерченного круга. Предельная локализация времени и пространства и порождает, в частности емкость детали: отказавшись от развернутого воспроизведения картин, Чехов чрезвычайно уплотнил художественное время.

Во-вторых, для чеховского комического хронотопа характерно движение героя от эпизода к эпизоду (в новелле, как правило, эпизодом все исчерпывается; в рассказах и пьесах мы видим систему эпизодов, в пределах каждого из которых герой ведет себя исчерпывающе).

В-третьих, для комических произведений Чехова существенным и господствующим является хронотопический ряд бытового времени. Этот ряд развернут и детализирован. Персонажи в нем показаны в поступках, в действии, в произносимом слове. Бытовое время — это и время переживаний, и время состояний. В соответствии с канонами комического повествования оно всегда интенсивно: время организует и пространство эпизода, и героя в этом пространстве. Господство бытового времени — это и господство бытового пространства. Чеховские произведения удивительно кинематографичны, если иметь в виду интерьер каждого эпизода. Комические персонажи у Чехова действуют, как правило, в хорошо знакомой им обстановке, где стандартные атрибуты выполняют роль ориентиров. Недаром многие комические новеллы начинаются с описания места действия.

В-четвертых, комический чеховский хронотоп — это и наличие бытийного времени автора. И хотя это время чаще всего намечено лишь пунктирно, мы ощущаем постоянное стремление писателя раздвинуть перед героями границы мира, их окружающего, дать почувствовать безмерность пространства, ощутить необходимую каждому человеку связь времен. Отсутствие у героя желания «прорваться» и питает чеховскую иронию. Бытийное время автора возникает как альтернатива господствующему принципу повседневности: «так заведено», «так положено». Наиболее явственно оно в пьесах и сатирических рассказах, но биение его ощутимо и в новеллах, где за пределами описываемого эпизода угадывается безмерное пространство жизни [3,с.83].

В пределах хронотопической комической общности произведений Чехова можно выделить и жанровую специфику каждого из них. Так, в комической новелле господствует хронотопический ряд переживаний героя, в сатирическом рассказе — ряд событий, в иронической трагикомедии — ряд судьбы. Существование этих рядов предопределено главным для Чехова — стремлением писателя соотнести нравственное состояние героя и нравственность мира, в котором он живет и который он творит.

Читайте также:  С какой целью введено это описание косача в сказку быль кладовая солнца

Чехов, автор комических произведений, хорошо понимал, что условия, в которые поставлена человеческая личность, может изменить только сам человек, неустанная работа его души, и прилагал все усилия, чтобы заставить эту душу активно работать. В том числе — и с помощью смеха.

Успех Чехова–драматурга в значительной мере был подготовлен рядом характерных особенностей его художественного метода, которые в своем логическом развитии означали предельное сближение повествовательного творчества с драматургическим.

Строгая объективность, решительный отказ от иллюзорности идеологических концепций и дали возможность Чехову сделать существенный вклад в развитие реалистического искусства [1, с.480].

В центре произведений Чехова оказывается теперь простой, внезапно прозревший человек, начавший великую переоценку привычных ценностей. Он хочет немногого — всего лишь удовлетворения своих элементарных человеческих стремлений [1, с.482].

Непримиримый конфликт человека с нравственными, социальными и политическими основами буржуазного строя вырастал в конфликт всемирно-исторического значения. [1, с.484].

Принципиальные идейно-творческие задачи, которые решал Чехов, определяли характерные особенности его художественной системы. Так мы приходим к истокам новаторской художественной структуры чеховской прозы. Отказ от внешне-событийного сюжетного построения, перенесение внимания на духовный мир героя — все это было прямым следствием основного открытия Чехова. Здесь же следует искать глубинные истоки емкой лаконичности чеховского стиля. Ему нужно было показать сущность тех процессов, которые происходили в сознании его современников, а он видел ее именно в ломке устоявшихся представлений. Писатель стремился к тому, чтобы запечатлеть кризисное, переломное состояние героев. Лаконичность, сочетаемая с глубокой внутренней напряженностью и драматизмом повествования, способствовала реализации этой основной задачи Чехова.

Новаторство Чехова-драматурга имеет те же истоки. В основе его тот же конфликт человека с господствующим социальным строем, имея в виду не особые острые ситуации, а враждебность человеку повседневного, обычного течения жизни. Отсюда такие особенности чеховской драматургии как «внутреннее действие» или «подводное течение», особая структура речи персонажей с ее неизменным подтекстом, — всем тем, что помогает Чехову подниматься от прозы убогого будничного существования к высокой поэзии философских лирических размышлений.

Герои чеховских пьес понимают друг друга даже когда молчат или не слушают своих собеседников, или говорят о жаре в Африке и о том, что Бальзак венчался в Бердичеве.

Этот особый характер театральной речи, когда люди говорят как бы не в унисон и отвечают не столько на реплики собеседников, сколько на внутренний ход собственных мыслей и все-таки понимают друг друга, именуется обычно «подводным течением» [2,с. 94].

Принципы и методы реалистического искусства, сложившиеся в прозе Чехова, параллельно разрабатывались им и в драматургии, к которой Чехов обратился с самых ранних шагов своей литературной деятельности. Его юношеская пьеса без названия — ровесница его первых прозаических опытов, а возможно, и предшествует им. Движение тем, эволюция метода изображения аналогичны (хотя, конечно, и не тождественны) тому, что мы видели в чеховской прозе. От общей картины жизни с ее неразберихой, с ее дрязгами и недоразумениями, с ее явными, бросающимися в глаза, и скрытыми, привычными, хроническими недугами, с тоской и недовольством людей, с их мечтами о будущем, надеждами на счастье — к ощущению того, что сроки приблизились, что будущее рядом, на пороге — таков путь и Чехова-прозаика и Чехова-драматурга [2,с. 71].

Однако важное отличие Чехова-драматурга заключается в том, что он начал с широких социально-психологических тем.

Основное художественное открытие Чехова привело его к существенному обновлению реалистических принципов типизации. Чехову принадлежат типические образы представителей тех или иных сословий и классов, которые не вызывают сомнений в их достоверности.

Разрабатывая этот метод реалистической типизации, Чехов имел возможность опираться на широкий опыт разночинно-демократической литературы 1860–1880-х годов. Особенно успешно, глубоко и своеобразно метод типизации конкретно-исторических социальных и социально-политических явлений был разработан Щедриным, Глебом Успенским и Карониным-Петропавловским. Принципиальное отличие чеховского метода подобной типизации состоит в широте, общечеловеческой значимости типизируемого явления [1,с. 490].

Глубокое знание театра, стремление способствовать его дальнейшему развитию в духе лучших традиций русского сценического реализма, с одной стороны, характерные особенности его художественного метода — с другой стороны, и явились тем творческим достоянием писателя, которое не только обеспечило успех первых серьезных шагов Чехова-драматурга, но и определило общее направление его новаторских исканий. Чеховские драмы пронизывает атмосфера всеобщего неблагополучия. В них нет счастливых людей. Героям их, как правило, не везет ни в большом, ни в малом: все они в той или иной мере оказываются неудачниками. В «Чайке», например, пять историй неудачной любви, в «Вишневом саде» Епиходов с его несчастьями — олицетворение общей нескладности жизни, от которой страдают все герои.

На первый взгляд, драматургия Чехова представляет собой какой-то исторический парадокс. И в самом деле, в 1890–1900-е годы, в период наступления нового общественного подъема, когда в обществе назревало предчувствие «здоровой и сильной» бури, Чехов создает пьесы, в которых отсутствуют яркие героические характеры, сильные человеческие страсти, а люди теряют интерес к взаимным столкновениям, к последовательной и бескомпромиссной борьбе. Возникает вопрос: связана ли вообще драматургия Чехова с этим бурным, стремительным временем, в него ли погружены ее исторические корни? [5]

Известный знаток драматургии Чехова М. Н. Строева так отвечает на этот вопрос. «Драма Чехова выражает характерные особенности начинающегося на рубеже веков в России общественного пробуждения. Во-первых, это пробуждение становится массовым и вовлекает в себя самые широкие слои российского общества. Недовольство существующей жизнью охватывает всю интеллигенцию от столиц до провинциальных глубин. Во-вторых, это недовольство проявляется в скрытом и глухом брожении, еще не осознающем ни четких форм. Ни ясных путей борьбы. Тем не менее совершается неуклонное нарастание, сгущение этого недовольства. Оно копится, зреет, хотя до грозы еще далеко. В-третьих, в новую эпоху существенно изменяется само понимание героического: на смену героизму одиночек идет недовольство всех. Освободительные порывы становятся достоянием не только ярких, исключительных личностей, но и каждого здравомыслящего человека. В-четвертых, неудовлетворенность своим существованием эти люди начинают ощущать не только в исключительных случаях, а ежечасно и ежесекундно, в самих буднях жизни». [4, с.39]

Именно на этих общественных дрожжах, на новой исторической почве и вырастает «новая чеховская драма» со своими особенностями поэтики, нарушающими каноны классической русской и западноевропейской драмы:

1) Чехов создал новую форму реалистической драмы — предельно приближенной к жизни;

2) незавершенность конфликтов;

3) перенесение социального конфликта в бытовую психологическую сферу («драмы настроения»);

4) новые средства драматической выразительности (среди них и особые комические приемы);

5) отказ от многогероя;

6) новаторство на уровне жанра («Чайка» и «Вишневый сад» — это комедии, что не соответствует драматургической системе жанров). Чеховские пьесы, скорее, это трагикомедии.

От веселого смеха над несообразностями жизни в ранний период деятельности, от горестного удивления вопиющими несообразностями и алогизмами жизненного уклада в средний период — к ощущению необходимости и возможности перевернуть жизнь в последние годы XIX века и в первые годы XX столетия — такова последовательность и логика творческого развития Чехова, отразившие движение русской истории от периода реакции 1880-х годов к эпохе первой русской революции.

1. Бердников Г. А. П. Чехов. Идейные и творческие искания. — М., 1984.

2. Бялый Г. Чехов и русский реализм. Очерки. — Ленинград, Советский писатель, 1981.

3. Крайчик Л. Е. Поэтика комического в произведениях А. П. Чехова: монография / Л. Е. Крайчик; научн.ред.Б. Т. Удодов, 1986

4. Строева М. Н. Режиссерские изыскания Станиславского. М. 1973 г.

Наиболее известные рассказы

Чехов, сталкиваясь с несправедливостью и беспределом в современной жизни, тонко всё подмечал. Незатейливые сюжеты нашли отображение во многих его повествованиях. Среди них многим знакомы такие классические произведения:

Мягкая ирония с долей грусти встречается почти во всех произведениях писателя. Это заметно уже из ранних рассказов.

Дом с мезонином (1896)

В рассказе «Дом с мезонином» идет повествование от лица одного праздного художника, который гостил у своего приятеля – помещика Белокурова. Его жизнь была праздной – он гулял по аллеям, читал книги, созерцал окружающий мир и спал.

Однажды художник во время очередной своей прогулки ступил в незнакомую усадьбу, и, пройдя мимо дома с мезонином, увидел двух девушек. Они обе были бледные и тонкие, но одна из них была старше.

Позже, когда художник прогуливался с Белокуровым, он увидел, как к этому дому подъехала рессорная коляска, а в ней находилась одна из девушек…

Особенность художественных приемов Чехова

Особенность художественных приемов Чехова состоит в том, что в своих произведениях он умел невероятным образом связать в одно целое смешное и грустное.

Именно благодаря этому писатель невероятно тонко подчеркивал человеческие пороки, и с присущей ему простотой высмеивал их – прежде всего, для того, чтобы люди смогли посмотреть на себя и свое порой смехотворное поведение со стороны.

Трагические ситуации зачастую у Чехова скрываются под откровенно комическими картинами жизни и веселыми шутками.

Мастерство Чехова состоит в том, что он сначала заставляет читателей смеяться над своими персонажами и их нелепым поведением, а затем – осознавать весь трагизм сложившейся ситуации и возможно, узнавать в этих персонажах самих себя.

Дама с собачкой (1898)

Женатый банкир Дмитрий Гуров приезжает в Ялту отдохнуть, где знакомится с Анной – замужней привлекательной девушкой («Дамой с собачкой»).

Дмитрий уже давно не любит свою жену и заводит романы на стороне, он подумал, что отношения с Анной – также мимолетны, но она влюбляется в него.

Когда Дмитрий и Анна возвращаются к привычной жизни, то не могут забыть друг друга, поэтому Дмитрий едет в город, где она живет.

Влюбленные встречаются каждые 3 месяца в гостинице, но развестись им практически невозможно. Они страдают от двойной жизни, которую ведут, но не знают, каким образом можно все изменить…

Человек в футляре (1898)

Произведение «Человек в футляре» является первым рассказом «Маленькой трилогии» Чехова – цикла, включившего рассказы «О любви» и «Крыжовник». Рассказ строится на том, что два приятеля – ветеринарный врач и учитель, сидят в старом сарае и рассказывают друг другу истории.

Учитель Буркин рассказывает о Беликове – преподавателе той же гимназии, где он работает. Беликов боялся отклониться от нормы, он всю свою жизнь, казалось, прятал в футляр, во всем следовал правилам.

Беликов хотел жениться на Вареньке – сестре одного учителя гимназии, но ее брат нарисовал на него карикатуру, после чего Беликов очень оскорбился и передумал жениться.

Как-то раз Беликов увидел, как Варенька катается со своим братом на велосипедах, и счел сказать, что считает это неподобающим. Брат Вари спустил Беликова с лестницы, тот не смог пережить позора и умер со стыда…

Для справки: главную мысль высказал в конце истории друг Буркина.

Источник

Поделиться с друзьями
Детский развивающий портал